Войти через
Авторизация
Регистрация
Нажимая кнопку "Зарегистрироваться" Вы подтверждаете своё согласие с правилами регистрации на сайте.
Поля, отмеченные * - обязательные для заполнения
ВчераСегодняЗавтра
Развернуть

Менеджер Виталия Петрова Оксана Косаченко: Здесь все – змеи

Николай Мысин
Николай Мысин

СОБЫТИЕ ДНЯ. ФОРМУЛА-1
«ГРАН-ПРИ ТУРЦИИ»

ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Оксану Косаченко в паддоке «Формулы-1» знают все. В том, что в чемпионате мира появился первый российский гонщик Виталий Петров, ее заслуга огромна. А 15 лет назад Оксана Косаченко была далека от мира «Больших призов».

В эксклюзивном интервью «Советскому спорту» менеджер Петрова рассказала, как случай помог пробиться Виталию в закрытый клуб лучших гонщиков планеты и на какие жертвы ей пришлось ради этого пойти.

ОКСАНА КОСАЧЕНКО СПОСОБНА ОТТАСКАТЬ СВОЕГО ПОДОПЕЧНОГО ВИТАЛИЯ ПЕТРОВА ЗА УШИ. ОСОБЕННО ЕСЛИ У НЕГО ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
 

«МИНАРДИ СКАЗАЛ: «ИЗ РУССКОГО БУДЕТ ТОЛК»

– В середине 90-х я не имела никакого отношения к автоспорту, – рассказывает Оксана во время нашей встречи в моторхоуме «Рено» перед стартом гонки «Гран-при Турции». – Привел меня в него замечательный человек и режиссер, которого, увы, уже нет с нами, Иван Дыховичный. В конце 90-х «Россия» заполучила трансляции «Формулы-1», а Дыховичный стал генеральным продюсером канала. Он предложил мне работать комментатором на этапах чемпионата. Тогда же я познакомилась с Владимиром Гомельским, ставшим моим наставником. Он был суровым учителем, никогда не гладил по головке. Говорил прямо: «Что за жуткий комментарий?! Почему не работаешь голосом, интонациями?!».

Я понимала, что моих знаний в автоспорте не хватает, а выглядеть глупо не хотелось. Постепенно я обрастала знакомствами, вникала в детали, набиралась опыта. После «России» мне довелось комментировать гонки на «7ТВ». Порой по 14 часов в день – с восьми утра до 10 вечера! И часто моими собеседниками были опытные российские гонщики. Так мало-помалу я стала неплохо разбираться в автоспорте. Хотя о карьере менеджера не думала.

– Но все-таки им стали?

– В 2001 году на одном корпоративе, где мы работали вместе с Игорем Верником, ко мне подошел Сергей Фролов – один из организаторов чемпионатов России. И сказал: «Слушай, есть такой парень! Все подряд выигрывает. Куда его пристроить?». Я ответила: «Отдай его в «Лукойл». Лучшая команда в стране». Он вздохнул: «Не берут. Пихают его в ралли, а он хочет на кольце гоняться».

– Не о Виталии ли Петрове речь?

– Конечно, о нем. Я тогда подошла к руководителю «Лукойл-Рэйсинг» Малиновскому. Спросила: «Что ж вы парня не берете? Все говорят – талантливый!». Он отмахнулся: «Ты меня не учи. Я ученый, а ты вообще девочка из телевизора. Вот и сиди в своем ящике. Запомни – ничего путного из парня не выйдет». Я бы, может, и забыла про все это. Но меня поразили глаза Виталика. Огромные зеленые глаза, которые так и горели страстью к гонкам! Я поняла: не могу ему сказать, что не знаю, что делать.

– И что сделали?

– Начала наводить справки, советоваться. И поняла, что надо увозить Виталия в Европу. Тогда я позвонила единственным людям, которых там знала, – Винченцо Соспири и Джанкарло Минарди (на тот момент – руководитель команды «Формулы-1» «Минарди», на базе которой потом создали нынешнюю «Торо Россо». – Прим. ред.).

«РОДИТЕЛИ ПЕТРОВА ПОВЕРИЛИ МНЕ»

– Как вы успели познакомиться с Минарди?

