Войти через
Авторизация
Регистрация
Нажимая кнопку "Зарегистрироваться" Вы подтверждаете своё согласие с правилами регистрации на сайте.
Поля, отмеченные * - обязательные для заполнения
  • биатлон
  • хоккей
  • футбол
  • баскетбол

ПЯТЬ ЛЕТ НАЗАД НЕ СТАЛО ВЕЛИКОГО ТРЕНЕРА

ПЯТЬ ЛЕТ НАЗАД НЕ СТАЛО ВЕЛИКОГО ТРЕНЕРА
ЧЕЛОВЕЧНЫЙ КАЧАЛИН
Пять лет назад в 84-летнем возрасте скончался заслуженный тренер СССР,

заслуженный мастер спорта Гавриил Качалин, с именем которого связаны самые громкие победы советских футболистов — завоевания золотых медалей на

Олимпийских играх в Мельбурне и в Кубке Европы в Париже.
Геннадий ЛАРЧИКОВ

ВИСОКОСНЫЕ ГОДЫ – СЧАСТЛИВЫЕ
По сравнению с другими

тренерами крупных побед Гавриил Качалин одержал немного, всего три, но зато какие это были выигрыши — Олимпийские игры, Кубок Европы, да и чемпионат

СССР с тбилисскими динамовцами стоил дорогого. Любопытно, что все они были одержаны в високосные годы — 1956, 1960 и 1964.
Была в жизни Гавриила

Дмитриевича еще одна победа, возможно, забытая даже участниками того турнира. Было это в декабре 1991 года. Тогда в Москве состоялся международный

турнир ветеранов с участием сборных СССР, Украины, Польши, Испании. А посвящен он был 35-летию победы советских футболистов на Олимпиаде в Мельбурне.

Для 80-летнего Гавриила Дмитриевича это были последние соревнования, в которых он выступал в роли тренера. И его команда вновь выиграла.

КАК ОПОЗДАЛИ НА ПОЕЗД СТРЕЛЬЦОВ И ИВАНОВ
Одним из участников тех соревнований был и заслуженный мастер спорта Виктор Царев, который в

юности играл под руководством Гавриила Дмитриевича в сборной, а потом уже был шефом Качалина в ДЮСШ “Динамо”.
— Мне действительно посчастливилось

и поиграть в команде этого великого тренера, а потом и поработать с ним в динамовской школе, где Гавриил Дмитриевич был завучем. А познакомились в

середине 50-х годов, когда Качалин пригласил меня в сборную. В Олимпийских играх я, правда, не участвовал, но на сборах, в том числе зарубежных,

бывал часто. Каждый раз в сборную приглашалось немало кандидатов, и казалось, мы должны были видеть в каждом футболисте своего конкурента. Но Гавриил

Дмитриевич создавал в команде такую семейную обстановку, что нас просто тянуло на сборы, а кто будет играть — не столь и важно. Конкуренция за место

в основном составе была, конечно. Но она была здоровой, без подлости, без доносов главному тренеру. Доверие игрокам — кредо Качалина. Были случаи,

когда некоторые футболисты злоупотребляли этим, но Гавриил Дмитриевич сначала разбирался в причинах таких нарушений, а потом принимал соответствующие

решения. Он исходил из того, что если кто-то из нас и ошибался, подводил его и команду, то делал это, как правило, неумышленно. Яркий пример тому —

случай с опозданием Стрельцова и Иванова на поезд, отвозивший сборную в ГДР. Произошло это осенью 1957 года, когда наша команда играла дополнительный

матч в отборочном цикле чемпионата мира со сборной Польши. Команда днем уезжала с Белорусского вокзала, но к отправке поезда Стрельцов и Иванов

опоздали. И для того, чтобы сесть в вагон, им пришлось ехать на машине до Можайска, где поезд сделал ради них не предусмотренную расписанием

остановку. Разразился скандал, но Гавриил Дмитриевич, выслушав Иванова и Стрельцова, им поверил — ведь причина опоздания объяснялась не тем, что эти

футболисты загуляли, а именно такой была тогда одна из версий, а автомобильными пробками в дороге.
— Иванов потом рассказывал мне, что их ошибка

заключалась в том, что они — все-таки игроки сборной СССР — решили поехать на вокзал на такси, а не на метро. Хотя от Автозаводской, где они жили,

до Белорусской не более 20 минут, а на такси на дорогу ушел чуть ли не час. И Гавриил Дмитриевич поверил им. Более того, это его доверие проявилось

не на словах, а на деле — включением торпедовцев в состав команды. Сборная СССР выиграла со счетом 2:0, причем один мяч забил Стрельцов. Эта победа и

позволила нашей команде завоевать право играть через полгода в Швеции в финале чемпионата мира.

