Владинатор снял черные очки, подошел к микрофону, сказал: «I’ll Be Back» – и не вернулся…
15 июня 18:00
автор: Виталий Славин

Владинатор снял черные очки, подошел к микрофону, сказал: «I’ll Be Back» – и не вернулся…

23 года назад прервалась блестящая карьера легендарного защитника ЦСКА и «Детройта» Владимира Константинова.

Бывают же совпадения! Сегодня утром, как обычно, начал день с просмотра новостей в смартфоне. Листая заголовки видео, вдруг наткнулся на «Russian Five». Обычно поутру спорт, тем более фильмы о нем я пропускаю, но тут что-то тыркнуло: дай, думаю, начало гляну. Кликнул – и почти два часа документальных хроник о Русской пятерке «Детройта» пролетели как одно мгновение!

Мое личное мнение – спорт ни у нас, ни за рубежом снимать не умеют. Самое свежее жесточайшее разочарование – «Лев Яшин» в День России по Первому каналу.

По первому впечатлению мне вроде как понравилась «Легенда № 17» - по крайней мере хоккейные сцены сделаны очень качественно. Однако попробовал как-то пересмотреть – и через пять минут выключил: не цепляет, скучно. А для меня это главное в любом художественном произведении – желание вновь и вновь к нему возвращаться. Как, например, к шедеврам прото-панка от MC5 «Kick Out the Jams» и «Back In The USA».

Пробовал я смотреть и документальные ленты. Тоже – не то. Слишком все поверхностно. Как наставлял начинающего сибирского писателя полотер в исполнении Басова: «Правды характеров нету». Опять же, подчеркиваю, это чисто мое восприятие. У нас ведь еще плюрализм?

Потому я и к распиаренной премьере «Russian Five» американского производства, с помпой состоявшейся пару лет назад, отнесся индифферентно. Дескать, очередная дешевая поделка-спекуляция на популярной теме. Да и что нового мне могут поведать – все проходило на моих глазах, а о побегах в Детройт из ЦСКА Федорова, Константинова, Козлова я все давным-давно знал в мельчайших подробностях от Виктора Тихонова и Валерия Гущина. После презентации в России ничего путного о новом фильме, что заставило бы меня поискать его в интернете, я не обнаружил и в наших СМИ…

Уже титры заставили меня насторожиться. Музыка – Уэйн Крамер. Так-так. Это что за Крамер? Культовый гитарист детройтской группы левых радикалов «Мотор-Сити 5», который в 70-х сидел в тюрьме за наркотики, что ли? Но сколько ему лет? Нет, не может быть. Ему ведь вроде как восьмой десяток идет.

Оказалось – может! Более того. На мировой премьере «Russian Five» в Детройте Крамер сидел рядом с экс-форвардом «Уингз» Дарреном Маккарти, которому уделено много – и совершенно заслуженно! - места в фильме. По словам Крамера, в саундтреке от него требовалась широкая палитра – от грохочущих барабанов для хоккейных сцен и медляков бондиады для иллюстрации столкновения двух политических систем до торжественных маршей долгожданной победы «Крыльев» и разрывающей сердце печали после ужасной аварии того самого лимузина с чемпионами.

Мой ныне 72-летний кумир детства сработал на совесть. Его выверенная звуковая дорожка задает настроение все сто девять минут повествования.

Не буду останавливаться на сюжете. Посмотрите обязательно сами. Отмечу, что меня больше всего, помимо пресловутой правды характеров, впечатлило по пунктам.

1) Лаконичность. Несмотря на довольно серьезный для документалки хронометраж. Ничего лишнего. Все абсолютно по делу. И все – в самое яблочко. Поймал себя на мысли: если бы я снимал фильм о Русской пятерке, сделал бы его точно таким же. За редкими исключениями. Может быть, подробнее остановился на семье потомка македонских эмигрантов, поднявшегося в Америке на выпечке пиццы с нуля Майка Илича, который купил «Детройт» в 1982-м. С этого года собственно и начинается рассказ о Русской пятерке.

2) Идеальная анимация в реконструкции исторических сцен. В частности, «кражи» Федорова из гостиницы после финала Игр Доброй воли в США и путешествия «смертельно больного» Константинова через Будапешт в Детройт. Чрезвычайно добротно и правдоподобно все воспроизведено.

3) Скрупулезное внимание к деталям, что, на мой взгляд, основа основ в любом творчестве. Ну, например, что после долгожданной победы в Кубке Стэнли-1997 капитан «Детройта» Айзерман после Илича отдал серебряную чашу первым из партнеров ни кому-нибудь, а Фетисову и Федорову. Что Козлова скауты «Уингз» впервые запеленговали в 15-летнем возрасте на Турнире четырех, где он играл без номера?! И таких занимательных мелочей – масса. Просто навскидку сложно назвать. Важна тут, как и в музыке суперпрофи Крамера, палитра.

4) Историческая правда. Вспомнили сценаристы о том, что Федоров показал свой лучший хоккей в сезоне-1993/94, после того как из-за травмы надолго выбыл Айзерман. Что «Детройт» потом в плей-офф сенсационно капитулировал перед «Сан-Хосе», не справившись с двумя русскими ветеранами Ларионовым и Макаровым. Что знаменитую драку стенка на стенку «Детройта» против «Колорадо» организовал самый корректный хоккеист в мире под номером 8, задействовавший, по его признанию, кулаки впервые в карьере, сцепившись с Форсбергом.

5) Просто о сложном. Кого из рядовых болельщиков интересует тактика хоккея, тем более отличия в Канаде и России? Но как без этого обойтись, чтоб пояснить, в чем была сила Русской пятерки? А вот как – нарисовать на макете хоккейной коробки траектории передвижения шайбы при классической атаке канадцев и русских, а потом проиллюстрировать это пятисекундным видеоклипом. Все наглядно, доступно и понятно любому чайнику.

6) Фамильные штрихи к портретам главных героев. Я, к примеру, и не подозревал, что Козлов едва ли не ультимативно отказывался учить английский. Так прямо и заявлял: «Какой я есть, таким я и останусь. Не собираюсь себя переделывать». И ведь не отступил: Вячеслав – единственный из квинтета, кто весь фильм говорит по-русски!

7) Неизвестные нюансы. Как Константинов в первом перерыве решающего матча западного финала Кубка Стэнли-1997 с «Колорадо» пошел в комнату медиков, которые колдовали над получившим сильнейший удар в грудную клетку Федоровым. Тот от боли и пошевелиться-то не мог, но Владимир сумел убедить форварда вернуться на лед, и Сергей забросил победную шайбу.

Но больше всего меня потряс фрагмент чествования на домашней арене «Детройта», вернувшего Кубок Стэнли в Город моторов с помощью пяти русских после 42-летнего перерыва. Когда очередь сказать пару приветственных слов дошла до Владимира «Владинатора» Константинова, он улыбнулся, снял черные очки, подошел к микрофону и произнес известную всей планете фразу:

- Ill Be Back

Спустя несколько дней, 13 июня 1997 года, он вместе с Вячеславом Фетисовым и массажистом команды Сергеем Мнацакановым попал в жуткую автомобильную аварию…

Создатели фильма не акцентировали внимание на этих словах о недолгой разлуке, с легкой руки терминатора Шварценеггера ставших в летописи кино классическими. Наверное, потому что у американцев другой менталитет и у них нет пословицы «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь». Такая в России всегда тяжелая и нестабильная жизнь, что наперед лучше не загадывать. Сглазить - проще простого.

Мне в подобных случаях всегда вспоминается трагедия выдающейся советской гимнастки Елены Мухиной. За год до московской Олимпиады ее пригласили на Шаболовку на телепередачу, и когда ее, 19-летнюю, спросили, что она думает о предстоящих домашних Играх, Мухина рубанула:

- Я о них не думаю. Я в них буду участвовать.

В 1980 году за несколько месяцев до старта Олимпиады Лена на тренировке получила тяжелейшую травму позвоночника и до конца жизни оставалась в инвалидном кресле…

Невозможно было сдержать слез в концовке фильма, когда детройтский интернационал выиграл второй Кубок Стэнли подряд, и он оказался в руках неожиданно появившегося на матче в Вашингтоне Константинова. Лицо Владимира вдруг озарила улыбка, счастливым взглядом он обвел товарищей по оружию и поднял указательный палец вверх:

- Мы победили…

Браво, Russian Five!