V4x3 l 1470443776199

Полгода назад жесткий и бескомпромиссный Николай Толстых был уволен с поста президента РФС. Вместе с ним ушел генеральный секретарь союза Анатолий Воробьев – профессор, доктор экономических наук, завкафедрой спортивного менеджмента РЭУ им. Плеханова. С кем еще, как не с ним, можно осмыслить то, что происходит в нашем футболе?

«У нас с Гинером разный ментальный лексикон»

– Когда вы официально расстались с РФС?
– Летом прошлого года.

– С вами полностью рассчитались?
– Да, я, может, единственный из прежней команды, кто в итоге выиграл. Побывал в Бразилии, Северной Ирландии. Собрал материал для своего учебника по футбольному менеджменту, сейчас как раз заканчиваю трактат. У нас не было хорошего пособия, поэтому и получались такие «специалисты», которые сейчас рулят в клубах и доводят их до банкротства. Словом, доволен теми двумя с половиной годами, что провел в РФС. Странно другое – все 53 национальные федерации УЕФА имеют в штате генерального секретаря, а в РФС его сейчас нет. Забавно.

– Вы как-то говорили, что зарплаты у сотрудников РФС довольно скромные.
– Именно так. Раньше некоторые отдыхали в Турции и Египте, а при нынешних курсах валют – вряд ли. Более того, уже полгода прошло с момента ухода Толстых, но пока никто не собирается увольнять из РФС «бездельников», хотя грозили.

– Вы продолжаете преподавать в РЭУ им. Плеханова. Часто ли студенты спрашивают про работу в РФС?
– Конечно! Как сказал американский физик Митио Каку, сейчас университеты выпускают специалистов прошлого – все на заучивании и запоминании, а надо развивать воображение, креативность, инициативу. Привожу студентам примеры – хорошие и не очень. К сожалению, всякого пришлось насмотреться, и, как говорил Аристотель, некоторые вещи лучше не знать, чем знать.

– Что в первую очередь интересует студентов?
– Некоторых привлекают доходы агентов – приглашал их к нам в вуз. Интересуются примерами удачного менеджмента – рассказывал про ЦСКА, один из лучших клубов с точки зрения управления. Хотя у нас с Евгением Гинером разный ментальный лексикон и какие-то вещи на исполкоме меня коробили… Интересуются бюджетом РФС, финансовым фейр-плей, то есть моим любимым «Динамо», из-за которого я когда-то и пришел в футбол, а сейчас управленцы довели клуб до того, что он разваливается. Придумываем деловые игры, квесты спортивного направления…

– ЦСКА – один из лучших, потому что жестко управляется Гинером?
– Не только, там и Роман Бабаев хороший специалист, юристы квалифицированные. Грамотная селекционная работа, точечно усиливаются игроками, нашли хорошего тренера.

– Когда Гинер вас критиковал, обижались?
– Евгений Леннорович делал это умышленно, понимал – раз бьет по мне, значит, и по Николаю Александровичу. Что ж, нормальная конкурентная борьба. Мы из разных команд, даже на исполкомах по одну сторону стола сидели регионалы, Степашин, Якунин и я, а по другую – Прядкин, Ефремов, Гинер, Керимов и так далее.

«Папка Толстых – ядерное оружие»

– Какой главный вывод вы сделали по итогам работы в РФС?
– Виталий Мутко сказал как-то, что его замкнуло, когда он отправил в РФС Толстых. Но ведь с самого начала было понятно, что это мина замедленного действия. Еще на берегу, когда запускали Николая Александровича капитаном терпящего бедствия судна с долгами. Он человек амбициозный, самостоятельный и не будет действовать в форвартере чьих-то указаний. Удивительно, как почти три года Толстых удерживался на плаву! Он не в формате нынешней системы отношений, когда вектор развития задают элитные клубы.
Лучше всего про уход Николая Александровича сказал почетный президент Олимпийского комитета Виталий Смирнов: «Без административного ресурса его просто схарчили».

– Толстых тяжело пережил прошлый год? Отставка из РФС, смерть родителей…
– Только железный человек мог пережить такое. Николай Александрович сам порой говорит: «Железные люди не ломаются».
По отношению к нему это было негуманно, но, думаю, на кармическом табло все учитывается. В мельнице Бога мелют медленно, но время расставит все по местам. Кстати, Толстых – человек воцерковленный… После таких ударов судьбы кто-то спивается или заболевает, а он, уверен, 30 января в хорошей форме встретит 60‑летие.
Хотя, конечно, переживал. Это я могу много чем заниматься: и в Минатоме работал, и преподаю, – а Николай Александрович в футболе с шести лет и до 60. Для него РФС – вершина карьеры! Он очень не хотел уходить, как и Мишель Платини из УЕФА. Они, кстати, чем-то похожи. Платини его, я знаю не понаслышке, очень любит. Свою миссию Толстых видел в том, чтобы гнать из храма футбола торговцев и фарисеев. Это для других футбол – торговый дом, бизнес, а для Николая Александровича именно храм. К сожалению, ему не удалось до конца реализовать то, что начал.

– Как часто общаетесь с Николаем Александровичем?
– Не виделись давно, но созваниваемся.

– Чем он сейчас занимается?
– Герман Греф недавно сказал, что вся страна превращается в дауншифтера, но, думаю, Толстых им не станет и, убежден, будет востребован. Не использовать таких людей – большая расточительность. Я бывал на бале олимпийцев и видел, как очень известные люди, руководители федераций, подходили к Николаю Александровичу, обнимали его. Работая исполнительным директором Олимпийского комитета, он был на своем месте. Получал раз в пять больше, и все у него было замечательно, но вдруг его оттуда сорвали и бросили в РФС. Стратегическая ошибка, футбол от этого не выиграл! Хотя, конечно, нет другого такого человека, у которого внутри столько футбола. И многие вещи, которые декларировал Толстых, находят отражение в решениях самых высших органов – на президентском совете по спорту велели прекратить ярмарку тщеславия.

– Почему он так и не обнародовал материалы из своей знаменитой папки?
– У России есть ядерное оружие, но она же им не пользуется. А его наличие – хороший элемент сдерживания. И пусть нефть стоит 30 долларов, 25 и даже 20, Россия останется великой страной в первую очередь потому, что у нее есть ядерное оружие.

– Подарок ему на 60‑летие уже приготовили?
– Нет, тут нужно что-то оригинальное. До дня рождения времени мало, но я привык действовать в цейтноте. Играю в шахматы, в интернете есть программа – 60 тысяч игроков по всему миру, я доходил до первой сотни, максимум – 72‑е место. Но сейчас пару партий проиграл и из сотни вылетел…

«Мутко, как Мандела, примирил и черных, и белых»

– С какими чувствами вы смотрите на работу нынешнего РФС?
– А я для себя проект «Российский ногомяч» закрыл. Осталось две связанные с ним работы, одна из них – Football Development Index. Исходя из популярности футбола, достижений и других параметров мы в РЭУ посчитали рейтинг развития этого вида спорта в 209 странах. Если бы у кого-то из нынешних футбольных руководителей было стратегическое видение, они бы за эту работу ухватились.

– И все-таки про РФС. Говорят, при Мутко стало лучше, меньше скандалов.
– Это действительно так. Я давно говорил, что нужен был российский Нельсон Мандела, который примирит всех – и черных, и белых. Кто, кроме Мутко, мог им стать?

– Вы представляли себе реакцию, когда давали интервью с заголовком «Я – гений»?
– Люблю провокационные заявления! Запускаю их как меченый атом. Думаете, я не понимал, что идея о сборной-2018, которая наигрывалась бы в РФПЛ, – утопия? Чем наши дискуссии отличаются от тех, что на Западе – там пытаются найти истину, а у нас – любым способом подавить оппонента. Одно дело – обсуждать идею, другое – сразу перейти на личности и бить по человеку.

