V4x3 l 1438598682058
В эксклюзивном интервью «Советскому спорту» Анатолий Хованцев, отстраненный с поста старшего тренера женской сборной прямо во время третьего этапа эстафеты, впервые рассказывает правду. Неприглядную правду, кто на самом деле принимает решения в российской сборной, почему провалилась Светлана Слепцова и как нам выбираться из глубокой ямы без двукратной олимпийской чемпионки Ольги Зайцевой.
После финиша позорной женской эстафеты прошло часа три. С момента увольнения Хованцева с поста старшего тренера женской сборной России – чуть больше. Мы встречаемся с отстраненным тренером в домике российской сборной. На стенах – сплошь портреты наших биатлонистов. Счастливых, с медалями. В пропахшем тоской коттедже – как лица из прошлой жизни. На столе в прихожей – праздничный торт с огромной кремовой надписью «Чемпионат мира по биатлону-2011». Хованцев смотрит на бисквит с легким отвращением.

Ему почти не нужно задавать вопросов. Он говорит сам, чуть заикаясь, и часто замолкает. Мимо курсирует двукратная олимпийская чемпионка Анна Богалий-Титовец. Она собирает вещи, чтобы ехать на заключительный этап Кубка мира. Богалий не смотрит на Хованцева, а Хованцев – на нее. Кажется, оба понимают, что чужим в этой команде тренер стал гораздо раньше, чем случилось сенсационное увольнение.

 

 

О КУЩЕНКО И ПРОХОРОВЕ

«СЕРГЕЙ ВАЛЕНТИНОВИЧ ИЗВИНИЛСЯ ЗА ПРОХОРОВА»

- Президент Союза биатлонистов России Михаил Прохоров принял мужское решение, отстранив вас в воскресенье прямо во время гонки?

- Нет. Это выглядит, как стремление меня растоптать, размазать. Даже в порыве эмоций такие решения принимать нельзя.

- О чем вы говорили на встрече с исполнительным директором СБР Сергеем Кущенко?

- Кущенко извинился за Прохорова. Сказал, что решение было принято независимо от его мнения.

- Какие отношения у вас вообще сложились с Кущенко?

- Он тяжелый человек. И не совсем представляет себе, что в биатлоне, в отличие от баскетбола, нельзя просто сменить игрока и получить быстрый результат. В циклических видах спорта  нужно потратить уйму времени, прежде чем кого-то вырастить. Резкий прогресс возможен, только если есть группа одаренных спортсменов, которые до этого тренировались неправильно. Но у меня в команде были только две девушки, способные выигрывать – Зайцева и Слепцова. Остальные – середняки.    

- Часто ли случалось так, что глобальные решения по составу или по подготовке команды принимали не вы?

- Случалось, да. Бывало такое… - Хованцев вдруг делает громкий выдох – как биатлонисты во время стрельбы.

 

- Кто, например, и с какого перепугу решил поставить в спринтерскую гонку чемпионата мира Анастасию Токареву, которую в преследовании потом отстала от лидеров на круг?

- Не я. Не хочу сейчас обсуждать, кто.

- Почему вы не стукнули кулаком по столу и не сказали: «Либо делайте, как я говорю, либо я ухожу»?

- Я не сторонник приказов, ультиматумов. Если спортсмен понимает, почему это нужно и зачем, он сделает работу без оглядки. А шантажировать бесполезно. 

- В сборной были люди, которые слушались вас без оглядки?

- Юрлова, Глазырина. Пожалуй, Зайцева, с которой не было никаких проблем.

- Что считаете своей главной ошибкой на посту старшего тренера?

- Смешно, но все предвидела только моя 24-летняя дочь. Она сразу сказала: «Папа, зачем ты возвращаешься в Россию из Финляндии? Там ты не сможешь работать свободно, и делать так, как ты считаешь нужным».

- Давайте пофантазируем. Мы выигрываем медаль в эстафете, все счастливы. Вы бы сами ушли из команды после сезона?

