ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ГИМНАСТИКА
ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ

Вряд ли кто-то предполагал, что в командном турнире на Евро-2011 в Минске можно будет победить сборную России. Хотя белоруски под канонаду трибун честно пытались. Но одна за другой (и Любовь Чаркашина, и внучка знаменитой актрисы Стефании Станюты, Милетина) теряли свои булавы. Впрочем, булаву уронила даже Евгения Канаева. Но и это хозяйкам не помогло. Команда России – первая, с отрывом в семь с лишним баллов!

ГИМНАСТКА ПЛАЧЕТ!

Впрочем, легкость этой победы была кажущейся. После упражнений с лентой, войдя в микст-зону, застаю там драматичную картину. Кажется, что второй номер нашей сборной Дарья Кондакова в объятиях своего тренера Анны Шумиловой просто смотрит выступления израильтянки Неты Ривкин на большом экране под потолком. Но когда я подхожу поближе, Шумилова, остановив меня взглядом, бросает:

– Вы не видите? У нас интимный момент: гимнастка плачет.

Оказывается, Кондакова не столько смотрит на Ривкин, сколько переживает свое, пытаясь немного отвлечься. У нее завязалась лента. Бантом.

Потом, когда Даша великолепно сделает булавы, она остановится возле меня. Выражение лица иное:

– Я совершила ошибку и расстроилась. Не смогла выйти из этого состояния и тут же сделала вторую. Ну и под конец, когда моя лента переплелась, я уже была просто в шоке от того, что натворила!

– А что лучше: дать себе волю или, напротив, сдержаться? Ведь впереди еще выход на ковер. Если совсем расклеиться, то недолго и покатиться по наклонной.

– Нет, чувства сдерживать нельзя. Я не позволяю себе делать это публично, но наедине с тренером – можно и нужно. Слабость нельзя показывать перед камерами, зрителями, которые болеют за тебя. Даже если что-то пошло не так, они, наверное, меньше любить не будут. Но все равно у меня есть стойкое убеждение, что твои переживания должны оставаться «за кадром». Ты в основном себя винишь, что не сделала того, что должна была. Значит, сама должна с этим справляться.

– Вы и на тренировках плачете? В телесюжете, показанном накануне чемпионата Европы, плакала даже Женя Канаева.

– Конечно, и на тренировках у нас бывает всякое. Иногда приходишь в зал, и ничего не получается. Вообще! Морально это очень тяжело перенести. Ты элементарно не понимаешь, почему вчера все получалось, а сегодня – нет. Начинаешь копаться в себе, и происходит срыв…

ДУХ ПОБЕДИТЕЛЕЙ ИМЕНИ ВИНЕР

«Все решает не музыка и не техника, все решает – дух!», – слова, сказанные Винер еще на чемпионате мира в Москве. Духом победителей, созданным Ириной Александровной в ее сборной, восхищаются все. В беседе с Дарьей Кондаковой пробую уточнить, как понимают этот, ставший уже легендарным дух победителей имени Винер, сами ее гимнастки. Прошу Дарью ответить на вопросы импровизированной анкеты…

– Даша, что лично вы вкладываете в понятие «дух победителя»?

– На мой взгляд, это когда после ошибки ты можешь собраться и сделать все еще лучше, чем до нее. Умение преодолеть себя! Например, на чемпионатах мира прошлого и позапрошлого года, соответственно в Москве и в японском Мие, меня поставили на четыре вида. А я один вид проигрываю сильно. И начинается борьба в одну десятую балла. И от этой десятой зависит, попадаю я в финал многоборья, или нет. Вот нужно было зажать себя в кулак и сделать все. Оба раза мне удалось!

– От Ирины Александровны я услышала однажды и такую фразу: «Гимнастка делает все из любви к искусству». А вот вы для кого или для чего делаете все это?

– Для себя. Проверить себя, смогу или нет. И для команды, конечно. Команду нельзя подводить.

– Вопрос гонораров, вопрос вознаграждения для вас как-то звучит и имеет серьезное значение? Ведь если сравнить их с футбольными… Такое сравнение наталкивает на мысль о том, как несправедливо устроен мир.

– Я получаю удовольствие от того, что я делаю. О какой несправедливости речь?! Надо смотреть на вещи реально. У футбола огромная аудитория, делаются ставки. Соответственно, деньги там другие, другая интрига. У нас субъективный вид спорта и все более-менее предсказуемо. Нужно, чтобы кто-то очень уж сильно начал ронять предметы, чтобы расстановка сил кардинальным образом изменилась. Но этого, как правило, не происходит.

– Есть ли жизнь после гимнастики?

– Есть. Но я прекрасно понимаю, что такой яркой она не будет. И не будет у меня в ней такой радости, которую я получаю от своих выступлений, когда за тебя горой толпы народа, и я им тоже, как я чувствую, доставляю радость… Только, если честно, я стараюсь пока не думать об этом…

ЧТО ОНА СЪЕЛА?

Общаясь с Дашей, мы не знали, что случится на следующий день. Подобного сценария не предполагали и арбитры! Мы пьем вместе кофе во время перерыва с одной из судей. И как о чем-то само собой разумеющемся, рассуждаем о том, каково судить Канаеву: «Между нами, судить тяжело не Канаеву, а тех, кто выходит после нее. Канаева – это космос. Ее работа с предметом находится на настолько заоблачном уровне, что если вы попросите меня сравнить ее с кем-то уж не то что действующих… А и с великими гимнастками прошлого, я вам отвечу: «Я не могу!». Аналогов не было! Она не останавливается ни на мгновение. Ее упражнения похожи на морозные узоры на стекле. Это даже не спорт и не искусство, а что-то особенное, не имеющее определения. И вот когда вслед за Канаевой объявляют выход другой гимнастки, я невольно втягиваю голову в плечи. У меня полное ощущение, что меня опустили с небес на землю, и я не представляю, как реагировать на то, что я вижу…».

А всего лишь час спустя белоруска Любовь Чаркашина («Господи, что она съела?! – восклицает на трибуне для прессы кто-то из местных коллег у меня за спиной. – Ей 24 года, в ее возрасте все давно тренируют!») примется рвать из рук у Жени золото в мяче и в булавах.

После того как проигрыш Канаевой становится фактом, мне удается остановить в коридоре тренера Евгении Веру Штельбаумс:

– Что случилось, Вера Ефремовна?

– Никакой трагедии! Женя стала трехкратной чемпионкой Европы. И я приказала ей ни в коем случае не расстраиваться: «Ты жива, твои родители живы, я тоже жива. Значит – будем жить и работать дальше!». Иначе как неудачным стечением обстоятельств Женино поражение в двух видах я объяснить не могу. Она была очень хорошо готова. Возможно, свою роль сыграли мелочи. Перед мячом у нее фактически не оказалось времени на передышку. Выиграв обруч, она пропускала всего одну гимнастку и должна была тут же опять выходить на упражнение с мячом. Для нее это стрессовая ситуация. Жене нужно время, чтобы проверить предмет. Она очень основательно к этому подходит. И этого времени у нее не оказалось! А с булавами она сама толком не смогла сказать, как так вышло. Говорит: «Я высоко подбросила булаву, видела, как она летит прямо на меня, прыгнула, пыталась поймать, и почему-то – мимо. Мне даже в куда более сложных ситуациях удавалось выкрутиться и поймать, а тут – не повезло. Ну, ничего, повторюсь, страшного не произошло. Если было суждено сделать такие промахи, то лучше уж здесь, чем на Олимпиаде».

СТАТИСТИКА

Команды. 1. Россия (Канаева, Кондакова, Дмитриева) – 230,800 балла. 2. Белоруссия – 223,125. 3. Украина – 214,200.

Лента. 1. Канаева (Россия) – 29,275. 2. Кондакова (Россия) – 29,075. 3. Митева (Болгария) – 27,825. Булавы. 1. Чаркашина (Белоруссия) – 28,300. 2. Ривкин (Израиль) – 27,900. 3. Максименко (Украина) – 27,525. 4. Кондакова – 27,500... 6. Канаева (обе – Россия) – 27,200. Мяч. 1. Чаркашина (Белоруссия) – 28,450. 2. Канаева – 28,350. 3. Дмитриева (обе – Россия) – 28,575. Обруч. 1.Канаева – 29,450. 2. Кондакова (обе – Россия) – 29,025. 3. Чаркашина (Белоруссия) – 28,200.

Юниорки. Групповые упражнения. 1. Россия (Сватковская, Тарасова, Трубникова, Шеряева, Власова, Ракипова) – 27,100. 2. Белоруссия – 26,500. 3. Азербайджан – 25,825.