V4x3 l 1499724020206

22 июня исполняется 75 лет со дня начала Великой Отечественной войны.

Первый месяц лета – футбольная пора. Не стал исключением и трагический июнь 1941 года. В Европе уже вовсю полыхала Вторая мировая, но в Советском Союзе, Германии и других странах продолжались национальные чемпионаты, время от времени проводились и международные товарищеские матчи.

«ЛЕГИОНЕРЫ» В СБОРНОЙ ГЕРМАНИИ

15 июня на переполненном «Пратере» в Вене сборная Германии встречалась с командой Хорватии, которая была частью оккупированной немцами Югославии. Между прочим в составе хозяев было больше австрийцев, чем немцев. После аншлюса Австрии ее клубы влились в немецкий чемпионат, а лучшие силы Wunderteam («чудо-команды»), гремевшей в Европе, – в состав сборной Германии. В том числе и Виллибальд Шмаус, Карл Сеста, Ханс Урбанек, Франц Ханрейтер, Ганс Мок, Вильгельм Ханеман, вышедшие на матч с хорватами.

В составе немцев был еще один знатный «легионер» – Эрнст Виллимовский, в недалеком прошлом форвард хожувского «Руха» и сборной Польши, первый в истории футболист, забивший четыре мяча в матче чемпионата мира. Сделал он это в 1/8 финала ЧМ-1938. Поляки встречались с бразильцами, третий гол Виллимовского перевел игру в дополнительное время (4:4),
но в итоге его команда уступила – 5:6.

Последний матч в составе Польши форвард сыграл за несколько дней до начала Второй мировой войны – 27 августа 1939 года в Варшаве. В матче с Венгрией он действовал, как всегда, отменно и сделал дубль. Итог встречи – 4:2 в пользу хозяев.

В оккупированной Польше Эрнст пробыл недолго – как «фольксдойче» (этнический немец) он получил гражданство Третьего рейха и возможность выступать за сборную Германии. Некоторые его коллеги, наоборот, продолжили футбольную карьеру в Советском Союзе. Но об этом чуть позже.

«ВЕЗДЕСУЩИЙ ТОТ САМЫЙ ФРИЦ»

В упомянутом венском матче сборная Германии легко обыграла хорватов – 5:1. Дважды отличился Виллимовский, а еще один гол забил 20-летний Фриц Вальтер – будущая звезда немецкой команды. Война отразилась и на его судьбе: когда Германия стала терпеть поражения на всех фронтах, стало не до футбола – Вальтера и других известных игроков забрили в армию и отправили на Восточный фронт. Он побывал в советском плену и даже там играл в футбол.

После войны Вальтер продолжил карьеру, вернулся в сборную, стал ее капитаном и выиграл с ней чемпионат мира 1954 года. В августе 1955 года 34-летний нападающий приехал в Москву на встречу со сборной СССР и забил гол в ворота Льва Яшина. Евгений Евтушенко в поэме «СССР – ФРГ. 1955 год. Репортаж из прошлого века» так живописал этот момент:

«…Но все мы вдруг сгорбились, постарели,
Когда вездесущий тот самый Фриц,
Носящий фамилию пистолета,
Нам гол запулил, завершая свой «блиц».

В итоге, правда, тот матч немцы проиграли – 2:3.

Вот такие необычные коллизии и трагические изломы судьбы. Будут в этом эссе и другие – ведь завтра была война…

«ЗЕНИТ» – «СПАРТАК». ДО ВОЙНЫ 5 ДНЕЙ

17 июня ленинградский «Зенит» в матче чемпионата Советского Союза принимал столичный «Спартак». Предоставим слово репортеру «Красного спорта» Л.Рахмилевичу:

«Высокая активность обеих команд сделала этот матч на редкость интересным. После нескольких весьма рискованных трюков у своих ворот П.Дементьев начинает виртуозно дирижировать нападением. Подачи маленького форварда, как всегда, расчетливы и остры… Точность и смелость обоих вратарей – Леонтьева и Иванова – поминутно вызывают бурное одобрение трибун. Иванов отводит на корнер близкий удар Кочеткова, отбивает сильный штрафной Малинина, берет низовой удар Рязанцева. Еще труднее приходится Леонтьеву. На 22-й минуте к воротам выходит Левин, гол кажется неизбежным, но Левин бьет в руки выбежавшего вратаря. Через минуту Леонтьев с трудом успевает спасти ворота от удара Федорова, а на 39-й минуте Дементьев оттягивает на себя двух игроков защиты, быстро передает открытому Левину, а мяч, посланный сильным ударом, врезается в сетку – 1:0».

