V4x3 l 1482800331127

Художественная гимнастика

После Олимпиады прошел всего месяц, а первую и единственную в истории гимнастики двукратную олимпийскую чемпионку в индивидуальных упражнениях успели дважды выдать замуж.

И вопрос «Как же так получилось?» был задан Евгении одним из первых. Она была к нему готова. Зато к нашему «рацпредложению» под конец ее визита Канаева готова совсем не была… Но, как оказалось, мы невольно угадали ее детскую мечту.

Но обо всем по порядку. Разговор начали журналисты.

«ЗАШЛА В КАЗИНО. СЫГРАТЬ НЕ РЕШИЛАСЬ»

– Женя, в Лондоне сразу после победы вы сказали о первом ощущении: «У меня как будто камень с души свалился». Вы прожили месяц без «камня». И каков же вкус жизни без него?

– Чувство выполненного долга… И – ликование людей, радующихся за меня. А я радуюсь, что выполнила свою работу. Хорошо себя чувствую, проще говоря (смеется).

– Месяц вы провели в разъездах – Сардиния, Омск...

– Омск – Москва – Сардиния. На Сардинии я побыла всего четыре дня. Это было потрясающе! Ирина Александровна Винер нам устроила прекрасный отпуск. Правда, у моих родных был день рождения, и я быстро улетела в Омск.

– Чем занимались на Сардинии?

– Отдыхали, плавали, танцевали.

– На ночных дискотеках?

– И такое было.

– Говорят, имел место визит в казино?

– Да мы просто так заглянули… Я этим не увлекаюсь.

– А попробовать – просто ради интереса?

– Интересно было просто посмотреть.

– Вот теперь, говорят, летите в Париж – сниматься в рекламе. Вы бывали в Париже просто так?

– Ездила с мамой на четыре дня.

– Что вам нравится в Париже?

– Обстановка, люди. Романтичный город. Там особенная атмосфера, отличающаяся и от Москвы, и от других городов. Париж – один из двух городов, которые я особенно люблю. А еще – Флоренцию…

«КОЛЬЦА МНЕ ДАРЯТ. ЭТО ПРАВДА»

– Евгения, здравствуйте. Беспокоит Владимир Сергеев из Ярославля. Я вас поздравляю с прекрасным результатом на Олимпийских играх. У меня две девочки хотели бы заниматься художественной гимнастикой. Они начали ходить в обыкновенную группу. Олимпийские чемпионы могут вырасти в обыкновенных секциях, где нет таких замечательных тренеров, как у вас?

– Конечно, могут получиться. От желания ребенка многое зависит, от возможностей. Влияют только желание и трудолюбие.

– У меня двойняшки. Одна похожа на вас. Очень старается, и у нее получается. Я бы желал, чтобы она занималась в обыкновенной секции, чтобы не ездить далеко.

– Надеюсь, что ее заметят и когда-нибудь пригласят в сборную.

– Спасибо.

Журналисты ловят паузу между звонками и наносят коварный удар:

– Женя, судя по сообщениям в Интернете, после Олимпиады вы успели дважды выйти замуж. Как это произошло?!

– Я… сама не знаю! Ну откуда такая информация пошла? Я выходила по утрам в Интернет и оттуда узнавала… за кого я выхожу замуж. На самом деле про личную жизнь я никогда ничего не говорила. И не говорю. Личное остается личным. Не нужно об этом кричать на весь мир.

– Вы знакомы хоть с одним из этих женихов?

– Знакома… с обоими.

– Вам приписывали сначала пловца Лобинцева. Затем хоккеиста Мусатова. По поводу последнего весь хоккейный мир утверждает, что это правда...

– Я ничего не буду отвечать по этому поводу.

– Интернет предъявляет «вещдоки». Снимок кольца, якобы подаренного вам по случаю помолвки.

– Кольца мне дарят…

– Этот снимок был выставлен на вашей страничке «ВКонтакте». Зимой вы говорили: все странички в соцсетях принадлежат клонам.

– У меня по-прежнему нет страничек ни в одной из социальных сетей. Меня виртуально можно встретить только в твиттере. И то я бываю там редко – захожу, чтобы ответить на поздравления болельщиков. Поэтому вся эта история со снимком кольца… Меня это очень удивило.

