Комментатор телеканала «Спорт» Дмитрий Губерниев: Хорошо, что в Калгари мы не стали чемпионами

Мне не довелось самому комментировать чемпионат мира по бобслею. Было немного обидно, но вместе с тем я был рад возможности наблюдать за этими захватывающими соревнованиями как зритель.
01 марта 2005 00:00

БОБСЛЕЙ

Мне не довелось самому комментировать чемпионат мира по бобслею. Было немного обидно, но вместе с тем я был рад возможности наблюдать за этими захватывающими соревнованиями как зритель. Тем более что трасса в Калгари в моем сознании — место культовое. Именно здесь 17 лет назад Янис Кипурс и Владимир Козлов завоевали нашу единственную пока золотую медаль.

Верил ли я в то, что наши смогут стать чемпионами мира? Скорее нет, чем да.

После такого напряженного сезона выиграть еще и чемпионат мира — практически невыполнимая задача, тем более что соперники не кто-нибудь, а Андре Ланге и Пьер Лудерс. По поводу последнего хотелось бы сказать особо. На своей родной трассе Лудерс делал ставку именно на четверки. Даже после того, как стал чемпионом мира в двойках. Канадец отлично понимал, что именно в четверках добывается настоящая слава, именно этот класс является наиболее престижным и зрелищным. Перед началом этого сезона он полностью поменял механиков, пересел в совершенно новый боб, трассу в Калгари готовили именно под него (и заезды двоек это наглядно продемонстрировали) — и все-таки он проиграл.

В соревнованиях четверок проявился характер Саши Зубкова. Этого человека необыкновенно мобилизуют любые неудачи. Сорвав второй заезд в двойках, он по-хорошему рассердился: на себя, на соперников, на коварную судьбу…

Кому-то моя мысль может показаться несколько кощунственной, но это даже хорошо, что в Калгари мы не стали чемпионами. Не обидно проиграть такому великому пилоту, как Ланге. Пусть то, что на пьедестале кто-то стоял выше нас, станет дополнительным ориентиром и раздражителем для нашей сборной.

При этом победа над Лудерсом — яркое доказательство того, что мы способны биться в любых условиях и с любыми соперниками. У нас блестящие разгоняющие. Серега Голубев жмет из приседа штангу весом 240 кг, а лежа выжимает более 100 килограммов! И остальные разгоняющие ему под стать. А ведь в современном бобслее разгон — едва ли не 50 процентов успеха. Саша Зубков вступил сейчас в пору своей спортивной мудрости. Ему без малого 30 лет — это пора зрелости. В его повадках и почерке чувствуется уверенность и расчет. Вместе с тем он человек, способный рискнуть. И рискнуть так, как этого требуют обстоятельства.

«На что мы можем рассчитывать в Турине?» — спрашиваю я себя. На золото? Это будет очень трудно. Наши соперники не лаптем щи хлебают и наверняка приготовят к Олимпиаде что-то новое. К тому же у нас слишком короткая скамейка запасных. Классному пилоту, каким является Зубков, нужно как минимум шесть равноценных разгоняющих, а не три, как сейчас в сборной. Я думаю, что, если эта команда завоюет в Турине награду любого достоинства – это будет и достойный итог их нелегкого труда, и отличная реклама для нашего бобслея, которому нужны не только спонсоры и средства для строительства собственной санно-бобслейной трассы, но и мальчишки, которые через несколько лет смогут достойно заменить нынешних лидеров.