V4x3 l 1436571408043

На злободневные вопросы по «делу Ефимовой» отвечает ее официальный представитель Андрей Митьков.


«Я отвергаю обвинения в допинге...» Специальное заявление Юлии Ефимовой

1. Почему Юлия Ефимова говорит о положительных допинг-пробах? Их было несколько?

– Это действительно так. Сейчас известно о двух положительных пробах. Первая была взята 15 февраля по заказу международной федерации водных видов спорта (FINA). Вторая – 24 февраля, тоже внесоревновательная проба. Ее уже взяли по заказу антидопингового агентства США.
Американцы в своем уведомлении определили этот случай как продолжение той истории от 15 числа, поэтому не будут возбуждать второе дело.

2. Когда именно Ефимова принимала мельдоний? Почему врач прописал ей этот препарат?

– К сожалению, Юля – не первая, кого обвинили в применении мельдония. Так, мы все видели пресс-конференцию Марии Шараповой. По настоятельной рекомендации юристов, которые защищают Ефимову, мы сейчас решили не вносить конкретику в этот вопрос. Только для того, чтобы не дать будущим оппонентам в слушаниях возможность давать комментарии и оказывать влияние на общественность.
Вот Шарапова искренне рассказала, что было. Но теперь каждый день «эксперты» из разных стран заявляют, что все это неправда. Хотя говорить о мельдонии как о медицинском препарате, который досконально исследовали, просто смешно.

3. Ефимова была в курсе о сроках выведения мельдония из организма?

– Этих сроков не знает никто. Это даже сказал его изобретатель. Такой ответ дала WADA на запрос из Минспорта. И конечно, об этом не знает Юля.
Сейчас это дело находится даже не в юридическом, а научно-медицинском поле. Это ведь не сделали в те дни, когда в профессиональном сообществе обсуждался запрет мельдония. Никто не проводил исследования, не защищал в России наших атлетов. При этом «Милдронат» входил в обязательную аптечку спортсмена. Так, наши легкоатлеты получали его на чемпионате мира в 2015 году. Конечно, нашим ответственным организациям стоило бы получше подготовиться.

4. Но хотя бы правда, что Ефимова прекратила принимать мельдоний в декабре?

– Юля сама сообщила своему тренеру Дэвиду Сало о том, что у нее возникли проблемы. И о том, что давно не применяла этот препарат. Почему Сало сказал, что это именно декабрь, я не знаю. И он не является свидетелем по этому делу. Это только его мнение.

5. Ефимова говорит, что ее не предупреждали о запрете мельдония. В то же время директор центра подготовки сборных команд России Александр Кравцов заявил, что вся группа российских пловцов в Лос-Анджелесе еще 29 сентября была в курсе, что мельдоний с 1 января внесен в список запрещенных препаратов.

– Я не читал заявление Кравцова. Но не только Юля, но и другие спортсмены несколько раз проверили свои электронные почты и все возможные каналы коммуникации, по которым они могли получить такую новость. И я могу сказать, что никаких предупреждений не было.
Более того, с октября по декабрь централизованной группы наших пловцов у Дэвида Сало просто не существовало. Ефимова в тот момент находилась в Америке, Никита Лобинцев – в Германии, Александр Сухоруков – в России. А где был Владимир Морозов, я вообще не знаю.

6. Какие теперь перспективы у Ефимовой?

– Юля очень долго шла к Олимпиаде в Рио. Никакой другой цели перед ее командой, кроме как участие в этих Играх, стоять не может. Это сложная задача, но другого варианта нет. Пара случаев применения допинга подразумевает пожизненную дисквалификацию.
Сейчас мы ждем от антидопингового агентства США полный комплект документов о положительной пробе от 24 февраля. Также готовимся к слушаниям в FINA, вскрывать ли контрольную пробу «В». Ждем слушаний в антидопинговой комиссии FINA.
Хотелось бы на этом закончить. Но опыт подсказывает, что дальше будет арбитражно-спортивный суд в Лозанне. Как я оценю шансы Ефимовой? Классные юристы этого никогда не делают. Нужно готовиться к разбирательству. Есть надежда, что все будет хорошо.

Связанные материалы: