V4x3 l 1486253429222

Екатерина Борисова и Дмитрий Сопот в декабре выиграли состязания спортивных пар в финале юниорского Гран-при в Барселоне, а в минувшее воскресенье добились второго значительного успеха в нынешнем сезоне - стали чемпионами Олимпиады в Норвегии. Пока Олимпиады юношеской, но зато на том самом льду Лиллехаммера (а точнее, расположенного неподалеку Хамара), где 22 года назад блестящую победу одержали великие Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков.

Впрочем, звездой, пусть даже восходящей, как выяснилось из нашего разговора, скромная девушка Катя себя не ощущает.

«Устроили интернациональную «тусу»

- Да я даже победительницей юношеской Олимпиады уже себя не чувствую, - призналась фигуристка, отвечая на вопрос, не кажется ли ей, что она стала чуть-чуть как Екатерина Гордеева. – Церемония награждения проходит, и я начинаю думать о том, что надо работать дальше. Так что чувство гордости у меня очень быстро пропадает.

- Странно. Это ведь все-таки Олимпиада!
- Ну она же не взрослая. Юношеская. Хотя это тоже, конечно, достаточно престижно.

- Ощущения от этих соревнований как от Олимпиады, пусть и юношеской, у вас есть?
- Конечно. Ответственности гораздо больше, чем, например, на этапах Гран-при или на первенстве России. И атмосфера мне очень понравилась: все очень душевно, вся команда работает на результат.

- Показалось по видеорепортажам, что людей на трибунах не очень много.
- В первый день, действительно, было не очень. А потом процентов на 80 трибуны заполнялись. Как нам сказали, студентов на трибуны приводили. Но все равно здесь чувствуется, что это очень важный старт. Нашу команду в аэропорту встретили, потом мы на электричке поехали в Хамар, где проходят соревнования. Запомнились завораживающие виды Норвегии за окном. Так интересно наблюдать горы со снежными вершинами, а у подножий – озера. 

- Вы живете в олимпийской деревне?
- Нет, олимпийская деревня находится в самом Лиллехаммере. А в Хамаре, где находимся мы, роль деревни играет гостиница. С нами живут еще участники соревнований по шорт-треку.

- В олимпийской деревне особая атмосфера: там все постоянно друг с другом общаются, пересекаются. 
- И у нас тоже. Каждый этаж у нас занимает команда какой-нибудь одной страны. Например, в одном корпусе на нашем этаже живут корейцы, а в другом корпусе – мы. Так что мы тут все вместе. Общаемся, когда на завтрак, обед и ужин ходим. Ну и, конечно, ездим на соревнования болеть за наших. А во вторник, когда все фигуристы закончили соревноваться, устроили такую небольшую «тусу», причем на ней скучковались представители разных стран. У нас есть тут игровая комната со всякими Xbox-ами, пинг-понгом. Вот там все и веселились.

- Матчи в настольный теннис или в PlayStation «страна на страну» не устраивали?
- Нет. Мы в свободное время стараемся поменьше соревноваться. Лучше просто общаться. На льду соперничаем, а в жизни дружим.

«Ягудина, Волочкову и Семенович уводили от нас через черный ход»

- Видел у вас в соцсетях фотографию с двукратным чемпионом мира Стефаном Ламбьелем.
- Я думала раньше, он такой важный, а он прямо как мы, любит веселиться. Мы устроили такой маскарад, и он нарядился вместе с нами в очень смешные штаны и розовую маску. И мы так с ним фотографировались. Удивительно, что он общается с такими спортсменами, как мы, все-таки какого он уровня, и какого мы. Кто бы к нему ни подошел с просьбой сфотографироваться, никому не отказывает. Хоть толпа подойдет целая. И Ю На Ким такая же, скромная, со всеми общалась. Это меня тоже поразило, потому что я знаю достаточно много спортсменов, которые так себя держат: не подходите ко мне, я такой-сякой. А тут Ламбьель и Ю На Ким вот так запросто с нами общаются.

- Автограф у Ламбьеля взяли?
- Я только сфотографировалась. Давно уже автографы не прошу. Фотография для меня - это как автограф на память.

- Но когда-то автографы собирали?
- Когда маленькая была, еще в Челябинске жила. К нам приезжало шоу «Ледниковый период», вот мы за Алексеем Ягудиным, Анастасией Волочковой, Анной Семенович бегали! А их через черный ход от нас вывели, и мы так расстроились, что мало автографов собрали.

- Кого-то поймать успели?
- Ну конечно, вот Ягудина и поймали. Семенович, кажется, тоже. А еще помню, Илья Авербух стоял и разговаривал в холле по телефону. И я так хотела к нему подойти сфотографироваться, но очень сильно боялась – отвлекать такого важного человека от телефонного разговора было не очень хорошо. И я упустила свой шанс взять автограф у Авербуха!