– Но кольцо и рука вам принадлежат?

– Рука моя. Но не мой снимок. Я не выставляла этот снимок!

– Словом, если вы выйдете замуж, Интернет узнает об этом последним и спустя полгода?

– Я выйду, а вы меня поздравите (с уклончивой улыбкой).

– Шумно обсуждалась ситуация, в которую попала гимнастка и телеведущая Ляйсан Утяшева, когда ей предъявили многомиллионный иск…

– Не могу комментировать, так как не знаю ничего конкретного. Мне пересказали вкратце, что случилось. Я надеюсь, у этой девушки все будет в порядке. Сама я ничего плохого не могу сказать об этом человеке.

– Вы хорошо знаете друг друга?

– Нет. Мы знакомы, тренировались в одном зале… Но сейчас очень редко общаемся.

«УХОДИТЬ НАДО ВОВРЕМЯ. И КРАСИВО»

– Здравствуйте, меня зовут Борис, я из Челябинска. В своих интервью вы говорите, что не знаете, кем вы станете в будущем. Может, после Олимпиады с этим определились?

– Я пока еще не заканчиваю. Пока просто отдыхаю после Олимпиады. И ничего конкретного вам не скажу.

– В продолжение темы, затронутой читателем. Для вас вообще важно уйти непобедимой, как Ирина Роднина? Или вам ближе философия Евгения Плющенко, который считает, что олимпийские чемпионы должны оставаться как украшение?

– Считаю, уходить надо вовремя. И красиво. Но бывают случаи, когда у человека есть надежда, что он может лучше, но нет такой возможности. Судить тут сложно. Поэтому каждый спортсмен выбирает, как ему уходить или как ему продолжать.

– Но вы бы предпочли уйти непобедимой?

– Приятнее уйти на высоте, на пике.

– Это ваш внутренний камертон должен сказать: Женя, остановись?

– Только он.

– Слово тренера будет вторичным?

– Я прислушаюсь к тренеру. Но мне же выступать и все это переживать…

– За последние 12 лет мы наблюдали уход великих. Уход Карелина с серебром Сиднея, Хоркиной – с серебром Афин.

– Вы говорите об этом словно о провале! Серебро – это серебряная медаль!

– Нет, я скорее хочу поговорить о том, как уходили великие. Александр Попов – этот провальный заплыв в Афинах, Алексей Немов – тоже Афины, и злополучная перекладина, и скандальное судейство… Вряд ли такой уход выражал их представление о том, как это должно было быть.

– Очень тяжело даже просто держаться на высоком уровне так долго. В гимнастике это получилось только у Алины Кабаевой и Иры Чащиной. Обычно это один олимпийский цикл. И все. Два цикла – уже нечто малореальное. В групповом упражнении вы­игрывали две олимпийские медали только Наташа Лаврова и Алена Посевина. Другие виды спорта не могу представить. У них другая специфика подготовки.

– Но вы уже вошли в историю. Двукратная чемпионка – такого в художественной гимнастике не предвидится в обозримом будущем. Когда вам задают вопрос про Рио, вы говорите: дайте мне отдохнуть. Сколько пройдет времени, чтобы вы сказали: я решусь на Рио, на третью золотую попытку?

– Всего не предугадаешь. Случались такие ситуации… Вот Алина Кабаева закончила, а потом вернулась в гимнастику. И все были уверены: она едет в Пекин! Но Алина вдруг решила закончить. Это было ее решением. Бессмысленно предполагать, что будет через год или через два… Я за полгода до Лондона не была уверена, что буду точно выступать на Олимпиаде. У нас очень много гимнасток…

ЗА КАДРОМ. «Я ПРОХОДИЛА СОУЧАСТНИЦЕЙ В РАСПРАВЕ НАД ВЕСАМИ!»

Девочки из группового упражнения, приходившие в гости к «Советскому спорту», рассказали поразительную историю: после победы в Лондоне они поужинали… шесть раз. А утром прямо у отеля торжественно разгромили ненавистные весы.

Оказалось, Евгения Канаева тоже участвовала в тех великолепных безумствах художниц в последний вечер лондонской Олимпиады, вызвавших огромный резонанс у читателей, судя по их откликам: «Вот это да! Вот какой ценой, оказывается, достаются медали!».

– Да, я была соучастницей «преступления против весов»! Кстати, нам уже купили новые весы, более точные. В Лондоне у нас за весами следила специально приставленная к ним девушка. После каждого взвешивания в табличке, устроенной по принципу светофора, зеленым цветом отмечалось снижение веса, красным – превышение нормы. А если все осталось по-прежнему, квадратик оставался пустым, ну, как бы аналог желтого сигнала. Процедура взвешивания вызывала дрожь.

– Дождавшись, пока страж весов потеряет бдительность, вы их вынесли тайком?

– Нам эта девушка выдала их добровольно! А с едой… В столовой Олимпийской деревни мы поселились тут же, едва нас отпустили на волю. В первый раз как следует поесть не удалось. Желудки сжались, стали маленькими, в них почти ничего не помещалось. Пришлось прогуляться, чтобы пища немного переварилась, и идти на следующий круг. И с церемонии закрытия я сбежала вместе со всеми. Каюсь. Там было скучно и так… хотелось есть. Вдумайтесь: единственное, что я могла себе позволить в выходной день на протяжении всего предолимпийского года, – полстаканчика несладкого зеленого чая…

ПЕЙЗАЖ ЗА 10 МИНУТ

А наше предложение, и озадачившее, и воодушевившее Женю, звучало так: «Вас часто называют «художницами». Какая вы гимнастка – мы знаем. Интересно узнать, какая вы художница».

Женя решительно взялась за кисти. Начала со строгого, требовательного замечания:

– Зачем вы оставили мне только одну кисточку? Не уносите остальные, они мне тоже понадобятся!
Мы немного сбивали ее своими замечаниями, но очень уж необычно было видеть ее в такой роли, а ее уверенность не могла не вызывать восхищения. А рисовать, точнее, как выражаются сами художники, писать, предложили то, что душа пожелает.

– Какой ваш любимый цвет, Женя?

– Белый. Но белым по белой бумаге получится нехорошо.
(Ее кисть начинает настойчиво касаться голубого и сиреневого.)

– Когда вы в последний раз были в Третьяковке?

– К сожалению, ни разу не была. Была в Лувре…

– В очереди стояли, наверное, не меньше полутора часов?

– Недолго стояла. Мне повезло. А около полутора часов пришлось простоять в Риме, чтобы попасть в Ватикан.

– Если удастся когда-нибудь вернуться в Лувр, к какой картине вы подойдете снова?

– К «Мадонне с младенцем» Боттичелли.
(Под небом на бумаге появляется интенсивный зеленый.)

– Итак, это будет пейзаж?

– Обожаю русскую природу, ее простор.

– Пейзаж выходит немного пустынным.

– (Задумчиво.) Да, всего одно деревце. Может быть, добавить сюда маленький деревянный домик и лошадь? Нет, пожалуй, не буду. Пусть останется это свободное пространство. Хотя я очень люблю лошадей.
Кстати, как вы угадали с холстом? В детстве я мечтала стать художником.

– Сколько вам было лет, когда вы мечтали об этом?

– Это было примерно в то же время, когда я поняла, что Деда Мороза не существует. Шесть или семь. Вернее, между шестью и семью.

– Как вы догадались, что его нет?

– Мама спросила у меня и брата, какие подарки нам хотелось бы получить к Новому году. Я назвала мульт­фильм «Анастасия», брат – «Аладдина». И вечером эти подарки были у нас. Я почувствовала: тут что-то не так. Не мог Дед Мороз подслушать этот разговор…

…Картину, которую вы видите на фото, Евгения Канаева написала за 10 минут. Один из моих коллег сказал: «Невероятно! Я бы такой пейзаж и за год не написал!». Это было сказано без малейшего намека на лесть. Впрочем, мы и публикуем фото картины, которая теперь займет место в редакционном музее, для того, чтобы каждый мог составить свое впечатление… о художнице Евгении Канаевой.

Сегодня в гостях у «Советского спорта» была Евгения Канаева

Связанные материалы: