На катке с Владимиром Путиным. Репортаж о праздничном катании на Красной площади

Вчера в Государственном Кремлевском дворце прошла ежегодная общероссийская новогодняя елка, на которую съезжаются тысячи детей со всей страны
27 декабря 2006 00:00
автор: Александр Зильберт

МАСТЕР-КЛАСС

Вчера в Государственном Кремлевском дворце прошла ежегодная общероссийская новогодняя елка, на которую съезжаются тысячи детей со всей страны. Несколько сотен из этих тысяч потом приняли участие в спортивном празднике на ледовом катке на Красной площади. Мастер-класс, который провели знаменитые тренеры и фигуристы, почтил вниманием Президент России.


Все. Сеанс зомбирования российского народонаселения фигурным катанием завершен. Всем спасибо. Отдельная благодарность – туринскому олимпийскому огню, в феврале подогревшему интерес к теме. Далее – телевизионным продюсерам, ударившим по зрительским сердцам из тяжелой шоу-артиллерии. И, конечно, главе «Боско» Михаилу Куснировичу, закрепившему ледовый успех на кремлевской брусчатке. Этой эйфории не хватало лишь одного штриха. Буквально нескольких шагов, сделанных твердой спортивной походкой бывалого дзюдоиста от Спасской башни до дверей ГУМа. Вчера и они были сделаны.

…Пронзительный голос Татьяны Анатольевны Тарасовой уже звучит из динамиков, а дети все продолжают нашествие на каток. Особенно стройными рядами продвигается делегация Республики Карелия, возглавляемая женщиной с табличкой. Впрочем, таблички для самоидентификации кому-то показалось маловато, поэтому детей заставляют махать республиканскими флагами.

>

Колонна школьников Чувашии выглядит попроще. На каждом из них для удобства (видно, нашего, репортерского) приколот бейджик с именем. Когда чувашская детвора разместилась на трибунах, я подошел к мальчику по имени Дима.

— Из Чебоксар приехал? – интересуюсь.

— Не, из Новочебоксарска.

— На елку сегодня в Кремль ходил?

— Ага. Понравилось.

— Президент выступал перед вами?

— Нет. Обещали, что сюда, на каток, придет.

—Ты чего, кстати, не катаешься?

— Не велели. Сказали, тем, кто на трибунах сидит, на каток нельзя.

— А хочется?

— Очень.

Еще бы – ведь на льду в этот момент уже вовсю водят хороводы олимпийские чемпионы Татьяна Навка и Роман Костомаров, а также примкнувшие к ним Ирина Слуцкая, Елена Водорезова, Илья Авербух, Александр Жулин.

— Ну-ка, детки, давайте уберем эту резиновую дорожку! – призывает на всю Красную площадь Тарасова. Детки – ноль внимания. Никто не рвется убирать с середины льда резиновый ковер, выстланный в расчете на скорый приход Президента.

— Ребята, все подъезжаем ко мне и убираем дорожку! – увещевает Тарасова. Не сказать, чтобы помощников у нее шибко прибавилось. На минуту даже закралась шальная мысль: как же Татьяна Анатольевна стольких чемпионов смастерила, если даже на коврик воспитательного ресурса не хватает? Но когда призыв к детям в восемнадцатый раз ударил в уши, срикошетив от Кремлевских стен, глупое подозрение исчезло. Более того: возникло непреодолимое желание выбежать на каток, да и убрать в конце концов эту самую дорожку. Многие дети, кстати, так и поступили.

А вот пришла очередь и ледового продюсера Авербуха проявлять организаторские таланты. У него, правда, все было заранее тщательно спланировано. Дети, получившие в раздевалке синюю повязку, двинулись к синему игрушечному домику, те, у кого была красная, – к красному, и так далее. У каждого из домиков юных фигуристов ждали известные учителя из вышеперечисленных ледовых звезд.

Пока звезды отрабатывают с подрастающим поколением простейшие элементы, на катке появляется Президент Путин. Можно было бы даже написать «незаметно появляется», если бы Тарасова не крикнула в микрофон: «Дети, встречайте Президента!».

Эти три слова будто бы заменили три других – «на старт, внимание, марш». И фигурно-катательный мастер-класс мигом превратился в конькобежный. Дети всей страны так плотно обступили Президента, что в невыгодных позициях оказались даже многоопытные операторы центральных каналов. Чего уж говорить о фотокорреспондентах, тщетно пытающихся устоять на скользящих стремянках. Зато было видно, что у них растет достойная смена. Стоявшие за моей спиной дети, вооружившись мобильными фотокамерами, выполняли прыжки в два-три оборота. И все ради того, чтобы в высшей точке полета сфотографировать Владимира Владимировича. Они освоили даже тулуп — к сожалению, мой! – то и дело приземляясь мне на спину.

Наконец, президентской охране удалось организовать около Путина более или менее спокойное окружение. Тогда Президент взял в руки микрофон и поздравил всех с наступающим Новым годом. Затем он подошел к какому-то шестилетнему малышу и начал его интервьюировать.

— Смотри, это же Стасик! Стасик! – подпрыгивает рядом со мной Татьяна Навка.

— И впрямь, — изумляется стоящий рядом с ней Авербух. – Это ж надо – из стольких детей выбрать именно Ириного (Лобачевой. – Прим. ред.) ученика!

Увы, с микрофоном случается какая-то накладка и содержание диалога Президента с будущим чемпионом так и остается для меня загадкой.

Побеседовав со Стасиком, Путин продирается к выходу. По пути ему то и дело приходилось фотографироваться с гостями Кремлевской елки. Удивительно, но краем глаза я заметил нескольких детишек, которые, несмотря на всеобщий ажиотаж, в уголке продолжают отрабатывать простейшие элементы фигурного катания, которым их только что научили. Значит, есть у нас и такие дети. И это вселяет уверенность в завтрашнем дне.

Покинув скользкий лед, Президент явно почувствовал себя уверенней и даже раздумал сразу уходить. За бортиком он о чем-то несколько минут беседует с Авербухом и только потом удаляется. Воодушевленный Авербух возвращается к своим (Слуцкой, Навке, Костомарову, Жулину) и явно собирается рассказать им о разговоре с Президентом. Дабы услышать этот захватывающий рассказ, я подхожу поближе. И тут у бортика вновь появляется Владимир Путин! С громадной жестяной коробкой шоколадок.

— ГУМ угощает! – с улыбкой он вручает коробку оторопевшей Слуцкой.

— Спасибо, — говорит Ирина и растерянно смотрит, как шоколадки у нее из-под носа растаскивают окружающие.

— Спасибо не мне – ГУМу, — уточняет президент, для верности указывая на стоящего рядом Михаила Куснировича. – И конфеты я вообще-то детям принес.

Посмотрев на спортсменов с легкой укоризной, он в конце концов покидает каток.

— О чем же вы все-таки говорили с Президентом? – спрашиваю у Авербуха.

— Он рассказал, что ему нравится идея катка на Красной площади. Поблагодарил за то, что приобщаем людей к спорту. Сообщил, что хотел бы, чтобы подобный каток открыли и в Санкт-Петербурге. Лестно отозвался о нашем телевизионном проекте «Звезды на льду».

— Получается, и он смотрел?

— Сам удивился. Переспросил даже. Смотрел, говорит. Правда, не все.