Николая Круглова первым поздравил Рожков

– После спринта, признаюсь, долго не мог отделаться от неприятных мыслей. Все, казалось, не выдержу темпа, «застрелюсь» и не попаду даже в число 30 лучших в преследовании.
06 декабря 2004 00:00

БИАТЛОН
КУБОК МИРА

После спринта, признаюсь, долго не мог отделаться от неприятных мыслей. Все, казалось, не выдержу темпа, «застрелюсь» и не попаду даже в число 30 лучших в преследовании. Тем более что и физически ощущал себя не очень хорошо. Когда на первом же рубеже заехал на штрафной круг, подумал: ну вот, начинается… Но у соперников дела обстояли также не блестяще. Уходя на второй круг, понял, что нахожусь в группе ближайших преследователей. Притом в этой группе были очень сильные спортсмены. Расклад выглядел для меня идеальным. Я понял, что моя задача – просто сидеть у них за спинами и четко работать на рубеже. Думаю, что если бы, скажем, после второй или третьей стрельбы я вдруг оказался в лидерах, то предпринимать попытки оторваться я бы не стал. Установка была – отработать именно последний круг.

– И задуманное вам почти удалось! На последний круг вы ушли лидером!

– Вот именно – почти. Когда мне сообщили, что Серега Рожков вместе с Фишером и Дефраном идут в нескольких секундах от меня, я подумал, что нужно будет все силы сосредоточить на работе в подъем. Перед самым въездом на стадион есть отрезок в 350 метров, на котором чаще всего и происходили обгоны. Мысленно готовясь к этому подъему, я совершенно забыл о том, что на спуске тоже стоит работать. Плохо «растолкался» палками, и соперники достали меня.

– Вам с Рожковым не приходила в голову мысль встать в узком коридоре парой и не дать соперникам обойти вас? В отличие от лыжных гонок регламент биатлонных соревнований не запрещает делать это.

– Если и пришла, то с большим опозданием. Я сначала никак не мог решить, за кем мне вставать для того, чтобы потом бороться за победу в финишном спурте. Серега Рожков первым предпринял рывок. Я пристроился было за ним, но в этот момент Фишер изо всех сил рванул из-за наших спин. Уцепится за него мы просто не успели. Когда просвет между ним и нами составил более 10 метров, мы оба поняли, что победу у Свена уже не отобрать. Оставалось разыграть серебро.

– Рожков не сильно досадовал после того, как вы в шпагате выиграли у него фотофиниш?

– Нет, что вы?! Отдышавшись, он первым подошел и очень тепло поздравил меня. Когда на награждении на меня надели желтую майку лидера, я, признаться, опешил. Даже не знал, как себя вести. Чего угодно от себя ожидал, но чтобы стать лидером общего зачета… Серега еще раз поздравил меня и сказал, что это очень полезно для меня как для спортсмена. Вспоминал о собственных чувствах, когда год назад он также стал лидером Кубка мира. Говорил, что это очень помогает по-иному взглянуть на себя. Поверить в собственные силы. И, знаете, его слова мне очень помогли. В воскресенье в эстафете я чувствовал себя совсем по-другому. Спокойно, уверенно… Я очень рад, что у нас в команде сложился такой потрясающий микроклимат и ветераны умеют так хорошо ладить с нашим поколением и даже с совсем юными биатлонистами.