Войти через
Авторизация
Регистрация
Нажимая кнопку "Зарегистрироваться" Вы подтверждаете своё согласие с правилами регистрации на сайте.
Поля, отмеченные * - обязательные для заполнения
ВчераСегодняЗавтра
Развернуть
 
06 июня 2014, 17:08

Спортивные названия, как зеркало чьей-то жизни.

 ФутболХоккейБаскетболВолейболГандболРегби


... и на обломках безвременья
остались чьи-то имена…

Не отягощая вступительными словами и без того большой по объёму текст моего исследования, просто скажу, что названия команд, на мои взгляд, как нельзя лучше отражают некие приоритеты общества и символизируют те или иные процессы, в нём происходящие.

В системе, а точнее – структуре организации, советского спорта, основу которого составляли Добровольные Спортивные Общества, формировавшиеся по отраслевому или территориальному принципам, не было заложено многообразие спортивной ономастики. Большинство команд того или иного ДСО имели схожие названия, зачастую совпадавшие с именем самого общества. И наличие большого количества динам, спартаков, торпед и локомотивов в турнирах разных уровней и видов спорта было неизбежно. Стоит отметить, что так было не только в СССР и не только в XX веке. Но главное отличие многочисленных спортингов, олимпиков, реалов, атлетиков и рейнджерсов заключается в их организационной обособленности: как были они каждый сам по себе, такими и остаются. Никакого единоначалия и признаков коллективизма!

Но вернёмся на одну шестую часть суши и то, что от неё осталось.

Обилие команд с одинаковыми названиями не только обедняло (с точки зрения звучания афиши) некоторые спортивные соревнования, где зачастую попадались по несколько одноимённых участников, но и порождало иногда совершенно непредсказуемые ситуации, несвязанные напрямую со спортом.

Как ни крути, а в названиях советских спортивных обществ труд был в почёте. Они по-своему культивировали должное к нему отношение – уважительное, гордое: «Труд», «Стахановец», «Знамя Труда», «Новатор», «Трудовые Резервы». А ещё – к «коллективу, из рядов которого вышли спортсмены» (не все и не всегда, правда, точно представлявшие, чем этот самый коллектив занимался). Но, тем не менее, уверен, многие зрители испытывали чувство гордости только за одно название команды: «Азовсталь», «Куроаппаратура», «Сибэлектромотор», «Электросила», «Ижсталь», «Дизельаппаратура».

Но когда предприятия переходят на самоокупаемость и лишаются финансирования, акционируются и меняют названия, банкротятся и закрываются, то в итоге гордиться становится не кем, да и некому… Вот и режут теперь слух некогда созвучные и весьма приятные «Балтфлот» и «Аэрофлот». А вопрос, «В какой темноте исчезли «Электросвет» и «Светотехника», ныне исключительно риторический.

Однако, и после времён исторического материализма появлялись трудовые команды: «Дагдизель», «ВолгаТелеком», КСМ-24, «Уралсвязьинформ». Но труд – понятие слишком общее. Название трудового коллектива выглядело, конечно, конкретнее, а всё равно – не то. А вот от профессии в названии клуба куда денешься? И выступая за «Радиотехник», скажем, или «Связист», «Литейщик» или «Авиатор», «Электрик» или «Медик», разве можно было удержаться и не прикипеть душой к профессии! Да, благодаря увлечению спортом, советская молодёжь запросто могла определиться с профессиональным выбором. Но и сейчас, возможно, есть те, кто выбрал поприще химика, автомобилиста, дорожника, металлиста, металлурга, текстильщика или дизелиста, благодаря аналогичным спортивным названиям.

Однако, лично у меня есть много «профессиональных» вопросов. Например, чем «Коммунальник» отличается от «Коммунальщика»? Или, чем занимаются «Бумажник» с «Цементником»? И ещё один: как попадают в «Лесопильщик» и правда ли, что его спортсмены выступают в телогрейках?

Зато я понял, какая профессия была самой почётной в советском спорте. Строитель! Ведь помимо множества команд с таким незатейливым названием, существовали ещё и узкоспециализированные «Судостроитель», «Вагоностроитель», «Машиностроитель», «Станкостроитель», «Промстрой» и «Сельстрой».

Про сельское и коллективное хозяйство стоит сказать отдельно. Оно постепенно хоть и возрождается, но не являет собой общественно значимого приоритета. По крайней мере, для спорта. И потому нет ныне команд с названием «Колос», «Нива». Исчез «Колхозник» с собратьями «Колхозчы», «Колхозчу», «Колхозникул», «Колмеруне» и «Колгопсник», а без них и «Урожай» («Хосилот», «Мехсул»). Судя по всему, техника для аграриев нынче закупается исключительно за границей, потому как нет теперь ни «Сельмаша», ни «Сельхозтехники». Да и работают на полях всё больше люди случайные, без профессии: из «Мелиоратора», «Ирригатора» и «Целинника» один «Пахтакор», он же хлопкороб, только и остался.

Между прочим, национального колорита в названиях раньше было достаточно: «Бинокор» (или узбекский строитель), «Енбек» (или труд по-казахски), «Ашхатанк» (или работа, она же труд, по-армянски), «Звейниекс» (или латышский рыбак) и «Мехнат» с «Захметом» (два трудовика, на этот раз, узбекский и туркменский). А ещё – внимание: читаем и не даже не пытаемся выговорить! – «Йыуд» (или по-эстонски – сила).

А сейчас… Мал мала меньше! Всё, что приходит на ум – это «Ак Барс» да «Хара Морин».

Богатство советского языка являлось спортивному миру многочисленными аббревиатурами. И речь идёт не о ЦДКА-ЦДСА-ЦСКА и ОДО-СКВО-СКА, с ними всё понятно, а о НТЗ, ВВА, ТТТ, ЗИИ, РЭЗ, АДК, ГПИ, ТТУ, ВЭФ, МАИ, МГУ, БЗБК, СКИФ, МОПИ, АзИНХ, КАМАЗ и МВТУ, из которых выжили только двое последних (волейболисты-студенты сменили, правда, одну букву в названии – МГТУ). Какое многообразие на три, четыре и даже пять букв. А хотите спортивную аббревиатуру из шести букв? ВИИЯКА! Или команда Военного института иностранных языков Красной Армии – предтеча волейбольного ЦСКА. Новообразований сейчас тоже хватает: УГМК, УНИКС, а также многочисленные дополнения перед тире и приставки после дефиса.

Вообще же, дефисов в СССР не было. Не так, как секса, а вообще не было! Большинство команд состояло в прочных семейно-правовых отношениях со своими балансодержателями. Команды же «незамужние», если и меняли женихов, то гуляли всегда только с одним. И название «Динамо–Строитель», скорее всего, воспринималось бы, как опечатка, не более того. Так что дефис, как символ секса, появился только на постсоветском пространстве спорта, первые годы которого были особенно тяжёлыми. Команды пошли, что называется, по рукам похотливых благодетелей. Некоторые, меняя владельцев, пытались хоть как-то сохранить родовое имя предков, но, увы, отстоять девичью фамилию матери удалось не всем. Затем многие команды стали клубами, то есть были вынуждены формально сменить пол. Но, как мы уже успели понять на пути приобщения к либеральным ценностям: на пол и на цвет товарищей…

Кстати, о цвете! Советская спортивная ономастика была лишена цвета. Точнее, ей был присущ только один цвет – красный: «Красная Звезда», «Красная Заря», «Красное Знамя». И можно только догадываться, чем они отличались от «Звезды», «Зари» и «Знамени»? Сегодня тоже появляются цветные команды, однако мода на цвет остаётся неизменной: «Красный Яр», «Красный Октябрь», «Красные Крылья».

На смену многим производственно-ведомственным терминам ныне пришли географические названия. В СССР не практиковалось давать командам имя города, такие случаи были редки. При этом следовало обязательное добавление в наименовании – «команда города». Вот такими командами имени своего города разжились, правда, ненадолго, Электросталь, Калинин, Пермь, Ленинабад, Воронеж, Кривой Рог, Серпухов, Бобруйск

Теперь же городские названия появляются с завидным постоянством, даже несмотря на то, что в столице опыт не прижился, и ФК «Москва» почил в бозе. В провинции простой, легко запоминающийся шаблон «Город» (Город) пришёлся как нельзя кстати. Им уже воспользовались в Липецке, Уфе, Тюмени, Калуге, Сарове, Химках, Таганроге, Вологде, Коломне, Тамбове, Чите, Рязани, сделав тем самым своих спортсменов «горожанами». Многие из болельщиков с недавних пор узнали и про существование Тосно.

Однако, не стоит считать, что с географией у советских спортсменов были нелады! Примерно с 1960-х годов началась мода на названия в стиле исторических или природных областей. Так нашли своё место в спортивной жизни Таврия, Полесье, Буковина, Саяны, При- и Закарпатье, Гурия, Колхида, Верховина. Судьбы команд с этими названиями получились разными. Не везде смогли сберечь свои родные края. Но мода стала привычкой, и в настоящее время в нашем спорте наряду с сохранившимися «Сибирью», «Сахалином», «Домбаем» и «Кузбассом» есть не только свои «Мордовия», «Южный Урал», «Зауралье», «Карелия», «Якутия», но и «Югра», «Сунгуль», «Белогорье», «Прикамье». Есть надежда, что их ряды пополнит и "Таврия", если, конечно, РФС сумеет объясниться со своими коллегами из УЕФА и ФИФА. А представляете, как будет красиво, если базовым клубом сборной станет «Родина»! Но такое пока возможно только в хоккее с мячом и на данный момент – только теоретически.

Надо отметить, что русский хоккей, тот который с мячом, оказался более консервативен к смене названий. И до сих пор в первенстве России выступают «Водник», «Никельщик», «Сибсельмаш», «Уральский Трубник», «Универсал». Не поднялась рука и на «Родину», а вот надежда биробиджанских болельщиков команда «Дальсельмаш» действительно стала «Надеждой»! Хотя и без новояза двойных названий тоже не обошлось: «Байкал» объединился (не только наименованием) с «Энергией», а «Знамя» сочеталось (не браком, а только названием) с Удмуртией. Ну, а над названием «СКА–Нефтяник» можно только посмеяться! Видимо, это спортивный клуб армии нефтяников. А заодно и улыбнуться футбольному клубу «СКА–Энергия»…

Но вездесущая «Энергия» проникает и соседствует повсюду! Видимо российскому спорту без неё «никак не можно». Как, впрочем, и без дополнения «Газпром» в названии…

Исчезли из названий всяческие «маши» – прообразы и символы, на мой взгляд, индустриализации: «Гомсельмаш», «Атоммаш», «Сибтяжмаш», «Электромаш». На смену выжившим из них пришли простые, лаконичные, но, увы, незатейливые, в основном географические названия. «Ростсельмаш» обернулся «Ростовом» в футболе и «Ростов-Доном» в гандболе, «Криогенмаш» стал «Балашихой». «Уралмаш» баскетбольный заменили уже упомянутой аббревиатурой УГМК, а футбольный спрессовали до названия то ли реки, то ли горной системы – в общем, сплошной географией. Надо отметить, уральцы занимали первое место в СССР по увековечиванию местной индустрии в спорте. Судите сами: «Уралмашзавод», «Уралхиммаш», «Уралэнергомаш» и упомянутый уже «Уралмаш» – всё это названия спортивных команд.

Сейчас же предприятия используются в спортивных названиях, если не в целях маркетинга, то для некой саморекламы: чтобы ясно было, «кто в доме хозяин» и на чьи деньги «всё вот это»… Ничего зазорного в этом и нет, но, согласитесь, что «Петротрест», например, «Норильский Никель» или «Индезит», звучат как-то не очень спортивно! Ну, а ватерпольная команда «КИНЕФ–Сургутнефтегаз», каково! Однако и раньше названия типа «Североникель», «Бумкомбинат» или, того хлеще, «ЭкскаваторТяжСтрой» болельщицкого слуха не радовали. А вот «Носта» или «Амкар», на мой взгляд, – очень даже ничего: слух не режут, скандировать приятно!

