V4x3 l 1504222854965

Президент ФИДЕ в редакции Sovsport.ru ответил на вопросы о том, состоится ли в Нью-Йорке матч за шахматную корону, почему он нанял адвокатов Клинтона и что он думает о перспективах Инфантино и Слуцкого.

«Визу у меня не отнимали»

– Четыре месяца назад вы попали под американские санкции. Тогда вы, будучи у нас в гостях, заявили, что будете в судебном порядке добиваться возможности въезжать в США для ведения переговоров – в частности, о проведении матча за шахматную корону в Нью-Йорке.
– Но я напомню, что визу американскую у меня никто не отнимал! И не аннулировал! Тогда много было различных заявлений в прессе. А я заявил, что хочу перевести вопрос в юридическую плоскость. И обратиться в Верховный суд Соединенных Штатов. Я попробовал нанять одну американскую юридическую компанию. Но выяснилось, что они не могут меня защищать. Это связано с тем, что в Америке не было прецедента, чтобы иностранец судился с правительством США. У них закон это запрещает. Но если ты находишь адвокатов, являющихся гражданами Штатов, которые готовы представлять твои интересы, – тогда пожалуйста. Но при этом они должны еще получить лицензию на возможность ведения дела по человеку, попавшему под санкции, введенные их страной.

– Непросто найти, наверное, таких адвокатов?
– Мне в итоге посоветовали компанию, наверное, одну из самых крутых в США. Они защищали президента Билла Клинтона, когда у него была проблема с Моникой Левински. Я заключил с ними договор, перечислил деньги. Министерство юстиции Соединенных Шатов рассмотрело вопрос. И вот если б Минюст отказал в рассмотрении этого дела – у меня вообще не было бы никаких перспектив. Первой победой стало то, что в конце декабря 2015-го Минюст США дал такое разрешение.
Второй шаг – чтобы мои претензии к американскому Министерству финансов были зарегистрированы. И 23 февраля они были зарегистрированы! Делу был присвоен номер. С этого момента я нахожусь официально в юридических отношениях с американским государством. Сейчас идут досудебные разбирательства. Мне направляют вопросы, я отвечаю, мы встречаемся в Европе…

– Каков срок рассмотрения дела?
– До трех месяцев. 90 процентов подобного рода дел заканчиваются в досудебный период – по соглашению сторон. Если истец с ответчиком не договариваются, они приходят в суд. Если до 23 мая не договоримся – начинается процесс с участием судьи Верховного суда США.

– Услуги компании очень дороги?
– Они стандартны, но, главное, они получили лицензию.

– Какой прогноз на успех: 50 на 50, 70 на 30 процентов?
– И они, и я уверены в успехе. Я подробно ответил на те вопросы, из-за которых меня внесли в санкционный список. Речь шла о том, что я знал двух граждан Сирии, высокопоставленных. Я предоставил документы – сколько раз и зачем я с ними встречался. Причем это история еще 2010 года. И пояснил, что если это не удовлетворяет, я могу пройти тест на полиграфе. Приглашайте, готов приехать в США: хоть в ФБР, хоть в ЦРУ – и на их полиграфе ответить на все вопросы. В ответ - молчание.

Призовой фонд – миллион долларов

– Осенний матч за шахматную корону в Нью-Йорке под угрозой?
– Нет. Зная эту ситуацию, мы могли бы перенести матч. Но я очень хотел, чтобы в США снова возродился бум шахмат. Времен Бобби Фишера, когда в шахматы играли в Центральном парке. И матч за звание чемпиона мира этому поспособствует. Тем более мы не один матч там будем проводить. Я сделал подарок народу Америки - объявил 2016 год Годом шахмат в США.

– Но переговоры по месту и времени проведения временно заморожены?
– Нет-нет. Я официально объявил, что у нас есть договоренности: с 10 по 30 ноября в центре Нью-Йорка мы откроем матч за мировую шахматную корону. И норвежец Магнус Карлсен сразится с победителем московского турнира претендентов. Финансовые гарантии есть. Призовой фонд – один миллион американских долларов. У нас есть предварительный спонсор, ведем переговоры с другими. И это никак не зависит от рассмотрения моего дела.

Поздравил Инфантино телеграммой

– Вы собирались идти на выборы президента ФИФА, но потом отказались от этой идеи. И вот сейчас на этот пост избран Джанни Инфантино. Такой выбор - это хорошо для России?
– Скорее, да. Мы не были лично знакомы, но я, как президент международной федерации, поздравил Инфантино с избранием телеграммой - как коллега коллегу. Мишель Платини был политизированной фигурой, как и Йозеф Блаттер. Это негативно отражалось на делах мирового футбола. Когда полицейские приезжали под утро к руководителям – это колебало устои. Коллеги считали, что вмешательство в дела суверенных государств и международной организации – это ненормально. А Инфантино был фигурой скорее технической. Он будет работать на то, чтобы система нормально функционировала. Чтобы излишней политизации не было. Это хорошо и для футбола, и для мирового спорта.

– Когда-то вы болели за элистинский «Уралан», а сейчас за кого?
– Ни за кого. Редко сейчас футбол смотрю.

– Бывший наставник «Уралана» Леонид Слуцкий повезет сборную на чемпионат Европы в качестве главного тренера.
– Желаю Леониду только победы. Он парень амбициозный, должен добиться успеха.

– Допинг-скандал, который ударил по российскому спорту, как оцениваете?
– Четко должны работать команды и, прежде всего, специалисты, отвечающие за медицинское обеспечение. Тесно должны взаимодействовать с WADA. А здесь пустили все на самотек – и спортсмены оказались как бы сами по себе, Минспорта – сам по себе, федерации – сами по себе. А в шахматах все четко – если Вася Иванчук сбежал после матча когда-то, мы его отловили в Дрезденской галерее: давай, сдавай! Сдал…

Связанные материалы: