Войти через
Авторизация
Регистрация
Нажимая кнопку "Зарегистрироваться" Вы подтверждаете своё согласие с правилами регистрации на сайте.
Поля, отмеченные * - обязательные для заполнения
  • футбол
  • хоккей
  • теннис
  • баскетбол
  • волейбол

Голкипер «Вашингтона» Семен Варламов: Наконец-то в Америке выучили мою фамилию

Автор: 

СОБЫТИЕ ДНЯ. ХОККЕЙ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Семен Варламов, замечательно выступивший в Кубке Стэнли, дал интервью корреспонденту «Советского спорта». Молодой голкипер рассказал о том, как он проводит лето и что поставил себе целью в будущем сезоне стать основным вратарем «Вашингтона» и пробиться на Олимпиаду.

«ХОЧУ КУПИТЬ ДОМ В ВАШИНГТОНЕ»

— Пару дней назад я был в Ярике, сдавал экзамены, — рассказывает Семен Варламов. – А сейчас уже приехал домой, в Самару. Где учусь? В Ярославском педагогическом университете, на факультете физического воспитания. Перехожу на четвертый курс.

— Илья Ковальчук и Александр Овечкин, которые учились на хоккейных тренеров, вспоминали, что их валили на вопросе: «Каков диаметр шайбы?»…

— Я тоже не смогу назвать диаметр шайбы, — смеется Варламов. – Убойный вопрос. Надеюсь, во время будущей сессии он мне не попадется.

— В те дни, когда вы находились в Ярославле, возник слух, что «Локомотив» предложил вам двухлетний контракт.

— Я эту удивительную информацию увидел в Интернете. Готов ее опровергнуть. Я не вел переговоры с руководством «Локомотива». Даже не догадываюсь, кто запустил эту утку.

— Я бы этим гордился. Подобные слухи ходят о классных игроках.

— Мне приятно. Тем более сватают не абы куда, а в «Локомотив». Но пока мне предложений не поступало. И рассматривать их я не готов.

— Почему?

— У меня была задача отыграть полный сезон в Северной Америке. Это удалось. Если бы я провел весь год в фарм-клубе «Вашингтона» и меня вообще не вызывали бы в НХЛ, то, наверное, начал бы задумываться о возвращении в Россию. Это логично, раз нет шансов на попадание в основной состав…

Но сейчас у меня нет охоты рассматривать предложения. Я должен стать основным вратарем «Вашингтона» и попасть на Олимпиаду. К этим целям и иду.

— Когда энхаэловец закрепляется в клубе, ему советуют покупать дом. Вам об этом еще не говорили?

— Моя мечта – подписать долгосрочный контракт с «Вашингтоном». Осталось отработать два года по договору новичка. Надеюсь, все будет в порядке и моя карьера в «Кэпиталз» сложится удачно. Очень хотел бы купить дом в Вашингтоне и жить в этом прекрасном городе. Спокойный, тихий, есть что посмотреть. Столица Америки, как ни крути.

— Когда закончился сезон, главный тренер «Кэпиталз» Брюс Будро вызывал каждого хоккеиста к себе и говорил с ним тет-а-тет. О чем был разговор с вами?

— Брюс сказал, что доволен моей работой. «Но когда ты приедешь в сентябре в тренировочный лагерь, ты должен быть готов на сто процентов. Авансов не выдаем. Надо прийти и завоевать место в воротах. Никак иначе, парень. Ты обязан себя проявить».

«КРОСБИ МЕНЯ ПОХВАЛИЛ»

— У «Вашингтона» есть еще три вратаря – Жозе Теодор, Брент Джонсон, Михал Нюверт. С кем будет наибольшая конкуренция?

— Никто просто так не уступит ворота. Все будут биться. Конечно, основным голкипером сейчас считается Теодор. Вратарь с именем, у него большой контракт. Моя же задача – показать свою лучшую игру уже в сентябре. Доказать тренерам на сборах, что я готов стать номером один.

— Нюверт тоже здорово зарекомендовал себя. Он выиграл чемпионский Кубок в АХЛ с «Херши», фарм-клубом «Вашингтона». Нет жалости, что «Херши» обошлись без вас?

— Даже не знаю, достанется ли мне перстень чемпиона АХЛ за то, что я провел несколько десятков матчей в регулярке. Если честно, все равно. Ведь я не участвовал ни в одной кубковой игре. «Херши» победил благодаря Нюверту, которого признали самым ценным хоккеистом плей-офф.

— Как правильно произносится фамилия этого чешского вратаря?

— Точно не скажу. В России его называют Нюверт, в Америке – Нойверт. Но и мою фамилию полгода не могли выучить. Только когда я начал играть в плей-офф, подошел местный комментатор и спросил, как правильно ставить ударение.