«Любви к выбросам не отбили даже падения»

- Катя, в Челябинске есть сильная школа конькобежного спорта. А как в фигурное катание-то вы попали?
- Меня мама вообще хотела в гимнастику отдать. Но ей сказали, что я еще слишком маленькая, а она хотела, чтобы я с самого раннего детства начала заниматься спортом. И она решила отдать меня в фигурное катание. Первые год-два заставляли силой ходить на тренировки. А потом я поняла, что люблю фигурное катание, и начала им серьезно заниматься. Правда, в какой-то момент у меня произошел спад, я потеряла прыжки и даже хотела уже бросать. Но мне предложили попробовать себя в парном катании, пригласили в Саранск. Я решила: была не была, терять все равно нечего. Попробовала – и осталась.

- И как вам в парном катании по сравнению с одиночным?
- Гораздо больше нравится. В одиночном только вращайся и прыгай, а тут и выбросы, и подкруты, и поддержки, и тодесы. И те же вращения с прыжками есть.

- И партнер еще есть.
- И еще партнер, да.

- Многим бывшим одиночницам бывает трудно привыкнуть к выбросам.
- Меня Маша Сотскова (серебряная медалистка юношеской Олимпиады в одиночном катании - прим.ред.) дня три назад спросила: «Катя, как ты с этих выбросов приземляешься, и у тебя еще не сломались колени?» (смеется) Вот так, научили, приземляюсь.

- И страшно не было?
- Никогда. Когда начинала их учить, какое-то время не получалось, были травмы, но все равно не боялась. Даже падения не отбили моей любви к выбросам. Очень их люблю, а еще подкруты.

- Чувство полета?
- Нет. Сама не знаю (смеется). Просто люблю, и все.

- Сейчас все больше фигуристов пробуют делать четверные выбросы. Как у вас с планами по усложнению?
- Да, когда в финале Гран-при посмотрели вживую на взрослые пары, я начала думать насчет четверного выброса. А у моего партнера появились мысли насчет четверного подкрута. Он даже предложил на полу попробовать. Но тренер нам пока не разрешает. А четверной выброс я хочу попробовать через годик, в конце следующего сезона, когда тройные буду делать хорошо. Когда в каждом тройном выбросе буду на сто процентов уверена.

«О моей трансляции сказали: Sportbox отдыхает»

- До того, как встать в пару с Дмитрием Сопотом, вы катались с другим фигуристом, Сергеем Лисьевым. Сейчас, получается, нашли правильное сочетание, уверены в партнере?
- Ну я, в принципе, и в своем бывшем партнере не сомневалась, но и в Диме, конечно, не сомневаюсь. И у нас с Димой результаты гораздо лучше, значит, это действительно тот партнер, который мне нужен.

- Вы с Димой общаетесь за пределами льда?
- Когда выступаем на соревнованиях, можем пойти погулять. А в Перми мы вместе на тренировках – в зале, на льду, но в жизни практически не пересекаемся. Многие удивляются, кстати, говорят: как это вы за пределами катка с партнером не общаетесь? Вот так сложилось: у нас очень хорошие рабочие отношения, а интереса к личной жизни друг друга нет.

- Не могу не спросить про то, как вы выручили практически всех российских болельщиков и весь мир фигурного катания, когда в первые дни юношеской Олимпиады провели в «Перископе» видеотрансляцию соревнований.
- Насчет мира фигурного катания, наверное, преувеличение, но когда я зашла после короткой программы к девочкам в раздевалку, некоторые меня поблагодарили (смеется). Настя Галустян, которая выступает за Армению, сказала: «Катя, ты выручила меня и всю мою страну». Приятно было. Но вообще я бы не додумалась до такой мысли, если бы не Маша Сотскова. Она ведь первая провела трансляцию, когда мы с короткой программой выступали. А потом я увидела в соцсетях просьбу снять видео выступлений девочек и мальчиков и решила это сделать.

- Почувствовали себя немножко в роли «Матч-ТВ»?
- Да, и телеоператором, и комментатором. Мне сказали, что Sportbox отдыхает (смеется).

- Не появилось желания пойти в школу юного журналиста?
- Вы не поверите, но я раньше думала насчет комментаторской профессии. Но потом решила, что это не мое. Сейчас я хочу стать хореографом-постановщиком, но, возможно, это тоже временное желание. Надо уже скорее решать, кем быть в будущем, потому что в следующем году уже 11 класс и поступление в институт.

- К учебе стараетесь серьезно относиться, или все-таки после тренировок она на втором плане?
- В этом сезоне школа, если честно, на втором плане. Но в прошлом году, когда я готовилась к ОГЭ, было по-другому. Первое полугодие, правда, «фифти-фифти», потому что я только переехала в Пермь, и мне нужно было очень много работать. Я ведь до этого полгода каталась без тренера и без партнера, и мне нужно было за четыре месяца «накататься» к первенству России. Вот когда «накатывалась», со школой не очень дружила. А вот потом во втором полугодии упорно готовилась к экзаменам и сдала их хорошо. Так и в следующем году опять на учебу акцент надо сделать. Да, я и сейчас без троек учусь, но все-таки надо еще лучше, понимаю, что знания нужны.

Связанные материалы: