V4x3 l 1441170079628

Чемпионаты мира по запуску бумажных самолетиков можно сравнить… с корридой в субтропиках. Ангар с прозрачными стенами и крышей запирается наглухо, чтобы исключить малейшее дуновение ветерка. К вечеру в погожий день температура в ангаре поднимается до 38 градусов, отдыхающие от выступлений пилоты обмахиваются собственными самолетами, как опахалом. Зрители ахают и замирают, когда на большом экране в замедленном повторе под тревожную музыку снижается чей-то самолет: упадет? Застрянет в перекрытиях? Все пропало? Или все-таки нет?!

«МОЦАРТ КЕБАБ»

А следующего чемпионата мира, «Red Bull Paper Wings World Finals», ждать три года, и если сейчас ты упустишь свой шанс… Другого может не быть. Поэтому ангар видит все: и закрытые в отчаянии руками лица, иногда даже слезы, и, конечно же, пляски восторга вперемежку с сальто.

Эти люди называют себя «пилотами бумажной авиации». Свои самолеты они делают сами. Да, из простой бумаги, но обложившись такими инструментами, как плоскогубцы! То, что бросить самолет почти на семьдесят метров легко, – большое заблуждение, освоить бросок, сопоставимый с броском копьеметателя можно только благодаря упорной работе в тренажерном зале.

Их чемпионаты мира окружены флером незабываемого шоу. Последний из них, майский, принимал город Зальцбург, родина Моцарта. Духом Моцарта здесь пропитано все. Дом, в котором родился гений, заметен издалека: у входа клубится толпа туристов, мигают вспышки фотокамер… В городе попадаются даже такие занятные вывески, как «Моцарт Кебаб».

А для пилотов бумажной авиации все начинается с того, что команды из восьмидесяти стран являются на пати в старинный замок в национальных костюмах. Персонально для них здесь сыграет оркестр, оркестр сыграет, разумеется, Моцарта. А пока в воротах замка возникают канадцы – с клюшками, в серых затрапезных шапочках, англичане – в кепи и макинтошах Шерлока Холмса. Арабам в принципе и переодеваться не нужно. Наша, русская команда выбрала фуражки и красные косоворотки. Только американцы выделялись – в том смысле, что надели совсем простенькие белые поло с эмблемой своего Олимпийского комитета.

Удивительный вид спорта, демократичнейший вид спорта: даже живя в бедной-бедной африканской стране в семье, у которой не найдется денег на футбольный мяч, листок бумаги раздобыть можно всегда.

Пройти национальный отбор и… «Red Bull», добрый покровитель бумажной авиации, отвезет на чемпионат мира.

КСТАТИ, ЗАЧЕМ ИМ ПЛОСКОГУБЦЫ?

Передвижной щит с надписью «Мировой рекорд» замер на отметке 69 метров, и, хотя ребята из российской команды рассказывали мне, что результаты в этом виде спорта растут катастрофически, каждый год подтягивая мировой рекорд на несколько метров, в этот раз самый передовой по дальности «беспосадочный» перелет бумажного самолетика никто не смог побить.

Да, кстати, зачем им плоскогубцы? «Когда ты уже восемнадцатый раз по счету сгибаешь бумагу во время изготовления самолета, сделать это руками, без помощи плоскогубцев уже невозможно!»–объясняет пилот сборной России Николай Рибасов.

Не удержавшись, расспрашиваю ребят: им же случается тренироваться на улице, как реагируют люди? Поначалу никак. А потом они начинают замечать, что самолет поразительно долго держится в воздухе и не желает падать. Подходят поближе, задают один вопрос, другой, третий… Десятый. И вот уже, забросив все важные дела, просят листок бумаги и начинают пробовать сами.

Тренеров здесь практически нет. Правда, кто-то, восприняв как будто забаву предельно серьезно, просится попрактиковаться в секцию легкой атлетики. Совершенно верно, к копьеметателям.

Присутствуют ли хитрость и коварство в изготовлении самого самолета? Безусловно. Складывать «перспективную» модель пилоты учатся у асов, выкладывающих схемы сборки в Интернете. Но асы, разумеется, самый важный штрих утаивают, оставляя главные ноу-хау при себе. Разгадать их тайну – наша задача!

К сожалению, ни в одной из трех дисциплин наши пилоты в финалы пройти не смогли. Ни в броске на дальность, ни там, где оценивается в секундах самый продолжительный по времени полет, а самолетики под выдохи зрителей порой предательски застревают в перекрытиях ангара. Ни в «аэробатике» (это что-то наподобие фигурного катания, бригада судей оценивает и артис-тизм, и программу, и техническое исполнение, а каждый номер похож на маленькое цирковое представление)… Переволновались. Да, пилоты бумажной авиации знают, что такое жесточайшее предстартовое волнение, не понаслышке.

ДЕВОЧКА И САМОЛЕТ

Зато повезло детям. Во время «аэробатики» малыши бросались к полотерам, пытавшимся убрать отработанные самолеты, и вытягивали свои трофеи прямо из-под швабр. Особенно позабавила маленькая, двухлетняя девочка, потащившая себе на память громадный самолет австрийского пилота, который был больше ее самой! Правда, вскоре девочку поймали и попросили вернуть добычу: остальные пилоты расставались со своими самолетами легко, а вот австрийцу его гигант еще зачем-то был нужен.

Очень понравилось выступление португальца Андрэ Миранды. Он начинает свой «перформанс» с завязанными платком глазами. Его самолеты лежат в ящике, в руках Миранда держит воздушный шар. Перед тем как в воздух у него взмоет отряд разноцветных парашютистов, Миранда сделает несколько кувырков и пройдется по паркету колесом. Самолет легкими взмахами воздушного шара он поведет легко и непринужденно, вынуждая его изображать фигуры высшего пилотажа без вмешательства рук. Самолет словно все делает сам: он живой и светится…

Вообще все пилоты бумажной авиации очень молоды. Как правило, это студенты, правда, среди них изредка встречаются и тридцати-, сорокалетние «генералы». «Кому-то удается задержаться, –мечтает вслух наш «авиатор» Александр Чербаев. – Если вы спросите меня, могу ли я себя представить семидесятилетним с бумажным самолетиком в руках, я отвечу: «Конечно!» – свое семидесятилетие я хотел бы встретить именно так, и никак иначе!»

Мировой рекорд - 69 метров