Войти через
Авторизация
Регистрация
Нажимая кнопку "Зарегистрироваться" Вы подтверждаете своё согласие с правилами регистрации на сайте.
Поля, отмеченные * - обязательные для заполнения
ВчераСегодняЗавтра
Развернуть

Чемпионат мира по хоккею 2016

"Я виноват перед Филатовым". Тринадцатая глава мемуаров экс-президента "Локо"

Экс-президент "Локомотива" Николай Наумов


В распоряжении «Советского спорта» оказались мемуары Николая Алексеевича Наумова – экс-президента столичного футбольного клуба «Локомотив» (2007-2010). Их дайджест будет напечатан в ближайших номерах еженедельника «Советский спорт – Футбол». В интернете же мы решили публиковать эти уникальные и, порой, по-настоящему сенсационные записи, безотлагательно и без купюр. Каждый день вас ждет новая глава «Записок экс-президента».

 

ГЛАВА I

ПРОТИВОСТОЯНИЕ «СЕМИНСКИХ» И «ЛИПАТОВСКИХ»

Недавно исполнился год, как я простился с «Локомотивом». Меня никто не выгонял. Я ушел сам. Ушел, потому что… Впрочем, об этом скажу позже. Хочу рассказать все о локомотивской истории периода 2008–2010 годов. По истечении времени это можно сделать спокойно, без лишних эмоций.

Мою кандидатуру на пост президента «Локомотива» Якунину предложил один из наших общих друзей. Якунин знал меня как опытного менеджера, способного управлять большим коллективом. Он решил сделать оригинальный ход – поставить у руля клуба неизвестного футбольному миру человека. Ну откуда ему было знать, что я долгое время играл в футбол? Начинал еще в 8 лет в детской республиканской футбольной школе, затем была школа олимпийского резерва, затем – Группа подготовки при команде мастеров и профессиональная команда первой союзной лиги. После – три года тренерской работы, а позже – председатель Попечительского Совета профессиональной команды. Я об этом не говорил, и меня не знали, так как было все это в Средней Азии и очень давно. Тем более что в 25 лет мне пришлось выбирать между профессией инженера-машиностроителя (это мое первое образование) и профессиональным футболом. И выбор – самый тяжелый в моей жизни – был сделан не в пользу футбола. Фанатичная любовь к игре уступила место прагматизму, который говорил мне, что с моим левым мениском я в 30 лет стану никому не нужным инвалидом. Если бы тогда наша медицина была такой, как сейчас!

Предложение мне было сделано в сентябре 2007 года. Приходить на занятое место и подсиживать кого-то я не собирался. Поэтому пришел я в ноябре, когда ни Бышовца, ни Семина в клубе не было. Я просил еще об одном обновлении, но мне отказали, и председателем Совета директоров остался Сергей Липатов. Кандидатура нового главного тренера была уже согласована на всех уровнях, и предстояло только формально подписать бумаги. Мне сказали: «Слушай, ну не надо лезть в бутылку после двух дней работы в клубе…». Так на сезон 2008 года и пять туров в 2009 году главным тренером команды стал Рашид Рахимов.

На предварительной беседе с президентом РЖД, а затем и в Совете директоров мною была представлена общая перспективная программа развития клуба. Она была одобрена. Суть программы: постепенный переход от использования иностранных футболистов к собственным воспитанникам и воспитанникам других российских школ.

Тот, кто знаком с футбольной индустрией, понимает, что задача эта крайне трудная и требует выполнения множества промежуточных задач. А самое главное – нужна стартовая ступень, с которой можно было начинать работу. Что увидел я в «Локомотиве» в 2007 году?

 

1) Полуразвалившаяся футбольная школа:

– общежитие в аварийном состоянии;

– из тренировочных полей – только синтетика 40х80 метров без освещения, где очередь на тренировку ждут многочисленные команды;

– покосившееся воздушно–опорное сооружение, совершенно не отапливаемое;

– раздираемый склоками коллектив тренеров, многие из которых, мягко говоря, не выполняют своих служебных обязанностей.

И на фоне всего этого – довольное лицо директора школы, который катается по заграничным командировкам и передвигается по Москве на автомобиле размером чуть меньше железнодорожного вагона.

2) База главной команды в Баковке, не пригодная к проживанию:

– полностью изношена и не пригодна к эксплуатации газовая котельная;

– скважина питьевой воды сгнила полностью и заросла илом;

– тренировочное поле не пригодно даже для выпаса коров.

3) Стадион «Локомотив» и вся черкизовская площадка в 27 гектаров земли:

– мониторинг канатной системы не проводился, надежность ее не известна;

– подходящие к стадиону теплотрассы (длина 2 км) вышли из строя;

– стадион сдан в эксплуатацию с неоконченным строительством (помещения под трибунами не готовы);

– входная зона, где расположены кассы, турникеты для зрителей и камера хранения построены незаконно, без оформления земельного участка;

– табло практически изношено и требует срочной замены;

– на главном футбольном поле в декабре 2007 года травяной покров полностью отсутствовал;

– на площадке памятником долгостроя возвышался бетонно-стеклянный остов аквапарка, падающие стеклопакеты которого представляли большую опасность.

Таково вкратце было состояние инфраструктуры.

 

Не лучше обстояли дела и в коллективе. Откровенное противостояние двух групп работников – «семинских» и «липатовских» не могло не бросаться в глаза.

Добавьте к этому жесткое недовольство фанатских движений, когда баннеры критического, а чаще оскорбительного характера преследовали клуб и команду не только в Черкизове, но и в поездках по России, и вы поймете, в какой кипящий котел я попал.

Говорю все это не для того, чтобы поплакаться в жилетку, а для того, чтобы рассказать, как мы вышли из этого положения, что было сделано, а чего сделать не удалось.

ГЛАВА II

ХОРОШАЯ КУХНЯ, НЕМНОГО ВИНА…

Первое и главное, с чего началась попытка возродить клуб, – создание нового коллектива управленцев. Мне не нужны лизоблюды и слепые исполнители моей воли, нужны были люди, которые бы приняли мои идеи, заболели ими и начали воплощать их в жизнь вместе со мной.

Здесь помог, во-первых, прежний опыт. Когда-то, когда я был слушателем Высшей Академии при ЦК КПСС, моим коньком и темой диссертации был вопрос подбора, расстановки и воспитания кадров. Без ложной скромности могу сказать, что способен в короткий срок организовать работу практически любого аппарата.

Во-вторых, огромную помощь в этом мне оказал один человек. Я ни когда об этом не говорил и сейчас не имею от него разрешения говорить о нем, но все же назову его. Это Валерий Николаевич Филатов – дай бог ему здоровья. Когда я ему впервые позвонил и попросил о встрече, он был в недоумении, но на встречу согласился. Встретились мы за ужином. Хорошая кухня, немного вина и мы постепенно начали говорить на одном языке. Поразило меня то, что мои идеи, о которых я поведал, были близки и знакомы ему. Более того, он поделился со мной теми проектами, которыми сам когда-то болел.

 

В дальнейшем наши встречи стали носить регулярный характер, и в какой-то период мы даже начали говорить о том, что могли бы поработать вместе. Самое же главное, что дал мне Валерий Николаевич – истинное понимание того, что «Локомотив» является особенным клубом. Я по-настоящему осознал, что означает понятие «семейный клуб», что такое локомотивский футбол и локомотивские традиции. Сегодня я с уверенностью могу сказать, что если новый руководитель кожей не осознает этого, у него в клубе ничего не получится.

