Мостовой в подземелье - Советский спорт

Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    3-й период
    Эдмонтон Ойлерз
    Филадельфия Флайерз
    3
    0
  • 15 января 2002 00:00Автор: Зинин Алексей

    Мостовой в подземелье

    В Испании солнечно, комфортно и вообще замечательно. Но Россия роднее. А поскольку русские, пожалуй, самые душевные люди в мире, то рано или поздно им захочется наплевать на все прелести заграничной жизни и примчаться домой хоть на пару денечков. Вот и лучший футболист страны 2002 года по опросу нашей газеты, воспользовавшись небольшой рождественской паузой в европейских чемпионатах, прилетел в Москву, чтобы повидаться с близкими и отметить здесь Новый год. Однако Александр и представить не мог, во что выльется его поездка. "Советский спорт" при этом стал свидетелем уникальных приключений звезды европейского футбола.

    КАК ВСЕГДА, В ШОКЕ

    Наш человек любит строить планы, Мостовой же в соответствии с приобретенным западным менталитетом вдобавок расписал все по минутам. В 10.00 надо поехать туда-то, в 11.00 встретиться с тем-то, ну и далее в том же деловом духе. Причем так на протяжении всего своего пребывания в златоглавой. Но не успел Александр пройти паспортный контроль в Шереметьево, как тут же все задуманное полетело кувырком. И в дальнейшем не было часа, чтобы отвыкший от нашей действительности Мостовой с присущей ему эмоциональностью не повторял одну и ту же фразу: "Я в шоке!"

    В шоковое состояние "живую легенду" повергли наши дороги и бесконечные пробки. "В Виго, наверное, людей меньше, чем в Москве машин", — недоумевал Александр. Когда 27 декабря мы созвонились с ним, чтобы пригласить его на "горячую линию" с читателями "Советского спорта", "испанец" в очередной раз "наслаждался" красотами наших автобанов. "За три часа не сдвинулся ни на сантиметр. За это время можно все Виго изъездить вдоль и поперек", — негодовал Мостовой.

    ГОСТЕПРИИМНЫЙ ХОЗЯИН

    Тем не менее это сущие цветочки по сравнению с тем, что футбольного профессора поджидало на следующий день. 28-го Мостовому предстояло приехать в гости к нам в редакцию - в самый центр златоглавой. Два с половиной часа Александр промучился на подъезде к Кремлевскому кольцу. Тем временем в редакцию бесконечной вереницей посыпались звонки читателей: "Можно задать вопрос Саше?" А Саша, прижимая мобильник к уху, кричал нам: "Меня тут забаррикадировали. Движения никакого нет. Что делать?!"

    Но Мостовой не был бы Мостовым, если бы позволил себя заживо закопать. Потеряв еще час, он все же выбрался из стального заточения. Правда, при этом уже по традиции нарушились все его планы, сорвалось несколько деловых встреч. Поэтому когда вечером Александр добрался-таки к себе домой, он, обессилев, рухнул на диван: "Больше в центр я ни за что не поеду. Я в шоке! Уснуть бы прямо сейчас!" Впрочем, через несколько минут Саша рассмеялся самым искренним и, пожалуй, даже детским смехом: "Ну и дела! В России-то не соскучишься!"

    Мостовой оказался достаточно гостеприимным и радушным хозяином. По крайней мере, руководители и корреспонденты "Советского спорта", приехавшие к Александру в рамках так называемого ответного визита, чувствовали себя как дома. Кудесник кожаного мяча не только продемонстрировал нам, как надо с этим самым мячом обращаться, но и показал свои кулинарные способности: "Я готовлю редко. Но в случае чего с голоду не помру".

    — А где ваша супруга?

    — Она вместе с нашим 5-летним сыном осталась в Испании. Так получилось, что я их еще ни разу не привозил в Россию. Летом нет времени, а зимой... Вы же видите, что творится!

    — Хоть чуть-чуть отдохнуть-то здесь смогли?

    — Конечно. Повидался с родителями, с близкими друзьями. Вспомнил много хорошего, душевно согрелся. Даже в теннис умудрился несколько раз сыграть, правда, травмированный голеностоп мешал мне порхать по корту.

    — Что в ходе вашего московского турне вас больше всего поразило?

    — Пришел в нотариальную контору оформлять доверенность, мне говорят: "Вы это не можете сделать по таким-то причинам". Я тут же позвонил другому нотариусу: "Приезжайте, никаких проблем не будет. Все уладим!" Я что-то не понимаю: каждый по своим законам, что ли, работает? Фантастика!

    ЭКСКУРСИЯ НА 13 ЛЕТ НАЗАД

    Когда мы уж было собрались уходить, вновь невольно всплыла тема пробок на дорогах. Тогда мы дружно дали совет Александру ездить на метро. "На метро? — переспросил Мостовой и ностальгически расплылся в широченной улыбке. - Я, наверное, лет тринадцать не спускался в подземку". Этой фразы оказалось достаточно: "Какие проблемы? Давай мы устроим экскурсию". Саша, не переставая улыбаться, замахал руками: "Да нет уж, спасибо. Я как-нибудь в другой раз!.."

    Через десять минут все вместе мы уже выходили из подъезда. Глядя на Мостового, можно было подумать, что ему вот-вот придется лететь в космос. Из легкого оцепенения футболиста вывела немецкая овчарка, бросившаяся к нему, и уж явно не за автографом. От бегающих без присмотра "телят" "испанский гранд" отвык напрочь и поэтому был обескуражен при виде тыкающейся ему в грудь морды размером с ведро. Хорошо хоть, что это "безобидное создание" было облачено в намордник. После того как мы кинулись на защиту лидера сборной России и благополучно миновали собачий кордон, Александр многозначительно выдохнул: "Да-а-а..."

    Настоящие же испытания подстерегали Мостового впереди, и, осознавая это, футболист решил ничему уже не удивляться. Когда мы принялись ловить попутку, чтобы домчаться до "Полежаевской", Саша засмеялся: "Да кто остановится вечером перед такой бригадой из шести здоровенных мужиков?!" Вняв совету, мы разделились, и вскоре одному из нас удалось "поймать частника". Мостовой с большим интересом разглядывал "Жигули" первой модели дореволюционного вида — вот уже больше десяти лет Александр разъезжает на иномарках. Однако побитый жизнью отечественный автомобиль не смутил кумира Виго. С комментарием "В тесноте, да не в обиде" Саша протиснулся на заднее сиденье и в компании с нами устремился в конец 80-х.

    Выйдя на свежий воздух, Мостовой был поражен количеством народа на улицах. В своей серой, неприметной куртке он очень удачно вписался в толпу и практически ничем не выделялся. В подземном переходе, увидев милиционера, отчитывающего какого-то бомжа, Александр забеспокоился: "А нас не заберут в милицию? Я не взял с собой никаких документов". Само собой, мы успокоили "гостя столицы".

    При входе в метро "путешественник", как восьмое чудо света, осматривал турникеты. В его времена люди опускали туда "пятачки", а теперь "какие-то странные карточки". Оказавшись по ту сторону барьера, Александр обнаружил, что "Полежаевская" — одна из немногих станций, на которой нет эскалатора. "Эх, жаль, — воскликнул Мостовой, — вот на эскалаторе сфотографироваться было бы здорово!"

    ПРОХОЖИЕ ОЗИРАЛИСЬ НА СКРОМНОГО ПАРНЯ

    Но на фоне приближающегося поезда тоже неплохо. Чтобы сделать нормальные снимки, мы со всех сторон блокировали прохожих, расчищая небольшую площадочку для Александра. Люди не понимали, что происходит, и озирались на скромного парня в спортивной одежде. Саша же, словно окунувшись в старый добрый период своей юности, проникся каким-то необъяснимым теплом и так и светился изнутри. При этом он доказал, что с чувством юмора у него все в порядке. По крайней мере, от шуток "испанца" смеялись не только мы, но и те пассажиры, которые находились поблизости. А когда Мостовой и вовсе вошел в раж, то предложил, чтобы ему выдали кепочку и в виде эксперимента отправили собирать милостыню. Но сам же осекся: в России действительно много нуждающихся.

    Вообще Александр обладает природным чувством такта. Приятно было отметить, что за долгие годы проживания на Западе он не испортился и сохранил любовь ко всему родному. Просто некоторые вещи, которые происходят у нас, он не может осознать — они его пугают. Например, когда с чувством выполненного долга мы все уселись на лавочке и Мостовой стал свидетелем, как люди загружаются в вагон и утрамбовываются там всмятку, он, выпучив глаза, полушутя поинтересовался: "И вы советуете мне проехаться в таких условиях? Вряд ли я после этого смогу играть в футбол!"

    Домой мы шли пешком. На столь длительные расстояния по улицам российской столицы Александр тоже не ходил целую вечность. По дороге говорили о нашем "золотом поколении" — поколении, из которого Мостовой остался самым старшим. Саша с грустью в голосе вспоминал о своих друзьях Шалимове, Юране, вынужденных завершить карьеру. "Жизнь — загадочная штука. Не знаешь, кого куда выведет", — резюмировал Александр.

    На прощание лучший футболист страны-2001 еще раз передал огромный привет читателям "Советского спорта". И явно намекая на чемпионат мира, пожелал всем россиянам одной большой радости.


    ДОСЛОВНО

    — Чувствую, встали наглухо. Огляделся по сторонам — обратил внимание, что на меня неотрывно смотрит парень из соседней машины. Потом он подошел, постучал в окно и говорит: "Друг, что-то мне твое лицо знакомо. Опусти-ка стеклышко". Думаю, чего ж не опустить. А он как закричит: "О, это же Саша Мостовой!" А затем мужики из других автомобилей повыходили, собралась такая приличная компания, и мы несколько часов говорили за жизнь. Незабываемые впечатления! Уже даже намеревались костры развести, но пробка начала рассасываться.