— В прямом смысле слова, в серии с «Рейнджерс» вы сделали себе имя в НХЛ.

— Я согласен. Когда 20-летний вратарь дебютирует в Кубке Стэнли, к тому же команда проходит первый раунд – об этом много говорят. Никак не ждал, что меня поставят уже во втором матче плей-офф и я проведу две серии подряд. Хотя в апреле набрал очень хорошую форму и сумел показать свою лучшую игру.

— Евгений Малкин в Кубке Стэнли выглядел сильнее всех. Но почему же в серии «Питтсбург» — «Вашингтон» вам больше всего проблем доставил не он, а Кросби?

— На установке нам говорили, что нужно держать этих двух игроков. Если бы мы их нейтрализовали, было бы легче. Мы как-то сумели сдержать Малкина, но вот с Кросби ничего не вышло. О чем говорить, если он нам забил восемь голов с пятачка?!

— Такой неуловимый?

— Сидни здорово стоит на ногах. Бойцовский характер. Отлично играет на отскоках. Когда мы жали руки уже после серии, Сидни сказал мне: «Ты замечательный вратарь, с тобой было тяжело справиться».

— Комплимент из вежливости?

— Это у Кросби спросите, заметил ли он во мне что-нибудь особенное, — смеется Варламов.

— Следили за финалом Кубка Стэнли?

— Только узнавал счет. В этом сезоне я так наелся хоккеем, что хотелось просто отдохнуть. Да, у меня были травмы, и я значительное время не играл. Но когда находишься в таком маленьком городке, как Херши, где нечем заняться, – это морально давит. Накопилась усталость.

— То есть за «Питтсбург» вы в финале не болели?

— У меня ни к кому не было симпатии. Моя команда – «Вашингтон». Когда мы вылетели из плей-офф, было уже все равно, кто возьмет Кубок Стэнли.

«НА СБОР ПОКА НЕ ЗВАЛИ»

— Сильно в плей-офф вам помог Федоров?

— Серега вообще молодчик. Он и перед моим дебютом здорово выручил, когда мы играли в «Монреале» (2:1). Я тогда даже сам хотел, чтобы Федоров ко мне подошел. Огромный опыт у человека, три Кубка Стэнли выиграл.

Мы сидели вместе за обеденным столом. Сергей спросил, как я себя чувствую. Я признался, что сильно волнуюсь. И тут Федоров произнес фразу, которая мне врезалась в память: «Не боги горшки обжигают». Этого было достаточно, чтобы мандраж прошел.

Сергей и в плей-офф уделял мне много внимания. Будет очень жалко, если Федоров уйдет из «Вашингтона». Лидер команды, его помощь неоценима.

— Что было после того, как вы вылетели в четвертьфинале?

— Вместе с любимой девушкой махнул на недельку в Доминикану. Что мне понравилось – там тихо и спокойно. Из русских были мы одни. В отеле вообще мало пар. Тишина, закрытый пляж, океан, песок, шикарная кухня. Да, отдых получился дорогим. Но, когда попадаешь в такой рай, о деньгах не думаешь.

— Как будете готовиться летом к покорению «Вашингтона»?

— Первого июля начну по утрам тренироваться на земле по программе, которую мне выдали в клубе. Она рассчитана на месяц, ее составил тренер по физподготовке. Первого августа выйду на лед, буду заниматься в Самаре. Потом, если получится, отправлюсь на пару недель в Финляндию, чтобы поработать со своим тренером вратарей.

— Как понимаю, в конце августа вы приедете на олимпийский сбор.

— Меня пока на него не приглашали.

— Как же так? Ведь многие болельщики считают, что вы достойны поездки на Олимпиаду в Ванкувер. Да и Быков с Захаркиным в марте приезжали в Вашингтон.

— Тогда мы с Вячеславом Аркадьевичем конкретно о сборе не говорили. Быков просто сказал, что знает мой номер и в случае чего перезвонит.

— А если звонка не будет?

— Не могу же я поехать на Ходынку, если меня туда не звали?! Но времени до августа много. Надеюсь, еще пригласят на сборы. Очень хотелось бы там побывать. Пообщаться с ребятами, покататься вместе. Такой лагерь важен накануне Олимпиады.

«ТАК ЭТО БЫЛ СЕМИН?»

— Как вы оцениваете свои шансы поехать в Ванкувер?

— Мне нужно стать основным вратарем «Вашингтона» и иметь как можно больше игровой практики. Если с этой задачей не справлюсь, то не думаю, что попаду на Олимпиаду. Хотя на эту тему, конечно, лучше поговорить с Быковым и Захаркиным.

— Но это мечта?

— Разумеется. Мне всего 21 год. Если в таком возрасте окажусь на Олимпиаде и мы там победим – я буду одним из самых счастливых людей на планете.