– Именно это вы имели в виду, когда говорили, что у нас в футболе в основном примитивные люди?
– Да, тотальное невежество плюс апатичные, скучные люди. Полностью разделяю слова Фаины Раневской: «Люди, как свечи: либо должны гореть, либо в жопу их». У нас в футболе в основном вторые. Или, как говорил Лев Толстой, люди делятся на духовных и животных. Толстых, при всех его чудовищных управленческих ошибках, духовный человек. Пусть желание победить негативные явления и борьба с бандитизмом не были реализованы, но у него хотя бы была идея. А подавляющее большинство других людей безыдейны и любят не футбол в себе, а себя в футболе – либо денег заработать, либо помелькать в телевизоре.

– И в этом примитивность?
– Она в том, что напрочь отсутствует креативность. Я много чего предлагал – все заглохло. Сейчас не вполне понимаю, кто и как напишет стратегию развития футбола до 2030 года, о которой попросил Владимир Путин. Наверное, опять все сведется к тому, что в этом году мы положим 30 искусственных полей, в следующем – 50. А кто на них будет работать и тренировать? Все только берут под козырек, а сами ничего не предлагают.

– Есть обратные примеры?
– Конечно, есть, и в РФС тоже, но фамилии лучше не называть, иначе этому человеку не то что не поздоровится, но могут сказать: «Тебя Воробьев хвалит, а это как-то неправильно».

– А если не в РФС?
– Конечно. Керимов и Галицкий – два человека, которые в своих регионах реально много сделали для футбола. Но у Галицкого еще и хороший менеджмент, а средства Керимова пошли не туда, куда надо…
Менеджмент – проблема России со времен Обломова и Штольца. Взять ПФЛ – это болото и отстойник! Надо сделать из нее и ФНЛ одну лигу, чтобы сконцентрировать ресурсы, а освободившиеся деньги лучше направить на национальные виды спорта – борьбу, гонки на оленьих упряжках, стрельбу из лука. В Германии всего 54 профессиональных футбольных клуба, и нам больше не надо, лучше студенческий спорт развивать.

«Зря меня демонизировали»

– У кого из руководителей нашего футбол IQ под 100?
– Думаю, у всех больше. Я эту тему однажды озвучил для смеха. А сделал это потому, что в 2012 году перед выборами президента РФС Леонида Федуна спросили: «Какие у вас требования к будущему президенту?» – «Первое, чтобы он любил футбол. Второе, чтобы у него IQ был хотя бы 100».

– У вас сколько?
– 176.

– Вам тяжело общаться с теми, у кого меньше 100?
– Нет, главное, чтобы человек был хороший. Я, кстати, нахожу общий язык даже с теми, кто вообще не знает, что такое IQ (смеется). Напрасно меня демонизировали. Я просто иногда троллю и прикалываюсь. Некоторые люди, как известно, живут ради денег, а я живу по приколу.

– У нас в футболе, наоборот, все слишком серьезны. Проблема?
– Считаю, да. Когда англичане придумали футбол, все было гораздо правильней. Неслучайно в хартии ФИФА сказано, что это – прежде всего игра. Но футбол уходит от корней – стал сначала бизнесом, потом идейным продуктом, сейчас тотальной индустрией развлечений. Поэтому он притянул к себе бизнесменов, а те, кто его искренне любит, оказались далеко от него.

– Что будет с нашим футболом дальше?
– Его светлое прошлое вкупе с темным настоящим предвещает серое будущее, но у серого, как известно, много оттенков. Кое-что, конечно, делается, но многие вещи мы просрали – ничего не делали для повышения квалификации тренеров, для детско-юношеского футбола.
Тем не менее к 2018 году построим стадионы. Чемпионат мира – мощнейший фактор для ускорения. Развиваются мини-футбол, детская футбольная лига, студенческая лига. Есть ростки хорошего. Говорят, темнее всего предрассветный час, я верю в светлое будущее российского футбола.

Связанные материалы: