V4x3 l 1477249602548

Президент ФГР Сергей Шишкарев рассказал о заявках России на ЧМ-2023 и Евро-2022, программе развития гандбола и новой женской лиге.

– Международная федерация гандбола (IHF) подтвердила получение заявки от России на проведение женского чемпионата мира 2023 года. Какой теперь план действий до выборов?
– Мы предоставили полновесную заявку с детальным описанием городов: инфраструктурных возможностей, вариантов по размещению команд и условий проведения соревнований. Что касается процедурных обязательств, мы должны получить подтверждение от правительственной комиссии, которую возглавляет Виталий Леонтьевич Мутко. Это стандартная процедура для соревнований такого высокого уровня. А в январе на исполкоме IHF во время мужского чемпионата мира во Франции мы представим презентацию, будем отстаивать заявку и бороться с нашими конкурентами. Если все пойдет по плану, по итогам этого обсуждения международная федерация выберет хозяина турнира. Хотя были случаи, когда вынесение окончательного решения переносилось.

– Как обстоит дело с совместной с Белоруссией заявкой на проведение мужского Евро-2022?
– Я подтверждаю наши намерения провести турнир. Но формализованная заявка в Европейскую федерацию пока не отправлена. У нас еще есть время, здесь мы также в графике. На этой неделе пройдут выборы в Европейскую федерацию гандбола (EHF). Будет полностью обновлено руководство: президент, вице-президенты, исполком, состав комиссий. Ориентировочно решение по чемпионату Европы 2022 года исполком EHF примет летом следующего года. Также у нас пока нет окончательного решения, будет ли это совместная заявка с Белоруссией. Еще до Олимпиады Виталий Леонтьевич (Мутко), будучи министром спорта, предлагал провести турнир самостоятельно. Теперь в связи с возвращением популярности гандбола мы еще больше солидарны с этим мнением.

– Нет опасения, что одной стране не дадут провести два крупных турнира за два года, и эти две заявки просто выбьют друг друга?
– Определенно нет. Во-первых, из-за гендерного фактора. Во-вторых, турниры разного уровня: в одном случае чемпионат Европы, в другом – чемпионат мира. К тому же, Россия очень долго не принимала крупные турниры. Также и раньше были прецеденты, когда одна страна проводила мужской и женский чемпионаты с небольшой разницей во времени. При принятии решения больше учитываются другие факторы, такие как интерес к гандболу и авторитет федерации на международной арене. А мы его мыслимыми и немыслимыми усилиями возвращаем. И главное – нам в этом очень помогли наши девочки. Теперь у нас есть основания рассчитывать на то, чтобы в нас поверили как в гандбольную державу.

– Если одним из факторов является интерес к гандболу, как планируете решать проблему с посещаемостью матчей, в которых не будет играть сборная России?
– Такая проблема возникает на любом турнире. На другие сборные везде ходят меньше. В то же время на чемпионат мира приедут сильнейшие команды, и у таких сборных, как Норвегия, Дания, Румыния, Германия тоже будет свой зритель. Не стоит забывать, что эти команды будут играть в залах поменьше, которых будет по силам заполнить. Ну и у нас впереди еще шесть лет. Будем раскручивать наш продукт, постараемся все сделать, чтобы зрителям было интересно смотреть и другие сборные. Возможно, сделаем и так, чтобы на предварительном этапе сборная России смогла сыграть как минимум в двух городах.

– Вы говорили, что будете избираться в руководство IHF. А в новом составе исполкома EHF у России будут свои представители?
– Да, в пятницу я отозвал свою кандидатуру. Чтобы избежать интриг и разных интерпретаций, я выступлю перед коллегами и объясню, почему принял такое решение. Мы намерены провести двух, а лучше трех кандидатов в состав комиссий: гендиректора «Ростов-Дона» Антона Ревенко – в так называемую комиссию Women Handball, двукратную чемпионку мира Людмилу Бодниеву – в комиссию по женским соревнованиям и юриста ФГР Максима Гулевича – в комиссию по спортивному арбитражу.

«ПАССАЖИРЫ НЕ НУЖНЫ»

– На прошлой неделе принято решение по разработке программы развития гандбола до 2024 года. Уже есть определенность, какие регионы станут базовыми по этой программе?
– Как раз в среду будем обсуждать эту тему на встрече с министром спорта Павлом Анатольевичем Колобковым. Думаю, при появлении программы многие регионы сами захотят стать базовыми. В шорт-лист (регионы, которые сейчас для гандбола являются базовыми) входят: Краснодар, Ростов-на-Дону, Волгоград, Астрахань, Адыгея, Московская область, Санкт-Петербург и еще некоторые – всего десять. Но Москвы в этом списке нет. Очевидно, что это неправильно. Также у нас есть еще порядка 18 регионов, которые могут стать базовыми. Сейчас наша восточная граница – это Челябинск, но мы бы хотели зайти в Томск, где губернатор готов развивать гандбол. Губернатор Омской области согласился войти в попечительский совет. На следующей неделе я лечу в Татарстан. Там будет встреча на высоком уровне с президентом республики и спортивным активом. Надеюсь, в дальнейшем мы и Татарстан сможем включить в программу развития. Конечно, мы хотим дотянуться и до Хабаровска, Владивостока и Сахалина. Возможность такая есть, но все зависит от конкретного руководителя, чтобы это не было искусственно. Мы не хотим сами решать за регион. Пассажиры не нужны. Нужны регионы, которые будут заявляться на проведение соревнований и развивать детско-юношеский спорт.

– Вы назвали 2017-й год годом мужского гандбола? Почему на волне победы на Олимпиаде не сделать его, наоборот, годом женского гандбола?
– Женский гандбол уже доказал свою состоятельность. Мы выступили на самом высоком уровне с самым высоким результатом. А как руководитель федерации я просто обязан подтягивать и мужской гандбол, в том числе и публично обращая внимание на возможные успехи и будущие достижения наших мужских команд. Еще одна причина такого решения в том, что 2017-й год начинается мужским чемпионатом мира. Получается, в начале года нас сразу ждет главный турнир двухлетия. Также я вижу, что у нас серьезная, амбициозная команда, в состав которой входят опытные игроки. И некоторым из них надо думать о том, что этот чемпионат мира может стать последним в их игровой карьере. Например, для Тимура Дибирова, Сергея Горбока, Саши Черноиванова. Им нужно ставить задачу успешного выступления во Франции. Также мы хотим, чтобы и наши клубы звучали в Европе. Поэтому при создании программы гандбола мы действительно хотим обратить внимание на мужчин. Ведь если взять историю, мужчины у нас даже более титулованные, чем женщины (улыбается).

– Федерация как-то может посодействовать тому, чтобы клубы мужской суперлиги вновь стали привлекательными для игроков сборной, и они возвращались в Россию?
– Этот вопрос так быстро не решить. Тут надо менять отношение на системном уровне. Если клубы будут играть лучше – будет больше зрителей. Будет больше зрителей – будет больше доходов. Будут больше доходы – будут возвращаться игроки. Программа развития как раз должна помочь нам в этом. Ведь многое зависит от зрелищности и условий. А пока у нас некоторые клубы играют в таких залах, что мы даже боимся дать картинку в Интернете. Если клубы начнут давать такой рекламный продукт, который будет интересен титульным спонсорам, тогда появится иная материальная база, что позволит игрокам расти и оставаться здесь, получая адекватные деньги.

«ЗАКОНЧИМ УПРАЖНЕНИЯ КЛУБОВ В ЗНАНИИ СУДЕЙСКОГО РАЙДЕРА»

– Вы объявили о планах по запуску самостоятельной женской лиги со следующего сезона. В чем вы видите ее кардинальное отличие от нынешней суперлиги, или на первых порах это будет просто смена вывески?
– Смена вывески нам не нужна. Кого нам обманывать? Самое главное изменение – это иные финансовые основы функционирования. Новая лига станет комплексным маркетинговым продуктом с принципиально иным отношением телевидения, рекламодателей и спонсоров. Также это другой уровень организации соревнований, зрелищности, организации судейства. Мы пытаемся добиться независимости судейского корпуса и отвязать судей от клубов, чтобы закончить упражнения клубов в знании судейского райдера: кто какой прожарки мясо любит, или кто какое вино предпочитает. Весь этот комплекс мер позволит сделать качественный чемпионат с точки зрения спорта, профессионализма и того, что зрители увидят на площадке.

– Сами клубы готовы к таким изменениям?
– Мы вели такую работу и в этом году. И скорее, это мы не были готовы юридически и морально. А клубы, наоборот, всегда поддержат любые изменения, которые позволят наполнить их бюджет. Ведь за счет участия в лиге должны будут расти доходы клуба, а не расходы. Какой же клуб откажется от этого?

– Но пока у считанного числа клубов есть даже такая статья дохода, как реализация билетов
– Вот именно об этом я и говорю. Изменится система проведения соревнований. Мы планируем ввести рекомендации по организации шоу на матчах, реализации различных продуктов, связанных с около гандболом: совместные рекламные кампании, популяризация отдельных игроков, возможность зарабатывать в хорошем смысле на их имени, продажа атрибутики, сувенирной продукции. Все это позволит клубам изменить свои доходы.

– За время работы в федерации вы видите какие-то подвижки в том, что бизнес поворачивается к гандболу?
– Конечно, по мере возможностей мы стараемся помогать: общаться с руководителями регионов, потенциальными рекламодателями, но сразу всех охватить невозможно. Надеюсь, программа развития гандбола поможет, решая проблемы в каждом регионе, изменять отношение и тиражировать положительный опыт наших взаимоотношений со спонсорами на уровне федерации. В этом могут помочь матчи сборной. Ну и конечно хотим, чтобы олимпийский успех был долгоиграющим и не затихал на уровне регионов тоже.

Связанные материалы: