Одно из ярчайших качеств наших выдающихся игроков — хлесткие броски и перенятые у канадцев пушечной силы щелчки. В нашей хоккейной истории немало богатырей, которые могли с кистей перебросить всю площадку или поразить ворота от синей линии: Трегубов, Иванов, Фирсов, Блинов, Петров, Гусев, Фетисов… Когда же на пути метко пущенной шайбы оказывался вратарь, его доспехи зачастую не выдерживали. Маска и щитки трескались, как от удара молотком.

ПИОНЕР ФИРСОВ

Были времена, когда щелчок у нас вообще не применялся. Бросали прицельно, как правило, с кистей. Да и крюки у клюшек в те времена были абсолютно прямые. Это существенно снижало мощь. Первым стал щелкать Анатолий Фирсов, он же впервые в СССР опробовал и загнутый крюк. Произошло это после матчей с канадцами. Подсмотрев за океаном этот прием, наш форвард быстро к нему приноровился. И впоследствии с успехом использовал его против своих "учителей". Причем бросал он не просто сильно, но еще и очень технично.

— В 1967 году на чемпионате мира с Фирсовым произошел забавный случай, - вспоминает Виктор Зингер, легендарный голкипер советской сборной. - Шел матч СССР - Канада. Звено Фирсова никак не могло смениться. "Кленовые листья" мощно атаковали, прижав нас к воротам. Наконец Анатолий подобрал шайбу у чужой синей линии. Не глядя, из последних сил бросил в сторону ворот и поехал к бортику. То, что шайба оказалась в сетке, он понял только по радостным лицам товарищей, когда перевалился через бортик.

Пусть гол получился курьезным, но умение Фирсова забивать с дальних дистанций было тут же взято на вооружение тренерами. Его ставили сзади. Нападающие вкатывались в зону, откидывали ему шайбу и неожиданно для вратаря следовал щелчок. В большинстве он менял амплуа и выходил на лед в роли защитника. Об умении Фирсова поражать ворота издали рассказывает пятикратный чемпион мира Владимир Шадрин: "В матче "Спартак" — "Крылья Советов" Фирсов, тогда выступавший за красно-белых, получил пас в центре поля. Предположив, что нападающий пойдет вперед, голкипер стал перемещаться на линии ворот от штанги к штанге. В этот момент последовал бросок от красной линии, заставший вратаря врасплох. Шайба, пролетев полплощадки, оказалась в сетке".

БЛИНОВ - ГРОЗА ВРАТАРЕЙ

Обладателем сильнейшего броска, бесспорно, был спартаковец Виктор Блинов. От его клюшки шайба летела с такой скоростью, что за ее траекторией не только по телевизору, но и с трибун невозможно было проследить. При атаках от синей линии вратарь не то что среагировать, не успевал даже вздрогнуть.

— Отрабатывая на тренировках дальние броски, Блинов рвал вратарям щитки, - улыбается Николай Карпов, заслуженный тренер СССР. - А ведь с экипировкой в те времена были проблемы. Чинить форму зачастую приходилось самим. Помню, они его просили: "Витя, не бросай, ради бога, так сильно".

— После тренировок с участием Блинова руки у меня действительно всегда синели, - подтверждает Виктор Зингер. - Уследить за шайбой после его броска было невозможно. Единственное, что я мог сделать, — выкатиться вперед, уменьшив зону обстрела. Ну а если он попадал в "рамку", предпринять ничего было нельзя. Признаюсь честно, принимать на себя его атаки было очень больно. Некоторые вратари, особенно динамовские, Виктора явно побаивались. Это сразу бросалось в глаза, так как в момент броска они вытягивались в струнку. В буквальном смысле становились на носочки, чтобы уберечься.

— На самом деле здесь нет ничего удивительного, - комментирует Владимир Шадрин. - Виктор часто так развлекался. Выходил на лед. Брал свою клюшку, которую любовно называл "батожок". И начинал бросать в циферблат, расположенный над трибуной. Причем делал это всегда прицельно. Если бы к нему в руки попала современная клюшка, сложно даже представить последствия. Ведь и раньше он регулярно рвал металлические сетки на воротах.

ИВАН ГРОЗНЫЙ

Защитник Иван Трегубов отличался самым коварным броском. Метал шайбу на небольшой высоте, на уровне голеностопа. Ловушкой невозможно было дотянуться. Вратари называют эту область мертвой зоной. "Грозным" его прозвали, кстати, за рубежом. Как писала о Трегубове французская газета "Монд": "Иван Грозный, за жестокость прозванный Васильевичем". На площадке он был злым. Сибиряк, физически более чем крепкий, Трегубов всегда играл азартно и предельно жестко.

— У меня с ним вышел однажды трагикомичный эпизод, - продолжает делиться воспоминаниями Виктор Зингер. - Выступали за СКА (Куйбышев). Играли, по-моему, против Омска. Он забил гол в собственные ворота прямо с вбрасывания. Врезал по шайбе с такой яростью, что я даже не успел шелохнуться. Тем более что ничего подобного не ожидал. Иван так рассвирепел, что сломал о лед клюшку. Однако это пошло ему явно на пользу. Он забросил еще две шайбы, и мы победили.

— Сам он отличался особенной техникой, - уточняет Владимир Шадрин. - Завуалированно, плавными движениями он как бы гипнотизировал вратарей, усыплял их бдительность. И вдруг следовал резкий укол. Причем Бобров оставался боеспособным очень долго. Будучи тренером, он в Швейцарии выходил на лед в составе "Спартака" в возрасте 45 лет. Очень хорошо с ходу, без обработки бросал Старшинов. Вратарь не мог и представить, куда полетит шайба. Но для этого ему необходим был пас Майорова. В молодежной сборной времен Владислава Третьяка выступал еще один суперголеадор Евгений Деев. Известны два случая, когда, попадая голкиперу в маску, он раскалывал ее. У Третьяка из-за него одно время даже начался нервный тик.

— Был еще случай, - подсказывает Николай Карпов. — Генрих Сидоренков попал Евгению Еркину прямо в лоб. Так звук был такой, будто над ареной колокол прозвучал.

— Прекрасным щелчком отличался мой партнер по связке Эдуард Иванов, - вспоминает трехкратный олимпийский чемпион Александр Рагулин. - В 1963 году на первом чемпионате мира, с которого наше ТВ организовало трансляцию, он так выстрелил, что канадцев ничто не могло спасти. А ведь ворота защищал знаменитый Сет Мартин. На Олимпиаде-64 Эдик, которого в сборной за красный цвет лица прозвали индейцем, провел пять голов. По результативности он обошел таких авторитетов, как Лундвалль, Нильссон, Бурбоннэ, Джонсон, Кристиан. У Александра Альметова была своя любимая точка.

— Сейчас многие умеют сильно бросать, - рассуждает двукратный олимпийский чемпион Евгений Зимин. - К примеру, Петрочинин. Но есть сила, а есть точность и своевременность броска. Ныне у нас очень мало умеющих прочитывать ситуацию, подстраиваться под шайбу, бросать с ходу. Ведь надо понимать, что каждый прием хорош в свое время. Бывает, выкатывается игрок на вратаря, ему бы бросить кистями на точность, а тут вдруг следует огромный замах на "сто рублей", а результат выходит на "копейку". Вратарь выходит вперед и спокойно ловит шайбу. Бросок должен быть в первую очередь неожиданным. Вот Юрий Ляпкин, 4-кратный чемпион мира, не обладал особой силой. Но за счет обманных движений, расположения, пауз, умения выстрелить в нужный момент, ни на секунду раньше или позже, забивал с кистей множество голов.