– Благодаря Сергею Злобину. Когда «Минарди» подписали контракт с «Газпромом», Сережа стал тест-пилотом команды, а я два с половиной года работала с ним как пресс-секретарь. Естественно, наладила контакт и с самим Джанкарло. Так вот – после знакомства с Петровым я созвонилась с Минарди. И прилетела в Италию с Виталием и еще одним гонщиком, сыном знакомых. Джанкарло провел с нами 20 минут, посмотрел на ребят, угостил чаем-кофе, а потом мне сказал: «На одного парня ты время не трать, а из второго может что-то получиться. Но работать надо будет очень много!». Так я пристроила Виталия в команду Соспири в «Формуле-Рено».

Тут надо отдельное спасибо сказать родителям Петрова. Они поверили мне. Знаете, в 16 лет отдать ребенка малознакомой женщине, чтобы та увезла его в Италию, сказать ему: «Ты здесь будешь жить один!»… Не многие на такое решатся. Виталику было очень тяжело. Он сам готовил, стирал, гладил...

– А вы жили в Москве?

– Да, летала к нему каждые две недели. Работать с Петровым было очень тяжело. Мы оба многому учились. Вот сейчас порой слышу, люди говорят: «Зачем гонщикам менеджер?». Смешной вопрос! А кто устраивает его в команды, кто ищет спонсоров? Была у меня история: встретила я у входа в паддок на одном из «Гран-при» знакомого 16-летнего мальчика. Попросил его провести. На вопрос «Зачем?» он ответил: «Пройдусь по командам, поговорю про место в «Формуле-1». Я провела его в паддок. И смотрела потом, как он подходит к моторхоумам и смотрит широко открытыми глазами на людей, которые здесь работают. А к кому он подойдет? С кем поговорит? О чем? Для таких разговоров нужны менеджеры. Особенно, когда ребята только начинают карьеру. Виталий в свое время даже жил у меня – когда приезжал в Москву. Мне его мама звонила, шутила: «Слушай, у меня еще второй сын есть. Не хочешь взять?».

– Родители, кстати, не отвлекали?

– Это сейчас Виталий опытный, умеет концентрироваться на работе в любых условиях. Сейчас ему хоть маму, хоть папу, хоть весь Выборг сюда привези, он этого и не заметит. А раньше… Ой, чего только не было! Друзья, девушки, которые ему слали эсэмэски, а он злился на меня, что я не даю ему с ними встречаться…. Мне казалось, что если бы в 17 лет кто-нибудь дал Виталию пистолет с одним патроном и предложил «убрать» одного человека, он бы тут же выстрелил в меня.

«РАДИ ВИТАЛИЯ ПРОДАЛА МАШИНУ»

– Как находили деньги на выступления?

– Как могли. Я тогда все продала – машину, драгоценности, благо у меня был состоятельный муж, – для того, чтобы Виталий мог ездить на соревнования. Папа его помогал. Потом, когда речь пошла уже об очень больших суммах, подключились друзья его отца, которым огромное спасибо. Многие считали меня сумасшедшей. Что поделать, Россия. Надо признать, что интереса к автоспорту в стране нет. И не будет. Без кропотливой работы. Просто так приехавший в Москву Берни Экклстоун не подпишет контракт с мэром на проведение «Гран-при России» в Нагатино.

Не было желания все бросить?

– И не раз! Но если я за что-то берусь, то довожу до конца. Если задамся целью полететь на Луну – разобьюсь, но полечу. Другое дело, что я не ставлю перед собой нереальных целей.

– А тогда, девять лет назад, начав работать с Петровым, реально верили, что вам по силам пробиться в «Формулу-1»?

– Верила. Думала, будет очень сложно. Но все вышло в 100 раз сложнее. Надо понимать одну вещь: для Виталия все было несколько проще. Он ведь молодой парень, параллельно с гонками учился в институте, сдавал экзамены… Не вышло бы со спортом, все равно бы не пропал. Пошел бы к папе на завод или еще куда. А я шла ва-банк, потеряла семью. Отступать было некуда.

– Добиваться успеха вам помогала женская интуиция, говорили вы. И как она вас выручала?

– Много историй было. В прошлом году, когда встал вопрос о приходе Виталия в «Формулу-1», у нас было пять предложений от разных команд. Одно выглядело очень серьезно. Вон из той части паддока, – Оксана махнула рукой в сторону «Большой четверки», где «Феррари», «Макларен», «Ред Булл» и «Мерседес». – Мы очень серьезно работали над этим контрактом. В какой-то момент я должна была лететь на базу команды, но, как выехала из дома, сразу почувствовала – не хочу! И все пошло не так. По дороге в аэропорт попала в жуткую пробку. Затем сломался самолет. Нас сначала вытащили на взлетную полосу, потом привезли обратно… Потом сказали, что через два часа станет ясно – полетим мы или нас пересадят на другой борт. Я плюнула, забрала билет и поехала домой. А потом узнала, что за три дня до этого команда подписала другого пилота, никому ничего не сказав.

– А второй случай?

– Шеф команды «Рено» Эрик Булье – мой старый друг. Наша дружба не связана с автоспортом. И вот звоню я Эрику, а он говорит: «Когда будешь следующий раз в Париже, дай знать». А я в это время как раз была в Париже! Причем недалеко от него. В итоге мы встретились через 15 минут. И Булье говорит: «Меня назначают шефом «Рено Ф-1». Я думаю пригласить в команду Петрова». Что это? Воля случая, что я так удачно ему позвонила? Мне кажется – интуиция.

– И что ваша интуиция говорит о других русских гонщиках? Появится в «Формуле-1» второй наш пилот?

– Насчет второго – не знаю. У Виталия, если все сложится хорошо, в «Формуле-1» будет лет семь-восемь. Успеет ли кто-то из наших за это время пробиться сюда – большой вопрос. По моим ощущениям, в лучшем случае лет через шесть.

«ПАДДОК – ЭТО СЕРПЕНТАРИЙ»

– А как же Михаил Алешин? Он сейчас уверенно лидирует в «Мировой серии «Рено», да и вообще о нем узнали и заговорили как о перспективном гонщике намного раньше, чем о Петрове.

– У Миши – колоссальный талант! Я видела его в 13 лет. Боже мой, если бы Виталий был таким в 13, то в 16 уже гонялся бы в «Формуле-1»! Но сейчас, мне кажется, время Алешина ушло. Его карьеру загубили бывшие менеджеры, которые делали ставки не на те серии. Поймите, в 18 лет гоняться в «Формуле-Рено» – это здорово! Но в 23 – смешно. Скажу больше – в прошлом году у меня была возможность «зацепить» Алешина, сделать его тест-пилотом «Формулы-1». Но все тот же господин Малиновский таинственно сказал: «Мы найдем место получше!». И где сейчас Алешин? (В межсезонье Алешин потерял поддержку не только программы подготовки молодых пилотов «Ред Булл», но и спонсорство команды «Лукойл-Рэйсинг». – Прим. ред.)

То есть в «Формуле-1» его уже не увидеть?

– А какой смысл сейчас приходить в «Формулу-1»? В той части паддока, – Оксана опять махнула рукой в сторону «Большой четверки», – Алешина никто не ждет. А в ту, – теперь показала на аутсайдеров чемпионата, – зачем идти?

Но ведь многие нынешние звезды начинали карьеру в командах-аутсайдерах. Алонсо, Уэббер, например…

– Его там сразу затопчут. И кто потом даст денег затоптанному пилоту? Их сейчас даже Петрову не дают. Хотя он гоняется в сильной команде «Рено». Виталия финансируют все те же люди, что и раньше. Российские компании в мир «Больших призов» приходить не торопятся. Кто-то, конечно, появляется, но нужно гораздо больше спонсоров. А их нет.

– Вы, когда только подписали контракт с «Рено», написали письмо премьеру Путину с просьбой о поддержке Виталия. После чего вам начали звонить из разных компаний…

– Действительно звонили. Помощь предлагали. Только советом. Денег никто не принес.

– Оксана, вы уже не первый год в этом кругу избранных – «Большом цирке» под названием «Формула-1». Обзаводитесь знакомствами, связями. Нравится эта тусовка?

– Это не тусовка. Тут каторжный труд. Здесь только в глаза все улыбаются, обнимают и целуют. А так слова лишнего нельзя сказать – его потом никогда не забудут. Паддок – это серпентарий. Мы здесь все змеи – побольше и поменьше. У кого-то блестит шкурка, у кого-то нет. А я… Я, знаете, еще даже не вылупилась.

Показывать новые сообщения медиатрансляции автоматически
 
статистика
ТаблицаРасписание матчейБомбардиры
Загрузка...