В рядах москвичей играл поляк Болеслав Габовский, в недавнем прошлом форвард сборной Польши. В СССР приехали и его соотечественники – Михал Матыас и Александр Скорцень, ставшие игроками киевского «Динамо».

Еще один польский футболист, Казимеж Гурский, до Великой Отечественной войны выступал в командах Львова, где родился (тогда это была территория Польши). А в 70-е прославился как тренер, сделавший сборную своей страны олимпийским чемпионом 1972 года и бронзовым призером чемпионата мира-1974.

ПОСЛЕДНИЙ ПРЕДВОЕННЫЙ

19 июня в Москве на стадионе «Динамо» хозяева поля принимали сталинградский «Трактор». Волжане считались грозой авторитетов, были командой непростой, колючей. В турнирной таблице первенства сорок первого года «Трактор» шел вслед за лидерами – динамовцами Москвы, Тбилиси и Ленинграда.

Игра, собравшая тридцать тысяч зрителей, получилась упорной. В первом тайме москвич Михаил Якушин открыл счет, однако на 51-й минуте Валентин Ливенцов с пенальти его сравнял.

У «Динамо» был шанс вырвать победу, однако Сергей Соловьев с одиннадцатиметровой отметки запустил мяч не в ворота Василия Ермасова, а в небеса. Игра – как выяснилось потом, последняя довоенная в Москве – завершилась вничью – 1:1.

Еще один штрих: в составе «Динамо» на позиции защитника играл Аркадий Чернышев – будущий замечательный хоккейный тренер.

СТАДИОН ИМЕНИ ХРУЩЕВА

Для любителей футбола день 22 июня обещал стать весьма интересным. В очередном туре первенства Союза киевское «Динамо» должно было принять московскую «Красную Армию». В сорок первом это был «псевдоним» ЦДКА.

Назревал аншлаг, первый на новеньком спортивном сооружении, расположенном у живописных склонов Черепановой горы, опоясанной зеленым парком. Корреспондент газеты «Советская Украина» выразил уверенность в том, что отныне киевский 80-тысячник – лучший стадион не только в СССР, но и во всей Европе. Про другие арены – лондонский «Уэмбли», берлинский «Олимпиаштадион» – журналист забыл. Или просто о них не знал.

Накануне киевскому стадиону присвоили – разумеется, по просьбе трудящихся – имя первого секретаря Киевского обкома ВКП(б) Никиты Хрущева.

А «22 июня, ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили, что началася война…» Прекрасный город погрузился в траур – первые жертвы, первые разрушения. Стадион не пострадал, но было, конечно, уже не до футбола. По радио объявили, что билеты на матч «Динамо» – «Красная Армия» действительны, но игра состоится позже.

Она состоялась только 25 июня 1944 года. Хотя церемония открытия арены была торжественной – с музыкой, выступлениями физкультурников, гимнастов и штангистов – над трибунами витала грусть. Еще бушевала война, погибали люди, и в составе динамовцев отсутствовали игроки, заявленные на игру 22 июня 1941-го: Николай Трусевич, Алексей Клименко, Павел Комаров. В 1942-м они погибли в оккупированном Киеве…

НИ СЛОВА О ВОЙНЕ

22 июня не состоялись еще два матча. В городе на Неве «Зенит» ждал спартаковцев Харькова, там же должны были выяснять отношения еще два «Спартака» – ленинградский и московский. Отменили и встречу в Минске между местным «Динамо» и «Профсоюзами-2». В столице Белоруссии уже слышалась артиллерийская канонада: три дня спустя фронт подошел к городу.

Но чемпионат продолжился – правда, только на два дня. 24 июня прошли два последних матча первенства СССР 1941 года. «Стахановец» из Сталино (ныне Донецк) на своем поле проиграл сталинградскому «Трактору» со счетом 2:3. В конце встречи зрители больше смотрели не на поле, а с тревогой на небо, откуда доносился рев немецких бомбардировщиков.

Динамовцы Тбилиси – в столице Грузии была тишь да гладь – на стадионе имени Лаврентия Берии встречались с ленинградскими одноклубниками. К 55-й минуте хозяева вели – 3:0, и их преимущество не вызывало сомнений. Но затем ход матча перевернулся.

Вот что писал о концовке игры «Красный спорт»: «…Однако ленинградцы начинают играть лучше: на 13-й мин. (второго тайма. – Прим. ред.) они использовали пенальти (за игру рукой Бережного). 3:1. Вскоре Бережной выходит на прорыв, после передачи Гавашели, но с близкого расстояния бьет в... штангу. Тут же Иоселиани выпускает мяч, и после прорыва Сазонова счет – 3:2. Вскоре ленинградцы остаются без вратаря, так как Пайчадзе при столкновении с Хитровым случайно наносит ему повреждение. В ворота становится... бек Забелин, но, несмотря на это, счет не изменяется».

В отчете – ни слова о войне. Репортер как за соломинку цеплялся за мирную жизнь… 

А еще «Красный спорт» поместил турнирную таблицу, под которой была набранная мелким шрифтом строка: «Первенство отложено». Однако оно так и не возобновилось.

ВЕНЦЫ – ЧЕМПИОНЫ ГЕРМАНИИ

22 июня, спустя несколько часов после объявления о начале войны с Советским Союзом, берлинцы стали собираться на финал первенства Германии 1940–1941 гг. между «Шальке» из Гельзенкирхена и венским «Рапидом». Звучит невероятно – футбол в такой день!

Сохранилась трехминутная нарезка кадров того матча. Игра была жаркой, погода – тоже. Настроение у зрителей, заполнивших стотысячный «Олимпиаштадион», превосходное – и у бравого офицера, на котором на секунду застывает камера, и у яркой блондинки в шляпке, и у толстяка в пилотке из газеты. Немцы довольны – и потому, что смотрят интересный матч, и от того, что появились первые победные реляции с Восточного фронта. Никто не сомневается, что война с Россией закончится быстро…

Что же касается футбола, то он и впрямь удался на славу. К 57-й минуте «шахтеры» выигрывали у «Рапида» – 3:0. Казалось, для австрийцев все кончено, но они собрали волю в кулак, сумели в ответ забить четыре мяча и стать чемпионами рейха! После матча капитан «Шальке» Эрнст Кузорра, виновато улыбаясь, скажет: «Я понимаю, это политика. Три пенальти в наши ворота просто так не назначат».

Как только не называли этого футболиста – и гениальным игроком, и великим технарем, и конструктором игры! Кстати, Кузорра, как и тонкий стратег Франц Щепан, имел славянские корни. Подобный «недостаток» имелся и у других ведущих игроков «Шальке» Эрнста Кальвицки и Ганса Тибульски. Странно, если «шахтеров», как утверждают многие, патронировал такой ярый поборник расовой чистоты, как Адольф Гитлер?

Возникает и другой вопрос: если у клуба был такой высокий покровитель, то почему «Шальке» судили с такой убийственной строгостью? Или арбитр перепутал национальность фюрера (австриец) с его пристрастиями?

ФУТБОЛИСТЫ УХОДИЛИ НА ВОЙНУ

Играли в футбол и во время войны – в Москве, Сталинграде, Ленинграде, других городах. Моральный дух людей он поднимал, может быть, даже лучше патриотических выступлений и горячих призывов.

Многие известные футболисты ушли на фронт. Например, братья Шелагины – Евгений, Валентин и Борис, игравшие в ленинградских командах, их земляки-динамовцы Петр Сычев, Виктор Набутов, игрок сталинградского «Трактора» Георгий Иванов, московский торпедовец Николай Сенюков, столичный динамовец Владимир Савдунин, московский спартаковец Владислав Жмельков.

Это лишь часть славной футбольной гвардии, ставшей гвардией армейской. Увы, многие не вернулись с фронтов Великой Отечественной. Ну а те, что пришли с войны, снова окунулись в футбольную жизнь.

Официальные игры в Советском Союзе возобновятся в 1944 году, когда будет разыгран Кубок. Его обладателем станет ленинградский «Зенит». А в сорок пятом, спустя несколько дней после Победы, начнется национальный чемпионат, седьмой по счету.