Именно под влиянием Филатова мы стали возрождать традиции «Локомотива». В чем они заключаются? Прежде всего, в кадровой преемственности. Первый, кому я предложил работу в клубе, был Сергей Иванович Овчинников. У меня была идея создать вратарскую Академию имени прославленного вратаря. К сожалению, мы не успели воплотить ее в жизнь, так как Овчинникову поступило предложение от Семина помогать ему в Киеве. От таких предложений не отказываются. Затем у меня состоялся обстоятельный разговор с Пашининым, который решил завершить карьеру игрока. Меня поразило, как обстоятельно и толково он рассказывал о различных методиках физической подготовки игроков, способах быстрой реабилитации и восстановления кондиций. После этого разговора я не сомневался, кем будет Олег в клубе.

Ни на минуту я не сомневался и в способностях Володи Маминова. Не сомневаюсь я в них даже сейчас. Забегая вперед, скажу, что назначение Маминова на пост и. о. главного тренера сроком на пять туров в 2009 году было не случайным. То решение мы принимали вместе с Семиным, хотя в клубе он еще не работал. Цель была «засветить» Володю в России, посмотреть самим и показать всем, на что способен молодой тренер, когда ему доверяют и не мешают работать. Если вы помните, мы тогда набрали 10 очков в пяти играх, что в принципе соответствует чемпионскому графику.

Кульминацией принципа преемственности футбольных кадров стало проведение «Матча Легенд», когда нам удалось собрать многих из великих футболистов, блиставших ранее в «Локомотиве». Этим матчем мы дали понять всем, что помним своих звезд и готовы видеть их в клубе. Не изменили мы этому и позже, когда приглашали в команду Диму Лоськова. Пригласив Диму к себе в кабинет, предложил ему два варианта – тренерскую работу или административную. Услышал для меня неожиданный ответ: «Хочу играть». Сказано было так решительно и сильно, что сомнений в том, что Лоськов поможет команде, у меня не было.

 

Используя принцип преемственности кадров, нам по окончании 2008 года удалось в основном создать коллектив единомышленников, способный решать поставленные задачи. Успешно трудились такие ветераны, как Коротков, Машков, Гришин, Кирьяков, а также вновь принятые, но успевшие зарекомендовать себя и выросшие в должностях Балашов, Мележиков, Константинова и другие. Были сформированы главные принципы работы: предложения и возражения принимаются только на стадии обсуждения. После того, как решение принято, оно подлежит неукоснительному выполнению. И самый главный принцип, который был принят: аппарат должен работать, как футбольный арбитр: он малозаметен, но все нити управления игрой держит в своих руках. Истерики, судороги и вопли в аппарате футбольного клуба не только не допустимы, но и вредны, потому что они сразу передаются главной команде и это вредит результату.

 

ГЛАВА III

О ТОМ, ПОЧЕМУ КУПИЛИ ЛЕВЕНЦА И НЕ КУПИЛИ КАСАЕВА

Что такое футбольный клуб. Это большая пирамида, вершиной которой является главная команда и достигаемые ею результаты. Простые болельщики, которые приходят на стадион, хотят видеть за собственные деньги красивый, искрометный, результативный футбол. Они хотят смотреть футбол в комфортных условиях любимого им стадиона, иметь максимум удобств и нормальное сервисное обслуживание. Болельщик должен чувствовать, что он нужен клубу, что он ему дорог. Ему глубоко наплевать на то, как это сделает клуб, он имеет на это право и точка. Болельщики хотят видеть вершину пирамиды, а не ее основание. Но клуб и его сотрудники, а главное владельцы, спонсоры и учредители должны понимать, что, не создав фундамент и не построив стены – крышу не поставишь. Теоретически можно потратить кучу денег, купить сильных футболистов и тренеров, а затем в течение года-двух лет выиграть чемпионат России. Но при этом клуба, как такового, не будет, и здание неизбежно рухнет. У такого клуба не будет традиций, не будет подпитки из глубины, не будет опоры. Российские и европейские примеры это не раз доказывали.

А теперь я расскажу, что хотели сделать мы в «Локомотиве».

Плачевное состояние инфраструктуры, о котором я сказал выше, подсказало первоочередность задач. Надо было исправить то, что находилось в критическом состоянии, залатать зияющие прорехи. Весь 2008 год мы потратили на это. Прежде всего, привели в порядок базу: построили новую котельную, пробурили 200-метровую скважину для питьевой воды, постелили великолепное натуральное тренировочное поле с подогревом.

Трудней всего пришлось с главным полем стадиона. Никогда и никто еще не стелил натуральное поле в феврале, в России это считалось невозможным. Мы купили траву в Голландии и привезли в рефрижераторах. Стелили с колес и тут же накрывали специальной пленкой, подогрев работал круглосуточно на полную мощность. Повторюсь, сделано это было в феврале. А уже в середине марта в первом туре мы принимали «Рубин» на зеленом поле великолепного качества. Нам тогда в голову не могла прийти мысль лишить болельщиков праздника первой игры.

В кратчайшие сроки удалось провести ремонт всех теплотрасс, уложить новое асфальтовое покрытие, реконструировать электроподстанцию, заменить табло на более современное и гораздо лучшего качества, сделать еще много нужных мелочей.

Все было нормально, кроме одного – результаты работы главной команды не радовали. Мы старались выполнять любые требования главного тренера, что в приобретении игроков, что в организационных вопросах. Количество помощников главного тренера возросло до десяти человек, почти половину из которых составляли иностранцы. Трансферные сделки осуществлялись только по рекомендациям главного тренера. Все мои попытки хоть в каких-то вопросах отстоять позиции клуба жестко пресекались господином Рахимовым, имевшим сильную поддержку в Совете директоров. «Делайте все, что требует главный тренер, деньги я дам», – такова была позиция Сергея Липатова.

Рашид Рахимов

Мои отношения с Липатовым в тот год были очень не простыми. С одной стороны в его лице я имел мощную защиту и поддержку от критики членов Совета директоров и нападок некоторых руководителей РЖД, а с другой – резко негативное отношение к нему фанатского движения мешало мне наладить нормальные отношения с самой активной частью болельщицкого сообщества. Мне неустанно приходилось объяснять фанатам, что Совет директоров решает только вопросы финансирования, а все остальное – прерогатива президента и сотрудников клуба. И постепенно болельщики стали нас понимать. Клубу удалось определить с Советом директоров зоны влияния, расставить приоритеты. Сергей Владимирович тоже понял, что прямые вмешательства в дела клуба ни к чему хорошему не приведут. Наши отношения стали заметно налаживаться. Это позволяло мне надеяться на то, что задуманное мною (о своих идеях я скажу позже) удастся воплотить в жизнь.

А вот с главным тренером отношения становились все более натянутыми. Результаты команды никак не соответствовали требованиям по зарплатам и премиальным. Наибольшие разногласия обозначились в трансферной политике. Дело в том, что к середине 2008 года нам удалось создать очень профессиональную селекционную службу во главе с опытным тренером, имеющим категорию PRO, Виктором Тищенко. Его служба вела кропотливую и напряженную работу, как на европейском, так и на латиноамериканском рынке. Специальная аналитическая группа отслеживала каждого из футболистов, кто мог быть интересен клубу. Сотрудники службы месяцами пропадали в командировках в поисках новых игроков. Но вся их работа шла насмарку, так как главный тренер отвергал практически все предложения селекционной службы. Он доверял только своим предпочтениям. Учитывая, что главный тренер не имел возможности, в силу занятости, тщательно изучать кандидатов в главную команду, мы получали зачастую не того игрока, кто нам был нужен в тот или иной момент. Так в команде появились Левенец, Перейра, Муджири и ряд других футболистов, мастерство которых не совсем соответствовало уровню «Локомотива». А с другой стороны настойчивые рекомендации селекционеров купить Касаева (тогда за него просили совсем небольшие деньги) встретили крайне резкое отрицание со стороны главного тренера. И таких случаев было немало…

Алан Касаев
 

ГЛАВА IV 

КАК МНЕ ПРЕДЛОЖИЛИ «РАСПИЛИТЬ» МИЛЛИОН

Вообще хочу сказать, что селекция, как детская, юношеская, так и тем более взрослая – это наиболее финансово емкая, наиболее финансово рискованная и наиболее финансово незащищенная часть работы любого профессионального клуба. А если говорить прямо, это та часть работы клуба, где теоретически легко украсть, причем украсть значительную сумму. Это могут сделать: президент клуба, селекционер, главный тренер или кто-то на стороне, кто имеет влияние на игрока или его агента. Расскажу одну историю.

Наши селекционеры очень долго «вели» бразильца Майкона, была собрана куча материалов о его игре как в клубе, так и в юношеской сборной на чемпионате мира. Селекционеры три месяца смотрели его матчи «вживую» и дали нам твердые положительные рекомендации.

Сели мы с Юрием Палычем думу думать. Денег на трансферы – кот наплакал, парню только 19 стукнуло. А вдруг не адаптируется и не усилит команду: потратим впустую деньги РЖД. Говорю Семину: «Вы – главный тренер. Нужен вам игрок – давайте рискнем». Он согласился.

Договорились, что поеду в Бразилию я лично. Почему? Потому что как только о будущей покупке узнает общественность, она сразу становится дороже на порядок. Особенно это касается бразильцев. Там клубы моментально реагируют на интерес к футболисту из России. У них сложилось твердое убеждение, что в нашей стране клубам деньги падают с небес, и они не стесняются в расходах (хотя, по большому счету, зачастую это так и есть). Поэтому моя поездка в Бразилию была тщательно засекречена. И я специально откладывал ее на конец трансферного окна, что бы у бразильцев не было возможности задирать цену.

Каково было мое удивление, когда в гостинице ко мне подошел человек и на ломаном русском языке пригласил на беседу. Он поведал мне (причем с доказательствами), что является большим другом президента «Флумененсе» и готов помочь мне с покупкой Майкона. В это время по телевидению идет блок спортивных новостей, где наш Родольфо рассказывает бразильским телезрителям, как ему хорошо работается и живется в России. Затем диктор говорит о том, что сегодня из России приехал президент «Локомотива», который готов заплатить за Майкона 8 миллионов долларов. Я чуть с дивана не упал. «Ничего себе, - думаю, - приехал инкогнито!».

А мой собеседник, развивая тему дальше, предложил мне схему, по которой я должен информировать Москву о том, что мне удалось сбить цену с 8 до 6 миллионов долларов. Он же в свою очередь договорится с президентом «Флу» о снижении цены до 4 миллионов. Два миллиона он предложил «распилить» поровну, с перечислением моей части в любой банк мира. Я понимал: откажусь – он мне сделку сорвет. Сказал, что подумаю, предложил назавтра утром встретиться.

Сам тут же позвонил другу в Сан-Пауло и попросил срочно приехать в Рио-де-Жанейро.

ГЛАВА V

КАК МЫ КУПИЛИ МАЙКОНА

Вечером мы набрали телефон президента «Флумененсе» и в этот же день встретились с ним. По разговору я понял, что реальных предложений по Майкону у них нет, и что финансовое положение клуба оставляет желать много лучшего. Это был шанс, и я решил рискнуть. Сказал, что в кассе «Локомотива» на этот трансферный период есть только 4 миллиона долларов. Больше просто нет, и если мы не договоримся, я завтра улетаю в Москву.

Бразильский босс очень огорчился. Сказал, что планировал получить за форварда не меньше 8 миллионов. Я развел руками: «Жаль! Что ж, придется завтра улетать в Москву без Майкона».

Утром я позвонил жучку-агенту и сказал, что с президентом мне договориться не удалось и я уже в аэропорту. Это была неправда: в обед у меня была назначена встреча с Майконом. Хотелось самому увидеть ради кого весь сыр-бор, понять, хочет ли он сам играть в России.

Майкон пришел не один, а с отцом. И это придало встрече особое значение. Если Майкон выглядел таким робким мальчиком, которого дядя хочет оторвать от маминой груди и увести в далекую, холодную Россию, то отец меня просто поразил. Представьте себе вождя индейского племени, которого нам показывали в советских вестернах с Гойко Митичем в главной роли. Суровый взгляд умудренного опытом человека, краткая, но многозначительная речь, сдержанные кивания головой: таким предстал отец будущего игрока «Локомотива». И только когда он смотрел на сына, глаза его теплели и излучали такую нежность к своему чаду, что я понял: у такого отца сын бездельником, рвачом или халтурщиком никак не будет. Парень станет пахать как проклятый, чтобы доказать свою состоятельность.

Отец и сам футболист дали согласие на переезд в Россию. Я предложил им встретиться с президентом клуба и попросить его уступить «Локомотиву».

Вечером мне позвонил президент «Флумененсе» и сказал, что согласен на наше предложение. Я ответил, что подлетаю к Москве и прошу договор направить в офис клуба. Когда я пришел на работу, контракт лежал у меня на столе.

Так я «потерял» халявный миллион. Зато после первой игры Майкона за «Локо» получил выговор на Совете директоров: мол, не успел продать одного Траоре, а уже за сумасшедшие деньги привез другого.

Но это уже другая история.

 

ГЛАВА VI

ПОЧЕМУ УШЕЛ БАША?

Я говорил выше, что трансферная деятельность – по известным причинам одна из самых закрытых тем. С точки зрения эффективности работы клуба это правильно. С другой стороны, болельщики остаются абсолютно не информированными. Зачастую это приводит к их недовольству политикой клуба. Причем недовольству не совсем справедливому. Приведу пример.

Недавно прошла информация об уходе из «Локомотива» защитника Марко Баши. Болельщики недоумевали, почему сербу в контракте записали возможность самовыкупа контракта за низкую цену. Хочу их просветить: в футболе, как в Европе, так и у нас, есть закон о так называемом «защищенном периоде». Он гласит: каким бы продолжительным ни был контракт футболиста с клубом, первый имеет право уйти после трех лет работы, причем бесплатно. Иными словами, футболист увольняется как простой смертный. Отсюда становится понятным, почему клубы заранее переподписывают контракты с футболистами. Так, например, «Зенит» переподписал Данни за два года до истечения срока его первого контракта.

Баша пришел в «Локомотив» в 2008 году. Контракт мы подписывали на четыре года. Агенты предупредили, что Марко вполне может воспользоваться законом о «защищенном периоде» и, скорее всего, уйдет из клуба через три года. Нас это, естественно, не устраивало, и мы предложили вписать особую главу: «Баша может покинуть клуб, но только после уплаты компенсации за недоработанный четвертый год». Агенты согласились. Но в обмен «Локомотив» должен был к августу-сентябрю 2010 года или продать защитника (а такие предложения от французов были, и очень неплохие), или продлить контракт еще на два-три года. Ни того, ни другого сделано не было. Баша ушел – таковы были условия контракта.

Вообще, в трансферной деятельности столько тонких тем, что об этом можно говорить очень долго. Клуб приобретает не станок, не вагон, а права на футболиста, а проще говоря – покупает человека. Как он поведет себя в команде, как примет правила игры, адаптируется и станет необходимым винтиком команды – это очень большой вопрос и проблема.

Если судить по европейским меркам, «Локомотиву» никогда не выделяли больших средств на приобретение футболистов. Вот и думаешь: закрыть три позиции, купив игроков подешевле, или купить одного суперигрока, оставив голыми две другие позиции. А сильная команда – это все же одиннадцать, а не девять сильных игроков. Цена ошибки при таком подходе возрастает…

Говорю об этих несколько отвлеченных проблемах только для того, чтобы в дальнейшем было понятно, как мы хотели построить новый «Локомотив».

ГЛАВА VII

ПОЧЕМУ МЫ РАССТАЛИСЬ С РАХИМОВЫМ

Между тем, несмотря на некоторые организационные и хозяйственные успехи, в спортивном плане сезон-2008 мы провалили, заняв лишь седьмое место. Тем не менее, к сезону 2009 года, как клуб, так и команда готовились с воодушевлением, верили, что добьемся нужного результата.

Однако первые же туры показали, что команда ни в организации игры, ни тактически не выросла. Более того, стала хромать командная скорость, упала общекомандная резкость, когда в каждом эпизоде надо сыграть на опережение.

Впрочем, сомнения в правильности тренерской концепции во мне еще перед началом сезона зародил испанский тренер, которого Рахимов пригласил для занятий силовой подготовкой с футболистами. Он зашел ко мне в кабинет и сказал, что у этой команды нет будущего, поскольку в межсезонье с ней практически не занимались силовой, взрывной работой. Это приведет к тому, что команда будет передвигаться по полю ровным аллюром, проигрывая большинство ускорений. Он сам (!) попросил уволить его за то, что он не смог убедить Рахимова заниматься этой частью подготовки команды к сезону.

Предсказания испанца сбылись. С первого же тура мы показывали невнятный футбол. И после поражения 0:1 от «Кубани» (после 6 матчей у нас было 6 очков) Рахимов в горячке сказал мне, что не может работать с этой командой и, если у меня есть кандидатура тренера, он готов уйти. Правда, успокоившись в самолете, он от этих слов отказался. Но для меня стало ясно, что надо принимать решение.

Поверьте, руководителю клуба решать кадровый вопрос по тренеру – очень непростое дело. Увольнение наставника по ходу сезона – большой стресс для клуба и команды. Есть опасность провалить сезон. А самое главное – необходимо в кратчайшие сроки принять в клуб нового главного тренера и не допустить ошибки.

У меня были три веские причины пригласить на пост главного тренера Юрия Семина. О первой скажу сразу: мне нужен был человек, который знает клуб, его структуру, возможности ведущих футболистов, опытный, а значит способный быстро вывести команду на необходимый уровень. Другого варианта, кроме Семина, у меня не было. Были еще две причины, по которым выбор пал на Семина, но о них – позже.

 

Строительство клуба – это, конечно дело хорошее, но владельцу нужен результат сегодня и сейчас, а не далекие радужные перспективы. Я верил в талант и опыт Палыча и не ошибся. Вы можете сказать: «Подумаешь результат – четвертое место». Но давайте вспомним о том, что мы набрали равное количество очков с бронзовым призером «Зенитом» и лишь на одно очко отстали от серебряного – ЦСКА. Семину удалось во втором круге набрать равное количество очков с чемпионом «Рубином» и поднять команду с восьмого места на четвертое. И все это – за полгода работы.

Знаете, какая разница между тренером топ-уровня и молодым из периферийного клуба? Во-первых, топ тренер, несмотря на более высокую зарплату, обходится клубу дешевле, потому что трансферную политику ведет по принципу точечных приобретений и на основе четкого расчета, а не покупает скопом всех, кто может быть по ходу сезона пригодиться. С Семиным мы приобрели Майкона, Игнатьева, Оздоева, Шишкина, Тарасова и, конечно, Алиева. Все оказались очень важными фигурами для «Локомотива» и неплохо поработали на результат. С лета 2008 года по весну 2010-го была полностью сформирована команда, которая играет сегодня. Но самое главное – в школе «Локомотива» подрастала неплохая молодая поросль, на которую Семин мог опираться в будущем.

К началу 2009 года мы полностью закончили реформирование школы. Впервые я изменил своему правилу: никогда не принимать под свое руководство близких мне друзей, а уж тем более родственников. Директором школы я назначил моего старого знакомого, наставника, который многому научил меня в футболе, заслуженного мастера спорта, заслуженного тренера Российской Федерации, человека кристально честного и преданного футболу – Бориса Николаевича Стрельцова.

За короткий срок ему и его помощникам удалось сделать очень много. С некоторыми из тренеров пришлось расстаться по причинам их банальной некомпетентности. Некоторые не сумели перестроиться, не приняли идеи нового руководства. Была введена жесткая дисциплина для проживающих в общежитии школьников, значительно улучшена структура питания, разработаны и внедрялись новые рекомендации для ведения тренировочного процесса. Школьные команды стали частыми гостями международных турниров, с которых они возвращались призерами или победителями. Европейские футбольные специалисты часто отзывались о наших мальчишках, как о самых дисциплинированных, воспитанных ребятах и отличных футболистах.

По итогам 2010 года школа по всем показателям стала лучшей в Москве, а футбольные ассоциации многих Европейских стран признали ее по организации тренировочного процесс, уровню инфраструктуры и комфортности проживания одной из лучших в Европе. От мальчишек и их родителей, желающих учиться в нашей школе, не было отбоя. Всех принять мы не могли, поэтому вели жесткий отбор.

 

ГЛАВА VIII

КАК ИЗБЕЖАТЬ КОНФЛИКТА ИНТЕРЕСОВ?

Мы понимали, что вчерашний школьник стать в одночасье игроком основного состава и даже молодежной команды не сможет. Нужны этапы развития футболиста.

Это проблема не только «Локомотива». Она стоит перед всеми российскими клубами, только решать ее не все могут, а многие и не хотят.

Ежегодно лучшие российские футбольные школы выпускают порядка 20 профессиональных футболистов. Куда им идти? Два-три человека могут попасть в молодежный состав, но там играют 19-летние ребята, которые еще не доросли до главной команды. Куда девать их? Питерский «Зенит», например, распихивает своих в аренду по клубам первой и второй лиг. Скажите мне, кому нужны эти мальчишки в периферийных клубах первой лиги, где у тренерского штаба свои жесткие турнирные требования и задачи? Кто будет возиться с пацанами, которые завтра возвратятся в свои клубы?

Мы приняли решение создать в «Локомотиве» спортивную вертикаль развития. В наших планах было создать команды: «Локомотив-3», играющий в любительской лиге, «Локомотив-студенческий», играющий в студенческой лиге; «Локомотив-2», играющий во второй лиге с обязательным выходом в 2012 году в первую лигу. С учетом молодежной команды и основного состава, набиралось пять команд. То есть пять ступеней развития.

