«Решение он уже принял…» Траурный марш МОК. По заказу Баха?

Легендарный хоккейный журналист, член Зала славы ИИХФ Всеволод Кукушкин в колонке пишет о решении МОК, которое будет принято 5 декабря.
«Решение он уже принял…» Траурный марш МОК. По заказу Баха?
25 ноября 2017 21:14
автор: Всеволод Кукушкин

Просто так получилось, что у президента МОК фамилия оказалась «музыкальная» – он однофамилец с великим Иоганном Себастьяном Бахом, чье имя осталось на века в мировой истории культуры.. Томас Бах был неплохим фехтовальщиком – олимпийское золото у него командное, но и этого достаточно, чтобы знать спортивную жизнь и с таким багажом двигаться по лестнице спортивной иерархии. Честолюбие, а оно присуще большинству спортсменов, двинуло его на борьбу за высший административный пост в мире спорта – президента МОК.

Вот только жизнь на фехтовальной дорожке оказалась совсем иной, чем в кабинете в Лозанне. В фехтовании все ясно: ты стоишь на дорожке, в руке у тебя рапира и решение, какую взять защиту и атаковать, принимаешь сам. В офисе у тебя масса советчиков, начиная с садовника возле особняка, и кончая солидными визитерами с кожаными портфелями. И все что-то рекомендуют, советуют, а то и настаивают. В последнее время начали диктовать, какие решения следует принимать.

В 2016 году олимпиец Бах проявил себя, как твердый человек, как юрист – образование, хотя и подзабытое, все-таки дало себя знать - и заявил, что любое обвинение должно быть доказано, и что если судить по доносам, можно пойти по пути Германии тридцатых годов, по пути сталинских репрессий, по следам комиссии Маккарти в США. Но и твердого человека можно сломить, если навалиться посильнее и толпой.

О принципах fair play очень любят рассуждать англичане. Они же, как одни из первооткрывателей допинга, любят рассуждать о чистоте спорта. Они же любят быть лидерами в борьбе за права человека. В 1936 году на открытии Зимней Олимпиады в Гармиш-Партенкирхене в Германии сборная команда Великобритании с энтузиазмом салютовала классическим «Зиг Хайль» Гитлеру, присутствовавшему на стадионе. И при этом все уже прекрасно понимали, что такое фашизм, а многие предвидели, к чему он приведет. Но спортивные руководители великих британцев не воздержались от коленопреклонения. Они проявили, как сейчас говорят, тогда этот термин ещё был неизвестен, политическую толерантность.

Сейчас Баху и МОК диктует порядок действий ВАДА – агентство, созданное из лучших побуждений. Но заниматься научной деятельностью – дело неблагодарное. Раскрывать новые виды медикаментов, которые могут быть применены, как стимуляторы, скучное занятие, не приносящее популярности. И требующее особой тщательности и аккуратности. И вот уже отодвинут на второй план Дик Паунд, некогда весьма влиятельный член МОК, бывший кандидат на пост президента, но проигравший бельгийцу Жаку Рогге. Вперед вылез Макларен. Он взял на себя функции глашатая приговоров, не задумываясь об их справедливости и правомерности.

Не все спортсмены воспринимают решения комиссий МОК одинаково. Кто-то понимает суть происходящего на самом деле. А кто-то, как скелетонистка, американка Кэти Юлендер (судя по ее словам, классический персонаж из рассказов Михаила Задорнова) визжит от радости.

Есть и те, кто пересматривают «командный зачет» сочинской Олимпиады. При этом опять-таки основываются на решениях комиссий Освальда и Шмида. На самом деле командный зачет на Олимпиадах официально не существует. Это выдумка журналистов , начало было положено еще в начале прошлого века американской прессой. Более того, я знаю, кто предложил вести зачет по первым шести – это был, светлой памяти, главный редактор «Советского спорта» Николай Киселев, любивший спортивную статистику. Так и писали в газете в его время: «неофициальный командный зачет» и давали разнообразную «цифирь».

Но началось все в 1952 году, когда команда СССР дебютировала на летней Олимпиаде в Хельсинки и по неофициальному зачету оказалась на равных со сборной США. Холодная война была в разгаре, «железный занавес» опущен. Кстати, к этому приложили руку и наши руководители – это была их инициатива, чтобы советские спортсмены жили отдельно от других в Олимпийской деревне.

«Международный олимпийский комитет знаком с такими ситуациями, - сказал Бах корреспонденту Нику Батлеру, который разумно «закавычил» его слова. – В него входят 15 опытных членов, которые, в конце концов, рассмотрят факты и заключения Комиссий и затем примут справедливое решение относительно участия России в Пьенчанге ( официально именуемый еще и как Пхенчхан) и по всем другим вопросам, которые мы должны рассмотреть». При этом президент МОК предупредил, что России не запугать МОК перед тем, как будет принято решение.

Правда, без «фиксации» его слов на микрофон Бах обмолвился, что решение он уже принял. И у меня нет сомнений по поводу того, какое именно решение для себя он принял. То, что произойдет 5 декабря, предсказуемо. И не стоит Баху ехать в Москву или Сочи, чтобы, на всякий случай, объяснять, что он не может поступить иначе и т.д. Выборы ему не предстоят, а ехать за поддержкой, как это было еще не так давно, нужды нет.

Полагаю также, что Бах не настолько глуп, чтобы думать, что отстранение сборной России может повлиять на мартовские выборы в России.

…Многим знакомо понятие «Геростратова слава». Никчемный человечек по имени Герострат сжег знаменитый храм Артемиды в Эфесе, Его поймали, и он признался, что поджег храм для того, чтобы остаться в истории. Поначалу его имя было запрещено упоминать в античной Греции, но спустя несколько веков историки докопались до того, что произошло с храмом Артемиды. Сейчас понятие «геростратова слава» означает славу позорную, постыдную. Так что в историю входят по-разному.

В истории МОК было восемь президентов, которые остались в ней созидателями, строителями храма спорта, сильными личностями, заслужившими планетарное уважение. Прежде всего, это сам Пьер де Кубертэн, Эвери Брэндедж, лорд Майкл Килланин, маркиз Хуан-Антонио Самаранч, которые принимали действительно смелые и справедливые решения по самым острым вопросам.

К чему могут привести нынешние действия руководства МОК? К развалу олимпийского движения, причем делаться это будет медленно и печально, под красивую музыку и еще более красивые слова о справедливости и честности. Каждый входит в историю под свой марш.