КАЧАЛИН ВИДЕЛ ГАРРИНЧУ НАСКВОЗЬ
— Вы

поиграли у других великих тренеров — Якушина, Пономарева. Чем же Качалин отличался от них?
— Гавриил Дмитриевич был, безусловно, одним из

лучших советских тренеров. Прежде всего он не был диктатором. Хорошо это или плохо, но Качалин всегда доброжелательно относился к игрокам, никогда не

повышал голос, никого не оскорблял. Качалин никогда не говорил “я”, обязательно употреблял другое местоимение — “мы”. И это не была игра слов. Он

никогда не отделял себя от коллектива. Например, перед очередным матчем, прежде чем провести установку, он обязательно приглашал к себе игроков по

отдельности или звеньями, рассказывал о соперниках, а потом спрашивал, как футболисты намерены сыграть. Выслушав мнение футболистов, он либо

соглашался, либо вносил коррективы, подсказывал. А потом на установке рассказывал о плане на игру, с учетом индивидуальных бесед с футболистами. За

основательную подготовку к каждому матчу Сергей Сергеевич Сальников называл Качалина футбольным Кутузовым. Перед игрой Гавриил Дмитриевич всегда был

задумчив, болезненно реагировал на любую неудачу. Помню, перед отъездом в Швецию на чемпионат мира мы проиграли последний контрольный матч дублерам

“Спартака”. Качалин так сокрушался, что начальнику сборной Андрею Петровичу Старостину пришлось провести с главным тренером успокоительную беседу:

“Наш футбол всегда хорош, когда мы попадаем в экстремальные ситуации. Поверь, что и в Швеции, по крайней мере в групповом турнире, мы выступим

успешно”. И действительно, наша команда обыграла и австрийцев, и англичан, хотя для этого с командой Англии пришлось сыграть два матча. Гавриил

Дмитриевич всегда придавал большое значение разработке тактических планов на каждый матч, умел выделить самых опасных для нас соперников. Другое

дело, что не всегда его знания помогали выигрывать, нейтрализовывать ведущих игроков других сборных. В конце 1957 года он два месяца был на

стажировке в Бразилии, где его прозвали русским разведчиком — ведь сборным СССР и Бразилии в Швеции предстояло играть в одной группе. За два месяца

он многое узнал, однако определить из массы одаренных бразильцев наиболее вероятных кандидатов на поездку в Швецию ему было трудно. Но в одном

футболисте он не ошибся — в Гарринче. В конце сезона на товарищеские матчи в Бразилию прилетел и наш клуб. В Рио-де-Жанейро мы побывали на игре,

если не ошибаюсь, “Ботафого” и “Васку да Гама”. И Гавриил Дмитриевич попросил нашего левого защитника Бориса Кузнецова обратить пристальное внимание

на Гарринчу, который раз за разом обыгрывал соперника. “Боря, ты запомни этого парня. Наверняка он будет участвовать в чемпионате мира, и тебе,

возможно, придется его опекать”. Но самоуверенный Кузнецов был спокоен — мол, это не Гарринча здорово играет, а неверно действует защитник. Ведь он

должен постоянно находиться рядом, не позволять нападающему свободно принимать мяч, а он не вступает в борьбу, пятится к воротам. Поэтому у Гарринчи

и развязаны руки. В июне следующего года, как и предсказывал Качалин, Кузнецов и Гарринча встретились в Швеции, и тренер напомнил нашему защитнику:

“Боря, тогда ты правильно рассуждал — главное, не дать сопернику принимать мяч. Так и действуй”. Но Гарринча на первой же минуте проскочил мимо

Кузнецова так быстро, будто того на поле и не было. После этого Борис из своей штрафной выходил очень редко, да и то — по команде Льва Яшина.

Подтверждением великого тренерского мастерства Качалина могут служить победы сборной в Мельбурне и Париже, завоевание тбилисскими динамовцами золотых

медалей. Спусти 20 лет я приезжал с Качалиным в Тбилиси на какую-то встречу, и меня поразило, как его встречали там, — многие подходили на улице к

Гавриилу Дмитриевичу, считая своим долгом поздороваться с ним, поинтересоваться самочувствием, пожелать крепкого здоровья. А когда зашли на базар, то

чуть ли не все продавцы сбежались к нам, завалили фруктами, расспрашивали Гавриила Дмитриевича о его жизни. Качалин отбивался от подарков, но

гостеприимные грузины только смеялись. А потом отнесли все фрукты в гостиницу. Это был добровольный жест, признание великих заслуг Гавриила

Дмитриевича, хотя в Тбилиси он работал всего два года, но добрую память о себе оставил на всю жизнь.
Как сложилась его семейная

жизнь?
— Без преувеличения могу сказать, что очень счастливо. Гавриил Дмитриевич до последнего вздоха любил жену Антонину Петровну. Слава

Богу, она жива, хотя после смерти мужа здоровье ее заметно ухудшилось. Они воспитали прекрасную дочь Лену, у которой родилась еще одна

представительница семейства Качалиных — Наташа. Жил Гавриил Дмитриевич на Фрунзенской набережной в малогабаритной квартире. О его скромности можно

судить хотя бы потому, что эту квартиру в свое время получила жена, а он, прославленный тренер, стеснялся попросить улучшить жилищные условия. В доме

всегда был покой. Часто в гости приходили многочисленные друзья, и такие встречи обязательно заканчивались тем, что Гавриил Дмитриевич брал в руки

гитару и пел задушевные песни, особенно хорошо он исполнял русские романсы. При кажущейся, на первый взгляд, замкнутости Качалин на самом деле был

человеком общительным, тактичным, высокой культуры, отзывчивым. Многие бывшие футболисты до сих пор с благодарностью вспоминают, как он помогал им

поступать в школу тренеров, в институты.
— Когда вы познакомились, Качалин был старшим тренером, а вы игроком. Спустя много лет в ДЮСШ уже

Гавриил Дмитриевич был вашим подчиненным. Как вам работалось?
— Легко. С большим удовольствием. У нас не было возрастного барьера, а было

полное взаимопонимание.
Он был для нас не только заслуженным в футболе человеком. Он был Человеком с большой буквы.

НАША

СПРАВКА
Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР, Гавриил Дмитриевич Качалин родился в Москве 17 января 1911 года, умер 23 мая 1995 г. В

футбол начал играть в 1928 году в команде “Вольный труд”, затем выступал в сборной Гомеля и местного “Динамо”, а с 36-го по 42-й в московском

“Динамо”. В чемпионатах СССР сыграл 36 матчей. Чемпион СССР 1937, 1940 гг. Обладатель Кубка 1937 года, участник матчей со сборной Басконии, главный

тренер “Трудовые резервы” (Москва) — 1945-1948, “Локомотив” (Москва) — 1949-1952, “Пахтакор” (Ташкент) — 1963, 1975, “Динамо” (Тбилиси) —

1964-1965, 1971-1972, “Динамо” (Москва) — 1973-1974. Тренер — 1954 и главный тренер сборной СССР — 1955-1958, 1960-1962, 1968-1972. Главный тренер

молодежной сборной СССР — 1965, олимпийской сборной — 1966-1968, гостренер отдела футбола Комитета по делам физкультуры и спорта — 1953-1954,

1959, 1962- 1963. Заканчивал тренерскую карьеру завучем в ДЮСШ “Динамо” (Москва). Председатель тренерского совета Федерации футбола СССР — 1963, был

членом технического комитета ФИФА. C именем Качалина связаны самые крупные достижения сборной СССР — победы на Олимпиаде в 1956 году и в Кубке

Европы 1960 года. Возглавлял сборную СССР в чемпионатах мира 1958, 1962 и 1970 годов. Под руководством Качалина “Динамо” (Тбилиси) впервые в своей

истории в 1964 году стало чемпионом СССР, а в 1971 и в 1972 годах — третьим призером. А в 1973 году московские динамовцы завоевали бронзовые медали.

Никита СИМОНЯН: ТРЕНЕР, О КОТОРОМ НЕ ВСЕ ПОМНЯТ
Мы попросили поделиться воспоминаниями заслуженного мастера спорта Никиту Симоняна. — О

Гаврииле Дмитриевиче Качалине говорят и пишут меньше, чем о других тренерах, не имевших таких побед, как он, – говорит Симонян.Это,

кстати, было всегда. Может быть, причина в его характере, в его невероятной скромности, и как-то забывается, что Качалин выиграл Олимпийские игры,

Кубок Европы, привел тбилисское “Динамо” к победе в чемпионате страны. Уверен, что и сейчас надо изучать качалинскую школу. Качалин из тех людей,

которых уважаешь безмерно, и мука мученическая, если его огорчали, ведь он переживал неудачи больше нас всех вместе взятых. Гавриил Дмитриевич

способен был без жалости расстаться с хорошим игроком, если тот не устраивал его по нравственным соображениям.
Став тренером, я не раз думал о

том, почему же Гавриил Дмитриевич имел на нас, на игроков, огромное влияние. Ничего особенного он, пожалуй, не изобретал. Все шло от личности. Все

было органично. В свободные часы он любил взять в руки гитару или мандолину, любил, чтобы мы расселись вокруг и вместе что-нибудь спели. Знал жен

футболистов, умел подойти к ним, располагал к откровенности, поэтому всегда был в курсе, что кого волнует, что кого тревожит, и влияние на нас имел

огромное. Для меня Гавриил Дмитриевич — образец скромности. На 75-летие собрались старые гвардейцы в его скромной квартире, а мог бы ведь жить и

пороскошнее.
“Мне повезло, что я работал с такими игроками, и счастлив, что в команде, которая выиграла Олимпиаду, Кубок Европы, впервые выступала

в чемпионате мира, были отличные футболисты и настоящие люди”, — сказал на юбилее Гавриил Дмитриевич. А мы его поправили: “Это нам повезло, что нам

посчастливилось играть под руководством такого специалиста”. В работе Качалин был тверд, как сталь, проводил свою программу, делал ставку на высокую

скорость, физическую готовность, инициативу каждого игрока на поле. Не случайно мы способны были играть по 90 минут в высоком темпе. Вот таким

великим тренером и человеком остался Гавриил Дмитриевич в нашей памяти.

 

Показывать новые сообщения медиатрансляции автоматически

Последнее по теме: