Юлия Чепалова: У меня были сумасшедшие лыжи - Советский спорт

Матч-центр

  • 6-й тур
    перерыв
    АЕК Ларнака
    Байер
    1
    2
  • 6-й тур
    перерыв
    Лудогорец
    Цюрих
    1
    1
  • 6-й тур
    перерыв
    РБ Лейпциг
    Русенборг
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Селтик
    Ред Булл Зальцбург
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Копенгаген
    Бордо
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Славия П
    Зенит
    2
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Спартак Тр
    Фенербахче
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Динамо З
    Андерлехт
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Спортинг
    Ворскла
    3
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Арсенал
    Карабах
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Дюделанж
    Бетис
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Олимпиакос
    Милан
    0
    0
  • 21 февраля 2002 00:00Автор: Валиев Борис

    Юлия Чепалова: У меня были сумасшедшие лыжи

    Российская лыжница Юлия Чепалова в блестящем стиле, лидируя в финале с первого и до последнего метра, одержала победу в спринтерской гонке, принеся сборной России пятую золотую награду на этой Олимпиаде.

    — Юля, со стороны казалось, что вам эта гонка далась достаточно легко. Или это обманчивое впечатление?

    — Это, наверное, был мой день, у меня все получалось. Соперницы бежали очень быстро, особенно на финише, поэтому мне надо было на первом же после старта подъеме создать отрыв.

    — Кого считали своими главными соперницами?

    — Катерину Нойманову из Чехии, канадку Бекки Скотт и норвежку Аниту Моен.

    — Перед решающим забегом ассоциаций с финалом прошлогоднего чемпионата мира не было: там с вами бежали две финки, здесь — две немки?

    — Нет. На любых соревнованиях стараюсь не вспоминать о прошлом. Для меня каждая гонка начинается заново.

    — Спринт и традиционные классические дистанции, как говорится, две большие разницы. Вы согласны с тем, что в скором времени у нас появятся спортсмены и тренеры, специализирующиеся только на спринте?

    — Я считаю, что все останутся на своих местах. Специалистов узкого профиля не будет.

    — Но позвольте, а разве 21-летнюю немку Эви Захенбахер, занявшую второе место, нельзя к таковым отнести?

    — В этом году нет, но Эви неплохо их бегает и, думаю, будет бегать. Она, между прочим, бронзовый призер чемпионата мира 1999 года в эстафете.

    — Что, на ваш взгляд, самое главное для спринтера?

    — Резкость и взрывная сила, идущая от характера.

    — В полуфинальном и финальном забегах вы дважды применили одну и ту же тактику, о которой упомянули выше: на первом же подъеме резко уходили в отрыв. Был ли в этом определенный риск для вас?

    — Конечно, я рисковала, но мне здорово повезло, что в финале были именно эти девочки. Нойманова и Скотт заклевали бы меня так, что даже не знаю, где бы я была. У них финиш заметно сильнее моего. Но будь они даже в финале, я все равно пошла бы на риск.

    — Кому вы обязаны такой тактикой?

    — Мне ее посоветовал муж, тоже довольно известный лыжник Дмитрий Ляшенко. Я долго сомневалась, потому что старты у меня здесь не получались, кроме, пожалуй, дистанции 10 км. Но Дима настоял, сказав, что это мой шанс, и я все равно вытерплю, как бы ни было трудно.

    — Минуло четыре года с тех пор, как вы завоевали свою первую золотую медаль на Олимпиаде в Нагано. Что изменили они для вас, как изменились вы?

    — Откровенно говоря, эти годы принесли мало что нового. Разве что я повзрослела и начала больше заниматься "классикой", которая стала мне нравиться. А план моей подготовки по-прежнему составляет папа.

    — Лыжи тоже он готовит?

    — Да, а обкатывает муж.

    — Как-то в одном из интервью вы произнесли гениальную фразу: "Когда не едут лыжи, не едешь ты". Судя по всему, лыжи, на которых вы выиграли нынешнюю гонку, ехали превосходно?

    — Не то слово: они были сумасшедшими. Я получила их шесть лет назад, за два года до Олимпиады в Нагано. Все это время они ждали своего часа и вот сейчас удачно дождались. Погода для них была практически идеальной.

    — А как была отобрана эта единственная пара из тех одиннадцати, которые подготовил ваш отец со своими помощниками в день гонки?

    — Она отобралась сразу, потому что была фаворитом.

    — Поделитесь секретом, чем вы занимались те два с половиной часа, которые по регламенту разделили квалификационные гонку и четвертьфинал?

    — Отдыхала. У нас есть специальные матрацы, которые хорошо восстанавливают кровообращение.

    — А как вы восстанавливались в короткие промежутки между четвертьфинальным, полуфинальным и финальным заездами?

    — За мной был закреплен специалист, который постоянно делал мне массаж.

    — Ели что-то в те моменты?

    — Нет, только пила настойку лимонника.

    — После победы в гонке по системе Гундерсена ваша подруга по команде Ольга Данилова сказала журналистам, что своим успехом во многом обязана вашей маме — Тамаре Михайловне Чепаловой, которая выполняет здесь, в Солт-Лейк-Сити, обязанности повара в женской сборной России. Признайтесь, она готовит с учетом ваших вкусов или все-таки старается, чтобы все девочки были довольны?

    — Мне кажется, что вы сами ответили на этот вопрос, вспомнив слова Оли Даниловой. Тамара Михайловна буквально закормила всю команду, но сегодня мы рискуем остаться без ужина, поскольку мама наверняка находится в полуобморочном состоянии после переживаний за меня. Надо поскорее ехать к ней и похлопать по щечкам.

    — Скажите, почему, на ваш взгляд, руководители Федерации лыжных гонок России не планировали золотую олимпийскую медаль в спринте? Это определенная недооценка ваших возможностей?

    — Напротив, мне кажется, что это трезвая оценка моих возможностей: слишком много у меня было ошибок на протяжении всего сезона, да и здесь, на Играх, я не блистала.

    — Каким был самый тяжелый момент в нынешней гонке?

    — Самыми трудными были моменты между гонками, потому что нужно было сидеть и ждать своей участи. "Три минуты позора, и мы едем домой", — говорю я всегда в таких ситуациях.

    — Скажите, что для вас тяжелее: спринт, состоящий из четырех гонок, или одна гонка на 30 км?

    — Несомненно, спринт, поскольку здесь большие психологические нагрузки, вызванные постоянным ожиданием старта. Кроме того, это нескончаемые резкие, взрывные движения. Другое дело 30 км — вышел и поехал до самого финиша…

    — Кстати, о тридцати километрах классическим стилем. Вы собираетесь стартовать в этом виде олимпийской программы? Если да, какое место в этой гонке вас бы удовлетворило?

    — Наверное, я обрадую соперниц, но тем не менее признаюсь, что "тридцатки" сейчас в моих планах нет, чего не скажу об эстафете. Мечтаю вместе с девочками выиграть эту командную гонку. Обещаю выложиться там до конца: после эстафеты меня можно будет уносить.

    — Но ведь в начале Олимпиады в интервью "Советскому спорту" вы сказали, что болельщики увидят вас среди участниц всех олимпийских гонок. Какая причина побудила изменить планы?

    — Пока рано говорить о каких-то изменениях, потому что я не исключаю того, что у тренеров команды совсем иное мнение относительно моего участия в гонке на 30 км. Если заявят, я, естественно, побегу.

    — Даже если после эстафеты вас, как вы сами выразились, можно будет уносить?

    — А куда деваться? Но пока все мысли об эстафете, где рассчитываю стартовать на третьем этапе.

    — Но после победы в спринте вы вполне можете выйти и на первый этап?

    — Я думаю, что мне эту роль не доверят.

    — А вам бы хотелось?

    — Но я никогда не стартовала на первом этапе. А вообще мне безразлично, где бежать, лишь бы делать это быстро, сохраняя побольше сил.

    — Ольга Данилова, Лариса Лазутина, Юлия Чепалова… Эти имена не обсуждаются. Кому бы вы отдали четвертое место в эстафетной сборной России?

    — Нине Гаврылюк.

    — Но ведь в спринтерской гонке она выступила хуже Любови Егоровой?

    — Егорова нетактично сегодня пробежала.

    — В смысле тактически неверно?

    — И нетактично тоже, потому что все время тормозила бег. Если ты уж вышел вперед, то молоти до последнего или отойди в сторону и не мешай бежать партнеру по сборной по малому радиусу.