Но каждой команде, кроме подготовки футболистов, ставилась задача достижения спортивного результата. И мы понимали, что при такой системе обязательно будет возникать конфликт интересов. Именно из-за этого в некоторых российских клубах идея создания спортивной вертикали провалилась. Тогда пришло решение создать единый орган управления всеми командами. Назвали мы его звучно: Большой тренерский совет «Локомотива». В него вошли тренеры вновь созданных «Локомотива-3» и «Локомотива-2», ведущие тренеры школы, тренеры молодежной команды. Председателем тренерского совета был назначен Юрий Семин, его заместителем – Борис Игнатьев. Главной задачей органа стала разработка и утверждение единой философии «локомотивского» футбола, координация работы всех команд, создание и внедрение единых методик подготовки футболистов.

На первом же заседании, неожиданно для меня развернулась жесткая дискуссия по поводу привлечения школьников к играм молодежной команды, а игроков «молодежки» – в главную команду. Пыль стояла столбом, доходило до нелицеприятных выражений, а я сидел и думал: «Тренерский совет именно то, что нам нужно для развития клубного футбола. Мы на правильном пути».

Я очень надеялся на то, что Семин по окончании контракта согласится на должность Главного тренера клуба и возглавит все команды «Локомотива». И это была вторая причина приглашения Семина в клуб. На него возлагалась роль практической подготовки тренеров в клубе из числа бывших локомотивцев. Мы договорились, что тренировать все наши команды будут только те, кто играл в «Локо». У нас в принципе уже тогда формировался неплохой штаб тренеров: в «Локомотиве-3» работал Нарвик Сирхаев, в «Локомотиве-2» – Женя Харлачев и Юра Дроздов, в «молодежке» - Ринат Билялетдинов и Саркис Оганесян, а Семину в главной команде помогали Владимир Маминов, Олег Пашинин и Игорь Черевченко.

 

ГЛАВА IX

ПОЧЕМУ МЫ РЕШИЛИ ПОСТРОИТЬ МАЛУЮ АРЕНУ?

Тем временем к концу 2008 года нами была закончена разработка перспективного комплексного плана застройки черкизовской площадки и развития клуба. Согласно ему, планировалось построить следующие объекты: спортивный крытый комплекс «Локо Спорт», четыре открытых теннисных корта, Малую спортивную арену на 10 000 мест, три тренировочных поля, крытую автостоянку на 1000 машин, отель на 360 мест, торгово-развлекательный комплекс типа «Атриум» и ряд других мелких объектов. Кроме того, планировалось провести реконструкцию футбольной базы в Хосте и строительство летнего тренировочного лагеря для футбольной школы в Новокосино, где на берегу живописного озера мы имели девять гектаров земли. Для этого планировалось использовать собственные доходы клуба, деньги РЖД и средства сторонних спонсоров и инвесторов.

Вы, наверное, обратили внимание на многоцелевую направленность планируемых объектов. Объясню, почему именно такая структура была выбрана.

Первым был построен «Локо Спорт». На его месте еще в 2008 году высилось огромное полуразрушенное здание, где взрослые дяди, прячась за искусственно созданными препятствиями в виде куч глины и песка, играли в стрелялки красками. В кратчайшие сроки и с минимальными затратами комплекс был построен. В него входили: мини-футбольная, баскетбольная и волейбольная площадки, гимнастическая и акробатическая дорожки, тренажерный зал, медицинский центр, учебный класс, кабинеты тренеров и администрации школы, шесть раздевалок, сауны. Основное предназначение – подготовка юных футболистов, в свободное время – сдача в аренду любителям спорта. Одновременно там могут заниматься более ста спортсменов. Сегодня к «Локо Спорту» так привыкли, что невозможно понять, как без него раньше обходились.

Интересная история случилась со строительством малой спортивной арены. Первоначально мы планировали пристроить небольшую трибуну к тренировочному полю с натуральным покрытием. Но это поле так интенсивно эксплуатировалось школьными командами, что травы на нем практически не было. Специалисты дали заключение, что восстановить поле практически невозможно. Мы решили снять грунт, а чтобы не выкидывать настелили его рядом на подготовленную от сухих деревьев площадку, взборонили землю и стали высевать траву. Тогда мы еще не знали, что здесь мы будем иметь одно из лучших травяных тренировочных полей в России.

На освободившейся площадке решили настелить синтетическое покрытие для тренировок школьных команд. Но кроме тренировок, необходимо проводить игры первенства Москвы, а значить нужны трибуны для зрителей. Кроме того, требуется освещение, раздевалки, душевые и т.д. Так родилась идея построить малую спортивную арену. Просчитав все возможные варианты, решили, что самым оптимальным будет построить арену вместимостью не менее 10 000 мест с освещением и всеми остальными параметрами, соответствующими требованиям УЕФА к спортивным сооружениям. В проекте были предусмотрены: компьютерный зал для прессы, ВИП-зона, комментаторские кабины, решены вопросы безопасности. На арене мы планировали проводить международные юношеские турниры, матчи команд второй, первой, а при необходимости и премьер лиги.

Мы уже тогда предполагали, что через год-два российский футбол перейдет на систему «осень–весна», а значит играть придется и в декабре, и в феврале. Трава основной арены может не выдержать и тогда несколько матчей можно вполне сыграть на малой арене, а не арендовать «Лужники». В бизнес-планах также значилась сдача в аренду, проведение всевозможных концертов, фестивалей и других мероприятий, не связанных с футболом. Окупить арену предполагалось в течение пяти лет.

 

 

ГЛАВА Х

КАК ПОДНЯТЬ ДОХОДЫ КЛУБА В 14 РАЗ

Кто когда-нибудь строил в Москве, знает, что согласование всех вопросов занимает от полутора до двух лет.

У нас не было столько времени. Поэтому мы оформили основные документы (геодезическую подоснову, Генеральный план застройки участка) и добились внесения МСА в Генеральный план Москвы. Все остальное договорились оформлять в ходе строительства.

Прошло чуть больше года, и арена была построена. Согласно строительным нормативам, себестоимость одного посадочного места на стадионе составляет минимум 4000 долларов США. Нам удалось построить стадион за 5 млн. долларов, что составило 500 долларов за место. Мы жестко контролировали каждый потраченный рубль, так как в бюджете строки «строительство стадиона» у нас не было, нам приходилось по крохам собирать деньги со всевозможных источников.

Одним из наиболее серьезных и важных объектов в наших планах значился отель на 360 номеров. Для этого мы начали настойчивую работу по сносу незавершенного строительства аквапарка. Была заказана строительная экспертиза, которая показала, что фундаменты аквапарка не пригодны к эксплуатации и объект подлежит сносу. Нужно отдать должное господину Якунину, который взял на себя смелость в решении этого вопроса. В настоящее время «Локомотив» имеет великолепную площадку в 1,5 гектара не обремененной ничем земли.

Найти другую такую привлекательную площадку для строительства отеля в Москве возле метро трудно. Мы начали вести переговоры с потенциальными инвесторами.

Строительство намечалось в 2011 году. В этом отеле должны были проживать, на льготных условиях, юные футболисты нашего интерната, в их распоряжении был бы и бассейн. Морально и физически устаревшее здание общежития планировалось снести и здесь сделать хорошо оформленную северо-восточную въездную и входную зону на стадион. Крытая автостоянка для посетителей отеля и болельщиков во время матчей должна была располагаться возле северной трибуны. У нас был проект, согласно которому крышей стоянки являлись бы два футбольных поля: одно из которых – синтетика с трансформерными перегородками для арендаторов (такие площадки очень доходны в Европе), а второе – натуральное для тренировок профессиональных футболистов.