— Говорят, сборная России так сильна, что может проиграть только самой себе.

— У канадцев тоже хорошая команда. Но я согласен, потенциально наша сборная будет самой сильной в Ванкувере.

— Не разговаривали на эту тему с канадским защитником «Вашингтона» Майком Грином? Он-то точно попадет на Олимпиаду.

— А как я с ним поговорю, если у меня английский хромает? Начал подтягивать язык, когда жил в Херши. Но потом переехал в Вашингтон, где кроме меня еще четверо русских оказалось. И все, английский встал, — смеется Варламов.

— А как вы его учили?

— Старался больше смотреть телевизор. Еще помогала моя девушка, которая так прекрасно знает английский, что позавидовали бы многие американцы.

— Илья Брызгалов несколько лет назад сказал в интервью «Советскому спорту»: «Если хочешь стать классным голкипером, нужно уезжать в Америку». Согласны, что там лучше вратарская школа?

— У каждого это индивидуально. Не знаю, как в других клубах, но мне повезло. Когда начал заниматься хоккеем в Самаре, мой первый тренер Александр Ендулов работал со мной отдельно. Учил кататься, объяснял нюансы. Если бы не попал к нему в руки, не думаю, что оказался бы в Ярославле.

В «Локомотиве» снова повезло. Тренер вратарей Олег Семенов тоже много со мной возился. Говорил: у тебя, Семен, большое будущее. Только много работай и слушай меня. Жаль, что наставник скончался два года назад. Он многое мне дал. Без его помощи я бы не дорос до первой команды, не попал бы в НХЛ.

— Помните, что в следующем сезоне вы можете претендовать на «Колдер Трофи» — приз лучшему новичку лиги?

— Да, я провел мало матчей в регулярном чемпионате. Если повезет выиграть трофей, появится повод съездить в Лас-Вегас.

— Напоследок назовите самый тяжелый и самый смешной моменты сезона.

— Тяжелее всего было, когда пошли травмы. Я не играл, меня это сильно напрягало. А смеялся я сильно, когда мы прошли «Рейнджерс» в Кубке Стэнли. Подходит Саня Овечкин с хитрой улыбкой, обнимает меня: «Варлам, молодчик, поздравляю!». Я его тоже обнимаю. И в этот момент мне в лицо летит пена для бритья. Даже не видел, кто в меня ее бросил…

— Александр Семин.

— Так это Сема был?! Спасибо, раскрыли глаза, — смеется Варламов.

«САМ Я СО ШТАНГАМИ НЕ РАЗГОВАРИВАЮ»

В конце интервью Семен Варламов сдал «Советскому спорту» шуточный экзамен на знание хоккея.

1 Ширина хоккейных ворот? (183 см)

А я видел это в учебнике! Но забыл… Кажется, 180 см в ширину и 160 см в высоту. Сколько в высоту на самом деле? 122 см?! Вот промахнулся! Но вы про ширину спрашивали. А тут я почти попал.

2 Назовите самый сильный щелчок. (169,6 км/ч)

Точно знаю, что рекорд установил защитник «Бостона» Здено Хара на последнем матче «Всех звезд» в Монреале. Что-то вроде 204 км/ч. Я же видел по телевизору, как он щелкнул. По мне в НХЛ так еще не стреляли. А вот в России самый мощный щелчок у Дениса Куляша.

3 Сколько раз Третьяк был чемпионом мира? (10 раз)

А-а, вдруг не угадаю?! Это же стыдоба! Я знаю, что Третьяк был трижды олимпийским чемпионом. И, допустим, девять раз чемпионом мира. Что? Почти попал? Ура! И еще не забудьте, у него два золота за Квебек-2008 и Берн-2009 как у президента ФХР.

4 Ванкувер – столица какой провинции Канады? (Британская Колумбия)

Замечательный вопрос. Вы меня окончательно хотите опозорить. Я же играл там на молодежном чемпионате мира. Но сейчас хоть убейте, не вспомню. Как? Точно… Бритиш Коламбия, как там они говорят.

5 Кто такой Везина? (Экс-голкипер «Монреаля»)

Это легко. Знаменитый вратарь, играл в начале прошлого века. В его честь учредили «Везина Трофи» — приз лучшему голкиперу лиги. Я бы удивился, если бы Везина оказался форвардом.

6 Кто из великих вратарей НХЛ разговаривал со штангами? (Патрик Руа)

Так, у меня две версии – Патрик Руа и Рон Хэкстолл. Последний, как я помню, голову разбивал об эти штанги, клюшки крушил. Пусть будет Руа. Угадал? Случайно. Сам я со штангами не разговариваю. У меня куча других примет.

Оценка: твердая четверка. Вашу зачетку, студент Варламов!
Показывать новые сообщения медиатрансляции автоматически
Все коментарии (0)