На смену промышленности пришли добывающая и перерабатывающая отрасли: «Газовик», «Нефтехимик». Правды ради, стоит отметить, что и в СССР были и «Шахтёр», «Горняк», «Нефтяник» (он же впоследствии «Нефтчи»). Но это была лишь мода на профессии, о которой я уже упомянул, благодаря которой не редкостью были команды с названиями «Геолог», «Энергетик», «Пищевик», «Гидротехник», «Трубник», «Шерстяник» и поныне здравствующий «Содовик». Но ни одна из современных новых, даже самых модных, профессий в спортивной ономастике не засветилась. Нет в нашем спорте ни аниматоров, ни мерчендайзеров, ни девелоперов, ни риэлторов! И может быть это и к лучшему, но тем не менее, нет-нет, да встречаются новые команды с профессиональными именами: «Мостовик», «Биолог». И как знать, возможно, и на них будет мода: мосты-то теперь возводят с завидным постоянством (и не только через реки-овраги, но и через проливы морские), а биологию вообще называют наукой XXI века!

Кстати, были когда-то команды и с этим именем – «Наука». А вместе с ними и «Политехник», «Техучилище», «Нейтрон», «Учитель»…

Вот с чем-чем, а с природой – флорой и фауной – в СССР было совсем худо. Быть может потому, что советские люди не привыкли «ждать милостей от природы»? И потому, как исключение – «Буревестник», являвшийся в СССР больше символом революции, нежели природы, «Сокол», и… «Кедр». Была ещё «Чайка» и литовский сокол «Сакалас», да недолго они летали. Ах да, литовцы! Была ещё регбийная команда из Вильнюса «Гележинис Вилкас», но «железные волки» – это, пожалуй, совсем нетипичные представители фауны. Сейчас же, особенно в хоккее, в частности молодёжном, зверушки входят в моду. Ну и, конечно же, не стоит забывать о гандбольных медведях из Перми и Чехова.

Водная стихия, как в советские времена, так и теперь, представлена довольно разнообразно. Моря, реки, озёра до сих пор являются для спортивных организаторов «источником вдохновения». Вот только хочется ещё раз предостеречь о сакральной разрушительной энергии большинства из этих названий. Не повторяя уже раскрытые мною факты, обращу внимание на судьбы команд с такими названиями, как «Балтика», «Океан», «Атлантика», «Байкал», «Ильмень», «Рица»…

Нашлось место в спорте и простым явлениям природы. «Волна», «Прибой», «Буран», «Радуга», «Восход», «Рассвет» и упомянутая выше «Заря» – красиво, не правда ли!

Но советская наука и техника при содействии социалистического производства в спортивной жизни СССР имели непреходящее значение! И многие их достижения не могли не вызывать чувства гордости у советских болельщиков. Но от «Прогресса», «Спутника», «Орбиты», «Ракет» и «Комет» остались только первые двое.

Ещё один пласт исчезающей спортивной ономастики – узлы и агрегаты, орудия производства, сырьё и готовая продукция. Вслушайтесь: «Каучук», «Цемент», «Манометр», «Корд», «Сталь», «Пластик», «Цветмет» – поэзия индустриального века! А «Мотор» и «Строммашина»? Не нравятся? Вы – не романтик! Помимо «Трактора» и «Ротора» сохранились ещё несколько названий «Подшипник», «Молот» (правда, теперь с довеском «Прикамье» после тире), «Дизель» (как внук «Дизелиста») и «Титан». Последнее название, впрочем, более уместно в соседстве с командами «Азот», «Хромпик», «Каустик». Теперь этот химический ряд удачно дополняют два пермских клуба «Октан», хоккейный и футбольный.

Кто и становятся ныне исчезающим видом, так это команды на «ец» – «Запсибовец», «Забайкалец», «Уралец», «Ковровец», «Онежец», «Приморец», «Азовец», «Экибастузец», «Актюбинец», «Тралфлотовец», «Коммунарец», «Адмиралтеец», «Ижорец», «Кировец», «Сталинец», «Калининец», «Чкаловец», «Дзержинец»  и «Стахановец». А ведь это весьма интересный раздел ономастики! Порой «ец» «ецу» – ни друг, ни товарищ. Ведь этот незатейливый суффикс в спортивном названии может означать и принадлежность к трудовому коллективу, и род деятельности, и приверженность политическим и идеологическим взглядам, и ареал обитания или рабочей деятельности…

Но что, кроме «Черноморца» нам осталось в наследство? Пожалуй, только признак территориальной принадлежности по месту жительства, отголоски которого мы встречаем в старых («Андижанка», «Бакинка»), новых («Ярославна», «Астраханочка», «Северянка») и сохранившихся названиях («Дончанка», «Уралочка», «Сибиряк» и «Волгарь», породнившийся с «Газпромом»).

А ведь ещё  были команды на «ич» и «ист»! И если на эстафету команды «Томич» теперь несут «Ярославич» (вот по ком плачет порой «Ярославна»!) и «Вятич», то с истинных «истов» в пору искать и охранять, как амурских тигров.

Несправедливо не упомянуть о командах с простыми, и подчас какими-то наивно-трогательными, названиями – «Смена», «Дружба», «Старт», «Восток», «Север», «Вымпел», «Крылья Востока», большинство из которых начинает понемногу забываться. Но в противоположность им, весьма импозантно выглядит название серебряного призёра Чемпионата СССР по хоккею с мячом 1936 года – «Трудкоммуна им. Ягоды» из подмосковного местечка Болышево. Догадываетесь, что за местечко? А каковы названия «Клуб им. Карла Маркса», спортивные клубы имени Сталина или Урицкого! Добавить бы к ним команды «Серп и Молот», «Искра», «Пламя», «Политотдел», «Большевик», «Салют» и ныне местами сохранившиеся «Авангард» с той же самой «Родиной» и будет краткий курс марксизма-ленинизма и история ВКП(б) вместе взятые… Хотя по мне, так название «Большевик» больше относится к уже рассмотренной нами категории профессий.

Присутствие тех или иных героев (труда или войны, исторических или сказочно-былинных) прослеживается во все времена: «Гастелло», «Ермак», «Салават Юлаев», «Калев», «Витязь». А вот простые имена встречались и встречаются очень редко. И причём, только женские! Но если раньше были две крайности в виде милой и по-домашнему близкой «Светланы» и  мифически-революционной «Авроры», то теперь это просто «Дина» и просто «Диана»…

 

В целом же, наибольшие потери среди спортивных обществ СССР, сохранивших свои названия для потомков, понесли армейцы и спартаковцы. Но если большинство исчезнувших клубов с армейскими аббревиатурами просто прекратили своё существование, то с красно-белыми командами всё гораздо сложнее и, я бы сказал, циничнее. Выживать, конечно, как-то нужно, дабы не исчезнуть полностью со спортивной карты страны, как команды с названием «Труд». Однако и приторговывать славным именем надобно осторожно! Не ровен час сменят девичью фамилию, например, на «Омичку», «Орёл» или «Спарту & К», кто ж тогда популяризировать-то само общество будет? Вот такой антимаркетинг получается…

И в качестве заключения. Спорт в СССР дарил больше тепла и света, а для кого-то ещё и показывал путь: возможно – жизненный, возможно – только спортивный. Он был и «Маяком» и «Лучом» (лишённым «Энергии» в названии, но обладающим ей в действительности). Теперь же профессиональный спорт – это «Империя», в которой есть свои «Адмиралы» и, нет-нет, а случается «Форс–Мажор»…

 , 2014


Теги: советский спорт, ссср, ретро, чемпионат ссср по футболу

 
Загрузка...

Cпецпредложения