Завершающим из больших объектов должно было стать строительство торгово-развлекательного центра на месте старого торгового центра и кафе «Кружка». Это позволило бы привлечь в Черкизово огромную массу людей не только во время матчей, но и в обычные дни, что очень важно для оживления площадки.

Нам было важно самим понять: будет ли рентабельно все то, что мы создаем? Поэтому к 2009 году была создана мощная коммерческая группа, задача которой состояла в получении максимально возможных собственных доходов. Во-первых, мы сдали в аренду все, что можно было сдать: теннисный манеж, ледовый дворец, фитнес-центр, рестораны, «Локо Спорт», тренировочные поля и т.д. Воздушно-опорное сооружение, например, работало ежедневно с 8 утра до часа ночи, когда уходили последние арендаторы.

Мы старались использовать малейшие возможности для зарабатывания средств. Так, две билетные кассы, которых было в избытке, реконструировали в собственный магазин атрибутики. Еще один магазин открыли на Курском вокзале и в дальнейшем планировали их на всех вокзалах Москвы.

Каждый сотрудник клуба приходил со своими коммерческими идеями. Рассматривались даже самые безумные, как например проведение платных экскурсий на стадион, проведение свадеб фанатов на арене (все это в дни, незагруженные матчами). Именно тогда родилась и была успешно реализована идея создания семейного сектора, который и сейчас пользуется популярностью у болельщиков. В это же время началась реализация проекта договора с датской торговой фирмой, которая начала за счет собственных средств предоставлять цивильную одежду для главной команды.

Перед нами встал вопрос поиска нового технического спонсора, так как прежний – фирма «Адидас» – заключил долгосрочный контракт со сборной командой страны, и мы ему стали не очень интересны. Больше года мы занимались подготовкой контракта с «Пумой», подписали его уже в 2010 году на условиях в два с лишним раза лучших, чем с «Адидасом». Это было большим успехом наших коммерсантов.

Коммерческие успехи в 2009 году превзошли самые оптимистические прогнозы. Собственные доходы клуба по сравнению с 2007 годом выросли в 14 раз и составили более 20 процентов всего бюджета клуба. Предлагаю многочисленным критикам нашей тогдашней работы хотя бы на секунду задуматься над этими цифрами.

Нам стало понятно, что мы на правильном пути. Но самое трудное, однако, было еще впереди.

Нам необходимо было убедить руководство РЖД в необходимости передать все футбольные объекты в собственность Акционерного Общества «ФК «Локомотив» Москва», включая главную арену. В этом заключалась конечная цель создания нового клуба. Мы инициировали несколько совещаний на самом высоком уровне, где пытались доказать свою правоту, ведь передача непрофильной собственности РЖД в уставный фонд дочернего предприятия, которым является клуб, не противоречит законодательству России. Мы говорили о том, что обладая такими огромными активами (наша собственность составила бы порядка 15-16 миллиардов рублей), клуб вправе будет принимать на себя кредитные обязательства как текущего, так и перспективного характера, станет экономически успешным многопрофильным предприятием, способным привлекать для своего развития финансово сильных инвесторов.

ГЛАВА ХI

КАК БОРОТЬСЯ С КЛУБАМИ–МЫЛЬНЫМИ ПУЗЫРЯМИ?

Сегодня ни один российский футбольный клуб не является собственником активов. Это своего рода мыльные пузыри. Например, «Локомотив», как акционерное общество, имеет уставный фонд 50 000 рублей. Такой клуб может зарегистрировать любой человек, имеющий в кармане указанную сумму. Кроме нескольких компьютеров и автомобилей, у клуба за душой ничего нет.

Именно поэтому футбольные клубы остаются вне экономического поля России. Это искусственно созданные образования, зачастую являющиеся лишь игрушкой в руках богатых людей или кампаний. В этой связи хотел бы остановиться на важной проблеме, требующей безотлагательного решения.

Если рассматривать клуб как хозяйствующий субъект (а именно к этому мы стремимся), то это – предприятие, которое производит продукт под названием «футбол». Основным средством производства в отсутствие машин и механизмов являются футболисты, с помощью которых этот продукт производится.

Любое предприятие, согласно закону о бухгалтерском учете, приобретая основное средство производства, ставит его к себе на баланс, а затем в течение нескольких лет списывает эту балансовую стоимость путем амортизационных отчислений. Проще говоря, если ты заплатил из кассы предприятия рубль за станок, то, как только он у тебя заработал, ты вносишь этот рубль опять в кассу и получаешь нулевой баланс.

Но футбольные клубы покупают футболистов. Клуб отдал из кассы за футболиста рубль, а поставить его на баланс нельзя. Российский бухгалтерский учет не позволяет. В кассе образуется убыток. Более того, если ты этот убыток не покроешь, тебя признают по итогам финансового года убыточным клубом и лишат лицензии на участие в соревновании.

А теперь представьте себе, что клуб платит за футболиста не рубль, а пять миллионов евро. Как он покроет эти издержки? С учетом того, что УЕФА начал строгий контроль за финансовой деятельностью, российские клубы столкнутся с серьезной проблемой.

Выход между тем есть.

Сегодня клубы, оформляя покупку футболиста, подписывают контракт не о приобретении конкретного человека, а прав на него, как на работника. Я же предлагаю рассматривать футболиста, как носителя рекламы. Приобретая его ставить на баланс в бухгалтерском учете с дальнейшим отчислением амортизации. Тогда в учете будет полный ажур.

Например, если бы ЦСКА или «Зенит» могли поставить на баланс в бухучете своих футболистов, они сразу бы получили в собственность активов на сумму 200–300 миллионов евро. Это огромные деньги, позволяющие клубам использовать их, например, как залог при получении банковских кредитов, что очень важно в деятельности любого предприятия.

Решение об изменении закона о бухгалтерского учете в футболе возможно только на уровне Правительства России, куда с предложением должен войти РФС.

Доказывая свою правоту в РЖД, мы говорили и о выгодах кампании, которая будет освобождена от финансирования спортивной инфраструктуры, школы, молодежной команды. Это будет делать клуб. За компанией останется только текущее финансирование главной команды.

Имея собственность с огромной ценовой составляющей, клуб мог бы сам финансировать свою трансферную политику за счет текущих кредитов банка. Ведь деньги клубу на приобретение футболистов нужны не тогда, когда они есть у спонсора, а к открытию трансферного окна. А эти периоды не всегда совпадают. Так, например, мы планировали и начали переговоры по приобретению форварда сборной Парагвая Луки Бариоса, которого нам предложили за 4 миллиона евро. Но на тот момент РЖД не смог нам выделить эти средства, и Бариос стал футболистом дортмундской «Боруссии». Сейчас его цена выросла в несколько раз.

 

Главное же в нашем проекте было то, что даже если бы вдруг, по объективным или субъективным причинам, РЖД отказался от финансирования, клуб продолжал бы существовать, так как являлся рентабельным хозяйствующим субъектом, органично вписанным в экономику страны. Да, как ни крамольно это звучит, до поиска нового спонсора пришлось бы временно отказаться от главной команды. Но всегда оставались бы школа и молодежная команда, продолжающие участие в чемпионате России. Собственные доходы – по нашим подсчетам, это порядка 1,2–1,4 миллиарда рублей, - позволяли клубу жить даже без титульного спонсора.

Не менее важным является и то, что в качестве правовой формы нового клуба мы планировали избрать акционерное общество открытого типа (ОАО). Это позволило бы клубу выпускать акции в виде ценных бумаг для реализации среди потенциальных акционеров. Таким образом, в работе клуба могли бы принимать участие и простые болельщики-акционеры, что для футбольного клуба жизненно необходимо.

ГЛАВА ХII

Я ВИНОВАТ ПЕРЕД ФИЛАТОВЫМ…

Все эти и другие аргументы мы приводили руководству РЖД, но всякий раз находились объективные и не очень объективные причины для затягивания вопроса.

Первым объективным барьером стало то обстоятельство, что в настоящее время акционерами клуба является не только РЖД, но еще и два физических лица, владеющие 30 процентами акций клуба. А это означает, что передавать государственную собственность кампании придется и в частные руки, что запрещено законом. Я обещал этот барьер снять.

Валерий Филатов
 

До сих пор я живу с чувством вины перед человеком, которого убедил подарить свои 15 процентов акций клуба в пользу РЖД. Валерий Николаевич Филатов понимал, что акции никогда не принесут ему финансовых доходов, но это была последняя нить, связывающая его с клубом, которому он отдал много лет. Морально для него это было тяжелейшее решение. Тем не менее, понимая, что в противном случае наши проекты останутся только бумагой, он сам нотариально оформил дарение акций в пользу РЖД. Так мог поступить только истинный патриот клуба.

Вторым владельцем 15 процентов акций был Юрий Палыч Семин. Он уже был назначен мною главным тренером, и мы договорились с ним о передачи акций в РЖД на определенных выгодных для всех условиях. Помните, я говорил о трех причинах приглашения Семина в клуб? Так вот, это была третья причина.

Юрий Семин
 

Следующим объективным барьером на пути реформ стало утверждение финансистов РЖД о том, что клуб не сможет в полном объеме рассчитываться с государством по налогам на недвижимость и землю . Налоги эти велики, так как главная арена – стадион «Локомотив» – имеет довольно высокую стоимость и занимает огромную территорию, большая часть которой не приносит прямых доходов (имеется в виду входная зона и проходы и проезды вокруг чаши стадиона). Это утверждение финансистов имеет под собой основание. В этой связи я хотел бы сказать о следующем.

Мне кажется, одной из причин того, что в России долгое время не строились стадионы, является не только дороговизна строительства, а главным образом то, что владелец стадиона будет всю жизнь в убытках. Ты должен построить стадион, а потом ежегодно платить за него сумасшедшие деньги в виде налога.

Давайте подумаем: что такое чисто футбольный стадион с натуральным покрытием? Это уникальное сооружение, предназначенное для проведения матчей высшего уровня. Согласно самым оптимистичным нормативам, играть на таком стадионе можно не чаще одного раза в неделю. Большей интенсивности травяной покров в условиях российского климата просто не выдержит. Обратите внимание на поле стадиона «Химки». Там к ноябрю практически не остается травяного покрова, сплошные синтетические нити. Таким образом, футбольную арену можно использовать для проведения не более 30–35 матчей. Ее нельзя сдать в аренду. На ней нельзя проводить никакие другие мероприятия. На ней даже тренироваться нельзя.

А теперь скажите, может ли коммерческий объект (магазин, ресторан, бизнес центр и т.д.), работающий 35 дней в году, быть рентабельным? Конечно, нет. Так почему же мы должны платить налог на футбольное поле и трибуны за весь год, используя их менее, чем на десять процентов?

Сегодня клубы России начали строительство стадионов и очень скоро они столкнутся с обозначенной выше проблемой. Уверен, что Российскому Футбольному Союзу, уже сейчас надо вносить на рассмотрение Правительства страны вопрос об изменении налога на недвижимость для чисто футбольных стадионов с натуральным покрытием.

 

ГЛАВА ХIII

СЕМИН ПОВТОРЯЛ: «ДУРАК, ЗАЧЕМ Я ВЕРНУЛСЯ?»

К середине 2009 года в «Локомотиве» произошло событие, которое простые болельщики даже не заметили – был избран новый состав Совета директоров клуба. Тогда мы еще не знали, чем обернется для нас эта рокировка. К большому сожалению, в Совет пришли люди в большинстве своем не только не разбирающиеся в футболе, а главное – не любящие футбол и все, что с ним связано. Например, один из членов Совета на заседании начал убеждать меня в том, что в российском футболе существует четыре лиги: вторая, первая, высшая и премьер-лига. Когда я попытался сказать, что высшей лиги не существует, мне было рекомендовано чаще читать спортивную прессу и наконец, разобраться со структурой российского футбола. Я обещал исправиться.

Знаете, наблюдается такая закономерность: чем меньше люди разбираются в футболе, тем больше у них желания порулить клубом. Удивительно, почему эти люди считают, что футбол настолько примитивен, что им может управлять любая кухарка?

Новый состав Совета директоров проявлял поразительную активность, за полгода было проведено 14 заседаний. На двенадцати из них заслушивался отчет президента клуба. Заканчивались все заседания фразами: «запретить, указать, наказать, обязать» и т.д. Совет из совещательного органа превратился в контрольно-карательный.

Вот когда я в полной мере осознал, кем для меня и клуба был Сергей Липатов. Это был непробиваемый щит, позволяющий спокойно делать дело; к нему можно было спокойно идти с самым наболевшим, не сомневаясь – действенная помощь будет оказана. Как говорят: «Что имеем – не храним, потерявши – плачем». Объяснить свою позицию и доказать правоту в новом Совете было совершенно нереально, там правили некомпетентность и диктат. Любая наша просьба или предложение воспринималась, как попытка выбить из кампании лишние деньги.

 

Магомед Оздоев

Красной нитью проходила мысль о том, что клуб – это кровосос, паразитирующий на теле компании. Например приобретение Оздоева за 4 миллиона рублей было признано Советом бессмысленной тратой денег потому, что такого футболиста не существует и что, видимо, он играет в футбол на даче у Наумова. Мы с Семиным пытались объяснить, что Магомед – это будущее « Локомотива», что пройдет два-три года и его рейтинг вырастет в разы. Нас не понимали.

В это время главным для меня было оградить от всего этого Юрия Палыча. Если я – закаленный в боях чиновник, повидавший на своем веку много всяких начальников, то для Палыча каждое заседание Совета было шоком и потерей многих нервных клеток. Каждый раз, выходя из РЖД, он повторял одну фразу: «Дурак, зачем я вернулся?». Эта нервозность, конечно, передавалась команде. Именно этим можно объяснить менее удачное выступление команды в 2010 году.

Бесконечные доклады Совета Якунину, нашептывания недоброжелателей, откровенная ложь и клевета, искажение истинного положения дел приносили свои черные плоды. Я чувствовал, что доверие Владимира Ивановича к нашим делам и ко мне лично теряется. В своем желании добиться выполнения всего намеченного, ради чего я пришел в клуб, я часто стал срываться на жесткие высказывания в адрес некоторых руководителей РЖД, что значительно ухудшило наши взаимоотношения.

Уже к концу 2009 года я понял, что моим планам построения нового клуба не суждено будет сбыться. А к лету 2010 года убедился в этом окончательно и прекратил борьбу с ветряными мельницами. Совет директоров, при молчаливом согласии господина Якунина, с удовольствием принял мою отставку. Все вздохнули с облегчением: «Наконец-то уходит этот возмутитель спокойствия».

Но как бы то ни было, я ушел из «Локомотива» с чистой совестью, как ушли из него практически все мои соратники, с кем мы почти три года делали большое и важное дело. Мы не шельмовали, не воровали и искренне верили в свою правоту – никто и никогда не докажет обратного. После нас остался клуб с лучшей в России инфраструктурой, одной из лучших футбольных школ Европы, великолепной организацией внутриклубной работы, добротно укомплектованной командой.

Сегодня в клуб пришли новые руководители. Судя по трансферным сделкам, курс взят на использование легионеров, причем не только футболистов, но и тренеров. Вся работа клуба ныне заточена на одно: получение максимального результата в кратчайшие сроки. Все направлено на решение проблем сегодняшнего дня. Не мне судить хорошо это или плохо. Покажет время.

Я знаю только одно: не за горами то время, когда клубы поймут и примут идеи создания экономически привлекательных и рентабельных футбольных предприятий, о которых я вам поведал. С удовлетворением читаю в прессе о строительстве новых футбольных стадионов, и не просто стадионов, а целых спортивно-развлекательных центров. И уверен: с их вводом клубы наши станут ведущими в Европе – не только как футбольные центры, но и как хозяйствующие субъекты.

 


ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Николай НАУМОВ

Родился 4 января 1953 года.

Закончил Фрунзенский политехнический институт. Работал главным инженером на заводе. Затем занимался девелопментским бизнесом в Санкт-Петербурге. С 12 ноября 2007 года до 29 июля 2010 года – президент футбольного клуба «Локомотив» (Москва).

В бытность Наумова президентом «Локомотив» не выиграл ни одного титула, однако Наумов многое сделал для стадиона. При Наумове на территории стадиона появились Малая спортивная арена и тренировочный зал. Кроме того, при нём был создан клуб «Локомотив-2», успешно выступающий во втором дивизионе чемпионата России.

Воспитывает двух дочерей.

 

Показывать новые сообщения медиатрансляции автоматически
 
статистика
ТаблицаРасписание матчейБомбардиры
читайте также
Кучук оспорит в лозаннском суде отказ РФС удовлетворить его требования к «Локомотиву»Представители экс-тренера «Локомотива» Леонида Кучука будут обжаловать в Спортивном арбитражном суде в Лозанне (CAS) отказ палаты по разрешению споров РФС удовлетворить требования специалиста к его бывшему клубу. Об этом заявил юрист Кучука Михаил Прокопец.РФС отказал Кучуку в требовании к «Локомотиву» получить проценты за нарушение сроков выплаты компенсацииРФС отказал бывшему главному тренеру «Локомотива» Леониду Кучуку в требовании к клубу выплатить проценты за нарушение срока выплаты компенсации. Такое решение было принято в четверг на заседании Палаты по разрешению споров РФС.Тарас Бурлак: Мечтаю вернуться в «Локомотив»Защитник «Рубина» Тарас Бурлак, в завершившемся сезоне выступавший на правах аренды за «Крылья Советов», признался, что мечтает о возвращении в «Локомотив», в котором начинал профессиональную карьеру.«Локомотив» сделал предложение «Тереку» по Олегу ИвановуПолузащитник «Терека» Олег Иванов может перейти в московский «Локомотив», сообщают «Известия».УЕФА начал расследование по обвинениям «Скендербеу» в организации договорных матчейСоюз европейских футбольных ассоциаций (УЕФА) начал расследование в отношении албанского «Скендербеу», который подозревается в организации договорных матчей как в национальном первенстве, так и в еврокубках, сообщает AP.«Динамо» оштрафовано на 545 000 рублей по итогам 30-го тура РФПЛ, ЦСКА – на 300 000Сегодня состоялось заседание КДК РФС. На нем стали известны наказания для клубов по итогам 30-го тура чемпионата России.Дмитрий Булыкин: Будущее Черевченко? В первый сезон результата достигают только топ-тренерыБывший нападающий «Локомотива» Дмитрий Булыкин оценил работу главного тренера «железнодорожников» Игоря Черевченко.Александр Самедов: В чемпионате России не хватает спортивного принципаПолузащитник «Локомотива» Александр Самедов подвел итоги выступлениям команды в сезоне-2015/16.Черчесов не ведет переговоров с «Локомотивом»Главный тренер «Легии» Станислав Черчесов не вел переговоров с «Локомотивом» - об этом стало известно обозревателю Sovsport.ru Евгению Ловчеву.Совет директоров «Локомотива» не рассматривал вопрос смены тренераПредседатель совета директоров железнодорожников, вице-президент РЖД Анатолий Мещеряков рассказал, какие вопросы поднимались на совете директоров «Локомотива», который прошел 23 мая.Алексей Миранчук: Дзюба кричал, что поймает меня, найдет и прочееПолузащитник «Локомотива» Алексей Миранчук рассказал о конфликтном эпизоде в концовке матча 29 тура против «Локомотива».Андрей Семенов: Поменял бы местами в турнирной таблице «Спартак» и «Локомотив»Защитник грозненского «Терека» Андрей Семенов считает, что в турнирной таблице РФПЛ все команды находятся на своих местах кроме «Локомотива» и «Спартака».Алексей Миранчук: Была где-то там мысль: а вдруг вызовут в сборную?Алексей Миранчук: Была где-то там мысль: а вдруг вызовут в сборную?Полузащитник «Локомотива» Алексей Миранчук подвел итоги сезона, рассказал о стычке с Лодыгиным, золоте молодежки и планах на отпуск.Георгий Махатадзе: Отыграть даже пять минут за основу «Локомотива» - очень престижноПолузащитник московского «Локомотива» Георгий Махатадзе после победы своей команды над «Мордовией» в матче заключительного 30-го тура РФПЛ (3:0) признался, что был раз дебютировать в высшем эшелоне российского футбола.Виталий Денисов пожелал удачи ДюрицеСегодня в матче 30-го тура чемпионата России против «Мордовии» (3:0) защитник Ян Дюрица в последний раз сыграл за «Локомотив». Его партнер по команде Виталий Денисов пожелал словаку удачи в дальнейшем.Роман Шишкин: Мой вызов в сборную связан с травмированными игроками24 мая национальная сборная России соберется в Москве и в этот же день отправится на учебно-тренировочный сбор в Швейцарию.Александр Самедов: Я готов к Евро, у меня осталось много силПолузащитник «Локомотива» Александр Самедов, что у него осталось много сил по окончании сезона и он готов физически к чемпионату Европы.Рыков отправился в ФНЛ в третий раз подрядЗащитник «Мордовии» Владимир Рыков вместе со своими командами третий год подряд покидает элитный дивизион российского футбола.Ян Дюрица: Я ухожу, как джентльмен. Но карьеру не завершаюЯн Дюрица: Я ухожу, как джентльмен. Но карьеру не завершаюЗащитник «Локомотива» Ян Дюрица – о прощании с клубом и неудачно сложившемся сезоне.Антон Бобер: Обидно, что даже в «стыки» не попалиПолузащитник «Мордовии» Антон Бобер прокомментировал вылет команды в ФНЛ после поражения от «Локомотива» (0:3) в 30-м туре РФПЛ.