Плавание. Главный тренер сборной России Александр Клоков: Ругани в команде больше нет

Завтра в Мельбурне стартует чемпионат по водным видам спорта
Плавание. Главный тренер сборной России Александр Клоков: Ругани в команде больше нет
16 марта 2007 00:00
автор: Ольга Захарова

ПЛАВАНИЕ

Завтра в Мельбурне стартует чемпионат по водным видам спорта. Турнир по плаванию, где разыгрывается абсолютное большинство медалей, стартует чуть позже, 25 марта, но сборная России в полном составе прибыла в Австралию несколько дней назад. О том, как проходит подготовка нашей команды, рассказывает главный тренер Александр Клоков.

«ПОКА ЗАГОРАЕМ»

– Александр Анатольевич, вы уже побывали в новом подвесном бассейне, где пройдет чемпионат мира по плаванию?

– Нет, пока не успел. Дело в том, что мы еще не добрались до Мельбурна. Будем там только 21 марта. А пока живем примерно в 30 километрах в маленьком городке. Тут очень здорово! Тихо, спокойно, народа почти нет. Бассейн полностью в нашем распоряжении.

– Он похож на тот, где будут проходить старты?

– Нет, в Мельбурне он закрытый, а тут крыши нет. Открытые в Австралии чаще встречаются. Но это не страшно. Хуже, если бы готовились под крышей, а выступали в открытом бассейне… К тому же ребята у меня все такие бледненькие, вы бы только видели! Пусть хоть подзагорят немного.

– Наши сборные по прыжкам в воду и по синхронному плаванию проводили предварительный сбор в КНР. Вы же сразу полетели из Москвы в Австралию. Проблемы с акклиматизацией были?

– Нет, все уже в порядке. Все спят нормально, день с ночью больше не путают. Тренируются стабильно – по два раза в день.

– Незадолго до отъезда простудился наш главный специалист по плаванию на спине Аркадий Вятчанин. Как он себя чувствует?

– Это, пожалуй, самая существенная проблема на сегодняшний день. Никак не может оклематься… Вроде чувствует себя нормально, но на него будто что-то давит. Какой-то психологический груз. Скоро ведь стартовать, так что многих ребят начинает потихонечку «колбасить». Для нас это важнейший турнир – через полтора года Олимпиада. Прекрасно понимаю, что нужно уже сейчас уверенно заявлять о себе. Думаю, что процентов 70 из тех, кто выступит в Мельбурне, поедут и на Олимпийские игры…

– Как будет осуществляться отбор в олимпийскую сборную?

– Будем набирать команду по результатам последнего чемпионата России. Но для этого надо, чтобы было, из кого выбирать… Спортсмены должны выполнить квалификационные нормативы. Они могут это сделать на всех официальных соревнованиях – первенстве России, Европы или мира.

– Вы уже прикидывали, сколько медалей наша сборная сможет привезти из Пекина?

– Да, две. И не говорите, что мало. Понимаю, что все хотят результата здесь и сейчас, но, чтобы на равных бороться с такими плавательными державами, как Америка и Австралия, нужно время. Вот к лондонской Олимпиаде успеем. А для начала надо оправдывать доверие и завоевывать награды на этом первенстве мира.

– Вы запланировали привезти из Австралии 5–7 наград. На кого из спортсменов рассчитываете?

Юрий Прилуков может выиграть медали на дистанциях 400 и 1500 метров вольным стилем, Аркадий Вятчанин – на 100 и 200 метрах на спине. Брассисты у нас неплохие, хотя им будет сложно конкурировать с японцами и американцами – у тех столько рекордсменов мира… Могут победить Роман Слуднов и Григорий Фалько. Последний, правда, долго не плавал, но он парень молодой, вроде успел восстановиться. В «дельфине» Скворцов наверняка хочет улучшить результат прошлого чемпионата мира – тогда он был четвертым. Плюс у нас подбирается хороший состав комбинированной мужской эстафеты, но там многое будет зависеть от состояния Вятчанина.

ЛЮБОВЬ И ДОПИНГИ

– Ситуация в женском плавании по-прежнему безрадостна?

– С девушками у нас действительно все сложнее. Я очень рассчитывал на Анастасию Иваненко. Она вполне могла выиграть 800 и 1500 вольным стилем. Теперь у нас в этой дисциплине вообще никто не плывет… Не представляете, каким шоком для меня стала новость о том, что у нее в крови обнаружили запрещенный препарат. Знаете, есть выражение такое: «Как снег на голову». Так вот я бы сказал, что это был не снег, а многокилограммовая сосулька.

– Зачем же она приняла фуросемид?

– По глупости. Девушка молоденькая, влюбилась… Решила немного похудеть. Вот и выпила. Это же мочегонное средство. Я уверен, что она сделала это вовсе не для того, чтобы улучшить результаты. У нее и так с ними было все в порядке. К тому же допинг-контроль она всегда проходила без проблем. Говорят, что учиться надо на чужих ошибках. Но на деле, пока сам на грабли не наступишь, ничего не поймешь.

– Вы говорили, что ее дальнейшую судьбу будут решать в Австралии…

– Да, только комиссия соберется где-то между 24 и 28 марта в Мельбурне. Там и будем бороться за девочку.

– На сколько ее могут дисквалифицировать?

– Максимум – на два года. Но мы будем стараться смягчить приговор. И, конечно, будем помогать Насте, какое бы решение ни было принято.

– От кого из девушек можно ждать медалей в отсутствие Иваненко?

– Брассистка Елена Богомазова показывает хорошие результаты в спринте. Еще мне очень нравится, как плавает Виталина Симонова. Но она еще совсем молоденькая, ей всего 14 лет. Главное, чтобы она не испугалась соперниц, поняла, что они не кусаются. Еще есть опытная Наталья Сутягина, но ей будет непросто подняться на пьедестал – в «дельфине» очень высокая конкуренция.

ПРИНЦИП «САМ ДУРАК» НЕ ПРОХОДИТ

Александр Анатольевич, но в плане у вас значится меньше медалей, чем вы сейчас назвали…

– Потому что от общего количества всех возможных медалей я всегда отнимаю 30 процентов.

– Почему так много?

– Потому что если мы перевыполним план, то нас похвалят – и тут же забудут. А вот если не наберем заявленного количества медалей, еще тысячу раз вспомнят. Будут говорить: «Но ведь ты же обещал!». Зачем это нужно? К тому же предсказать результат на все сто всегда проблематично. Спортсменам я же все равно по-другому все объясняю. Не скажешь же им, что раз на прошлом чемпионате мира мы выиграли два серебра и одну бронзу, то теперь должны вернуться с двумя серебряными наградами и тремя бронзовыми. У нас с ними речь идет о двух первых местах. И это не задирание носа – нормальная психологическая подготовка. Перед спортсменами должна стоять высокая планка, к которой они будут тянуться. Понимаете, мы должны вернуть традиции!

– Какие?

– Привозить больше золотых медалей! Ведь были же у нас Александр Попов, Денис Панкратов

– И что для этого нужно сделать?

– У вас есть пара свободных дней? Тогда могу попробовать ответить… Это очень непростой вопрос. Ноги у всех сегодняшних проблем растут из детских спортивных школ. Нужно исправлять систему подготовки. Плюс надо сделать так, чтобы выпускники спортивных вузов приходили работать на должность тренеров, а не уходили из плавания. А то сейчас остается дай бог один из тридцати. Преемственность нарушилась! Помните 1992 год?

– Олимпиада в Барселоне?

– Точно. Там все прекрасно прошло. Попов стал двукратным олимпийским чемпионом… А что потом? Обвал. Ведь как строилась подготовка сборной: был костяк из опытных тренеров, которые передавали опыт молодым. А после 1992-го почти все наши наставники разъехались кто куда. И я их не осуждаю. Сам вынужден был покинуть Россию… Надо же было как-то выживать! А вот теперь пожинаем плоды. Я не говорю, что нужно возвращать 80-е годы, но нужно идти по верному направлению.

– Когда же наконец удастся найти это верное направление?

– Оно уже найдено! Просто нужно научиться ждать. Всем хочется, чтобы наши спортсмены взяли и заняли все подиумы на этом чемпионате мира. Но чудес же не бывает. Неправильно требовать от пловца гениальных результатов немедленно. Иначе пройдет еще полгода – и о нем можно будет вообще забыть. А у нас сейчас хотя бы обстановка стабилизировалась в команде. Больше нет ругани: кто кому переплатил-недоплатил, кто кого обидел…

– А что было раньше?

– Чего только не было. Честно говоря, никогда не мог понять, откуда ссоры берутся. Нужно же просто научиться слышать других людей. Даже если их точка зрения кажется неверной. Принцип «сам дурак» не проходит. У нас в команде вроде получается.

– Наверняка вы общаетесь с пловцами не только в бассейне. Как проводите свободное время в Австралии?

– Конечно, у нас же не военная казарма. Мы тут не скучаем. В среду, например, ездили на встречу с мэром. А на днях поедем на океан.

– Собираетесь устроить тренировку на открытой воде?

– Нет, пусть ребята развеются, побегают-попрыгают. Может, и в океан кто-то рискнет залезть. Хотя там прохладно – градусов 14. Да и на берегу будет чем заняться. Мы ведь туда не просто так едем… В это время года на побережье Австралии приплывают пингвины. Выходят на берег, ходят среди людей, никого не стесняясь. Представляете? Я как рассказал спортсменам своим об этом – они сразу согласились на поездку. Так что перед стартами погуляем с пингвинами.