- Весной на тренерском совещании я бы поставил ребром вопрос, чтобы только старший тренер мог руководить подготовкой команды. И, соответственно, нести ответственность. Чтобы никто больше, особенно главный тренер Барнашов, в мою область не вмешивался. Думаете, мне нравилась ситуация, что я официально был утвержден старшим только в декабре? Нет, я, конечно, говорил, что это эксперимент, все нормально, но на самом деле, это в корне неправильно. Выходит, в декабре меня утвердили, а спустя три месяца выкинули… 

- Что вы теперь намерены делать?

- Если я всю жизнь проработал тренером, то им, наверное, и останусь… - повисает пауза, Хованцев смотрит куда-то мимо меня. – Буду искать работу. После всего случившегося это будет сложно. Но мне уже звонили из Финляндии, сочувствовали. Удивлялись, как так можно поступать с людьми…

- Жалеете, что согласились работать с российской сборной?

- Конечно. В зарплате я здесь почти ничего не выиграл, достаточно хорошо получал и в Финляндии. Но зато сколько всего пережил… Могу сказать, что по ходу этого сезона у меня появилась сердечная аритмия. Вокруг чемпионата мира был такой ажиотаж, как будто это война, которую обязаны выиграть. 

 

О БАРНАШОВЕ И КОНСУЛЬТАНТАХ

«ДРАЧЕВ РАССКАЗАЛ В ПРЕССЕ ПРАВДУ»

- Если главный тренер Владимир Барнашов, выходит, не несет ни за что ответственности, он выполняет чисто административные функции?

- Нет, не только административные. Барнашов имеет непосредственное отношение к подготовке сборной, к формированию составов на гонки, ко всему…

- За этот год работы у вас сложился нормальный диалог?

- Я хотел, чтобы он больше занимался организационной работой. Потому что руководить одновременно двумя командами невозможно. Кто лучше видит состояние спортсмена: я, то есть тренер, который с ним постоянно работает, или главный? Вопрос в никуда…

- Как оцените идею с приглашением в сборную титулованных консультантов?

- Отличная идея. Владимир Драчев был у нас на сборе в Отепя. Его работа очень понравилась мне и девчонкам. Володя, который и сейчас в отличном физическом состоянии, получал от меня задание, становился на роллеры, брал кого-то из девочек и корректировал технику. Драчев успел поработать почти со всеми и подсказал много полезного. К сожалению, одним сбором наше сотрудничество закончилось.

- Почему?

- После Отепя я попросил Барнашова, чтобы Драчева пригласили еще. Но получил отказ. Возможно, сказались личные отношения между ними. 

 

- Почему так же, не успев начаться, закончилось сотрудничество с норвежским специалистом Кнутом Торе Берландом?

- Кнута по моей просьбе нашел хороший знакомый из Норвегии. Берланд действительно хороший профессионал. Он должен был приехать в Уват, на заключительный перед Ханты-Мансийском сбор в Риднау и сюда, на чемпионат мира. Но тренеры мужской сборной от его услуг отказались. И вышло так, что в Риднау Кнуту осталось бы работать только с тремя девочками – Зайцевой, Юрловой и Богалий-Титовец. Барнашов так же необходимости в его приезде не увидел.

- Еще один консультант женской команды, олимпийская чемпионка Галина Куклева, принесла пользу?

- Куклева тоже была на одном сборе, в Тюмени. Галя больше помогала девчонкам психологически, давала какие-то советы по стрельбе. Думаю, если совместить их опыт с Драчевым, могло бы получиться очень интересно. 

- Вы согласны с нашумевшим интервью Драчева, где он заявил о диктате спортсменов и полном разброде в сборной? После этих слов Кущенко попросил его не приближаться к сборной. 

- Да, я читал это интервью. Драчев сказал правду.

 Продолжение следует...

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Анатолий ХОВАНЦЕВ. Родился 30 июля 1949 года в Воронеже. Мастер спорта международного класса, многократный призер чемпионатов СССР по биатлону. Заслуженный тренер СССР и России. Старший тренер юниорской (1985 – 1990) и молодежной (1990 – 1992) сборной СССР. Старший тренер мужской сборной России (1992 – 1998). Старший тренер сборной Финляндии (1998 – 2002), Эстонии (2002 – 2005) и Украины (2005 – 2006). С 2006 года тренировал в биатлонном клубе в финском Контиолахти. В сезоне 2010 – старший тренер женской сборной России. 

 

Связанные материалы: