V4x3 l 1487636692640

С какого перепугу биатлонный Кубок мира, увлекательное и самодостаточное европейское предприятие, занесло в Новый Свет? А главное, чем эта выматывающая экскурсия обернется в дальнейшем?

Да, спринтерское действо в Кэнморе, ставшее невидимкой для европейских зрителей, дало некое знание. Мартен Фуркад и Антон Шипулин выдержали проверку календарным форс-мажором и показали себя спортивными экстремалами. Французу – чем экзотичнее, тем лучше. Мало того что выдал лучшую свою гонку в новом году – так еще и светился от счастья, что биатлон заглянул в Новый Свет. Но и Антон каков! Впервые в сезоне «обнулился» на стрельбище - в то время суток, когда, по его словам, 4-5 дней назад уже смотрел сны. Поистине глубок и пока не освоен ментальный ресурс нашего лидера!

И все же – зачем биатлону североамериканская экзотика? Срыв телетрансляции только заострил этот актуальный вопрос. До канадского и американского зрителя телекартинка, возможно, и доходила – но много ль там нашлось желающих поглазеть на экзотическое спортивное действо? Да и на стадионе в канадской глубинке празднолюбопытствующие собрались отнюдь не в привычном для Европы количестве.

Популяризация? Но Кубку мира раньше уже случалось давать гастроли за океаном, но что-то там не клюнули на наживку. И если уж зачем-то понадобилось вновь представить Северной Америке биатлон – можно, наверное, было обойтись и соревнованиями второго ряда.

Между тем, последствия волюнтаризма организаторов Кубка мира могут оказаться настолько серьезными, что сломают всю логику биатлонного сезона.

Уже начинаешь коситься в сторону норвежцев, дружно пропускающих по меньшей мере канадский этап. Норвежцы-то рисковать не имеют права - чемпионат мира пройдет у них дома. И исподволь закрадывается подозрение – как бы викинги, в общем и целом пока звезд в сезоне не хватавшие, не отобрали в Холменколлене у российских гонщиков те позиции, близкие к передовым, на которых наши начали окапываться.

Акклиматизация, реакклиматизация… Для кого-то, может, эта морока привычна – но если без навыка, как это делают сейчас биатлонисты, перемещаться с одного края света на другой – будет колбасить не одну неделю.

Скоро 35 лет, как я впервые попал в Канаду. За давностью не вспомню, что конкретно происходило с мной по возвращении ( обратно – всегда тяжелее, чем туда). Да и находился в полувключенном состоянии, не позволявшем фиксировать ощущения. Но вот что запомнилось: разговаривал недели через три после возвращения с победного хоккейного Кубка Канады с Владимиром Юрзиновым, тренером нашей сборной, посетовал на эту свою полувключенность-полувыключенность – а он в ответ: да нас, тренеров, вроде бы привычных, тоже накрывает не поймешь что!

Словом: не то важно, как наши выступят на североамериканских этапах, а то, как будут себя чувствовать после. В биатлоне ведь - тонкая работа именно на самоощущениях! И вот несчастье для болельщиков: после Северной Америки большинство биатлонистов мы увидим уже только на чемпионате мира (хотя, например, Евгению Гараничеву предложена добавочная порция экстрима – первенство Европы по возвращении из Канады). И в прогнозах, ожиданиях и надеждах придется делать некую малопонятную поправку на реакклиматизацию

Так зачем это и кому нужно это жертвоприношение биатлона - словно заокеанскому языческому богу?

Связанные материалы: