Пять лет назад 22 апреля был убит президент Федерации хоккея России Валентин Сыч. Наш хоккей не стоит на месте, чемпионаты идут своим чередом, и о скорбном событии понемногу стали забывать. Как это ни кощунственно звучит, но к заказным убийствам начали привыкать. Совершаются злодеяния так часто, что сообщения о них наслаиваются одно на другое, выделяясь лишь более или менее громкими именами жертв.

Безнаказанностью исполнителей, а тем более заказчиков преступлений сейчас никого не удивишь. Три года назад, когда шел судебный процесс по делу Валентина Лукича, только "Советский спорт" должным образом освещал эти события. Может быть, для кого-то это убийство — лишь эпизод в донельзя насыщенной криминалом российской действительности, но только не для бывших коллег Сыча, его родственников, всех людей, имеющих отношение к хоккею.

КАК ЭТО БЫЛО

22 апреля 1997 года недалеко от дачного поселка Иванцево под Дмитровом служебный автомобиль президента ФХР Валентина Сыча был в упор расстрелян из автомата. Сыч был убит десятью пулями: восемь попали ему в голову, две — в сердце. Его супруга Валентина Дмитриевна получила тяжелое ранение: впоследствии она перенесла четыре операции. Водителю повезло. Он успел пригнуться, и пули задели лишь его державшие руль пальцы.

Вскоре были задержаны Александр Артемьев, в прошлом хоккейный судья и бизнесмен из Люберец, муж его племянницы Дмитрий Романчиков (их обвинили в организации убийства), Александр Колецков (водитель автомобиля убийц), Вячеслав Пчелинцев, гражданин Азербайджана Ариф Исмаилов (проходили по делу в качестве киллеров) и Юрий Сергеев (поставщик оружия). Восьмого августа был арестован подозревавшийся заказчик преступления — бывший президент Межнациональной хоккейной лиги Роберт Черенков.

СУД

Роберт Черенков, арестованный на основании показаний Артемьева, вскоре был освобожден из-под стражи по состоянию здоровья. Артемьев через несколько месяцев отказался от своих показаний, и дело в отношении бывшего президента МХЛ было прекращено "за недоказанностью". Переносившееся раз за разом слушание дела началось 28 января 1999 года, однако вновь было приостановлено, поскольку некоторые обвиняемые пожелали, чтобы дело рассматривал суд присяжных. Их поиски продолжались до середины февраля, когда наконец приступили к слушаниям показаний свидетелей.

Роберт Черенков заявил, что плохих отношений с Сычем у него никогда не было, несмотря на разногласия по поводу развития ситуации в хоккейном хозяйстве. Черенков отметил также, что при избрании Сыча президентом ФХР он снял в его пользу свою кандидатуру, а также инициировал созыв конференции, итогом которой стало отстранение от должности тогдашнего президента ФХР Владимира Петрова и избрание Валентина Сыча. Также Черенков упомянул о созыве альтернативной конференции, на которой президентом ФХР был избран Александр Артемьев, занимавшийся в федерации вопросами судейства. Тот стал вести работу по смещению Сыча, однако Черенков не догадывался, что это за работа. Поэтому, когда Артемьев попросил у Черенкова помочь достать для коммерческих целей 25 тысяч долларов, он свел его с директором Стадиона юных пионеров Михаилом Безруковым. Безруков передал требуемую сумму Артемьеву. Когда произошло убийство, Черенков предположил, что в нем замешан Артемьев, однако тот при встрече категорически это опроверг.

Артемьев поначалу не желал высказываться в суде, аргументируя это тем, что ждет выступления Владимира Петрова, который не являлся на слушания. Однако позднее все же выступил на заседании. Артемьев утверждал, что Черенков неоднократно просил у него найти людей, которые могли бы поговорить с Сычем с целью восстановить нормальные отношения. Такими людьми оказались Юсупов и Исмаилов. Разговор планировалось провести на даче Сыча, которую заблаговременно показал им сын Роберта Черенкова. По словам Артемьева, его адвокат прямо заявил, что в случае дальнейшей дачи показаний семью Артемьева ждут неприятности и что в первую очередь надо вытаскивать Черенкова. Поэтому Артемьев давать показания перестал.

Вскоре выступил на суде и Владимир Петров. Он сказал, что ничего не знал о заседании, на котором президентом ФХР был избран Сыч, потому что в тот момент находился в госпитале. Во время пребывания Петрова в Тольятти на чествовании чемпиона страны-94 "Лады" его кабинет был опечатан. После этого Петров подал в суд на ФХР. Он подчеркнул, что судился не лично с Сычем, а с федерацией и защищал свою честь и достоинство. Поэтому, когда суд восстановил Петрова в должности, он посчитал, что цель достигнута, и заключил с Сычем мирное соглашение.

Прокурор Борис Лактионов на заключительном заседании отметил, что вину заказчиков, видимо, доказать не захотели. Артемьев же, по его мнению, организовал преступную группу и после убийства Сыча собирался занять в ФХР высокую должность по руководству судьями.

После смерти Сыча среди кандидатов на освободившуюся должность был и Михаил Безруков. Его поддержали Владимир Петров и Роберт Черенков. Однако президентом ФХР избрали Александра Стеблина.

Суд приговорил Пчелинцева к 19, Артемьева к 15, Романчикова к 13, Исмаилова к 12, Колецкова к 11, Сергеева к 4 годам лишения свободы.

ПРОШЛО ТРИ ГОДА…

Валентина СЫЧ, вдова убитого:

— Уже после вынесения приговора Колецков, Исмаилов и Артемьев написали кассационные жалобы в Верховный суд РФ, а в июне и августе 2000 года состоялись два его заседания. На последнем Артемьев сделал заявление, что заказчиком убийства Сыча был Роберт Черенков. Это произвело тогда эффект разорвавшейся бомбы. На вопрос судьи, почему он не сделал признания раньше, Артемьев ответил, что в самых первых своих показаниях он уже утверждал это. Но потом вынужден был отказаться от своих слов. Верховный суд оставил приговор в силе. Вскоре после суда я получила три письма от Исмаилова, в которых он просил у меня прощения за совершенное преступление, так как не хотел, чтобы оно отразилось потом на его детях.

Александр ДЗЫБАН, главный судья на процессе по делу Сыча:

— Никакой информацией о судьбах осужденных по делу Сыча мы не располагаем. Этот вопрос находится в ведении МВД.

— Почему было отклонено ходатайство дочери Валентина Сыча об отправке дела на доследование?

— На тот момент не было представлено никаких новых материалов, свидетельствовавших о том, что дело нуждается в дополнительном расследовании.

Владимир ПЕТРОВ, бывший президент ФХР:

— Я выступал на заседаниях в качестве свидетеля. Приговор вынесен, и я не хочу обсуждать его. О том, что случилось в дальнейшем с осужденными по делу, мне ничего не известно.

ДОСЛОВНО

Анатолий КОСТРЮКОВ, заслуженный тренер СССР:

— Вся жизнь Валентина Лукича — это яркий путь талантливого организатора. Сыч обладал громадным опытом руководства спортивным хозяйством. В Госкомспорте СССР он курировал зимние виды спорта. Затем его знания пригодились российскому хоккею. Да, Валентин Лукич был очень требовательным к подчиненным, но без этого качества не достигнешь высоких результатов. Однако при всей кажущейся суровости Сыч обладал необычайно чутким характером. Его смерть — огромная потеря для хоккея. Естественно, всех интересует, кто был истинным виновником гибели Сыча и кто не попал на скамью подсудимых. Но разбираться в этом — обязанность следственных органов.


ДОСЛОВНО

Владимир ВАСИЛЬЕВ, главный тренер сборной страны в 1995/96 г.:

— Когда я руководил национальной командой, мы практически каждый день встречались с Валентином Лукичом. От этого общения остались только хорошие воспоминания. Сыч делал все, чтобы у сборной не возникало никаких проблем. Он был высокообразованным, культурным человеком, а также очень колоритным руководителем, слово которого имело вес в любых сферах. Когда требовалось принять важное решение, он всегда выслушивал специалистов. Но если Сыч был в чем-то твердо убежден, то можно было не сомневаться, что от своего не отступит. Как-то на одной из конференций с участием президентов хоккейных клубов Валентин Лукич несколько часов не выпускал участников из зала, пока не добился их поддержки. Когда я узнал о его смерти, то несколько дней пребывал в шоке. Не мог поверить в это жуткое и бессмысленное злодеяние.

Евгений ЗИМИН, заслуженный тренер СССР:

— В лице Валентина Сыча наш хоккей понес огромную утрату. Пожалуй, за всю свою жизнь я не видел человека, так щедро наделенного свойствами, необходимыми хорошему спортивному руководителю. С такими качествами нужно родиться. Внешне Валентин Лукич казался холодным и неприступным. Однако он обладал мягким и отзывчивым характером. Многим не нравился стиль работы Сыча, но решения, которые он принимал, всегда были продуманными и взвешенными. Круг его интересов был необычайно широк. Валентин Лукич мог дать дельный совет как простому спортсмену, так и руководителю. Я не знаю, кто организовал убийство, но могу сказать одно: эти люди совершили страшное преступление против российского хоккея, всего нашего спорта.