Марат Сафин попрощался с Виландером - Советский спорт
14 марта 2002 00:00

Марат Сафин попрощался с Виландером

На турнире в Индиан-Уэллсе Марат Сафин признался, что победитель семи турниров "Большого шлема" Матс Виландер отныне не является его наставником.

— Марат, как вы себя чувствуете в настоящее время? Довольны ли той игрой, которую показываете?

— Я чувствую себя вполне нормально. Хорошо сыграл в Австралии, дошел до финала, потом в начале февраля помог сборной России обыграть швейцарцев в Кубке Дэвиса. После этого я выступал только в одном турнире — в Роттердаме. К сожалению, мне не удалось там пройти дальше второго круга. Но я только начинаю пробовать играть меньше, чтобы сосредоточиться на каждом соревновании. Ведь когда участвуешь во множестве турниров, ты не сможешь во всех выступить успешно. Я хочу играть по принципу: меньше турниров — больше качества. К тому же зрителям тоже не нравится, когда я играю матч не в свою силу. Я теряю их доверие. Думаю, что будет лучше посвятить большую часть времени тренировкам. Тогда придет и результат, да и самому приятно, когда у тебя есть возможность еще и наслаждаться жизнью, тратить деньги и тому подобное.

— Чем вы занимались после турнира в Роттердаме?

— У меня были каникулы. После поездки в Австралию я нуждался в нескольких днях отдыха, чтобы восстановиться после столь долгого и изнурительного путешествия. В конце концов я должен был отпраздновать это событие, ведь, согласитесь, выход в финал турнира "Большого шлема" стоит того. После Роттердама у меня были две недели, чтобы отдохнуть и заняться подготовкой перед первым турниром серии "Мастерс". Я 10 дней интенсивно готовился и теперь хочу показать хороший результат.

— Что изменилось в вашей системе тренировок?

— Я езжу по турнирам с моим менеджером Амитом Наором. Мне нравится работать с ним, поэтому сейчас я всем доволен и не хочу в ближайшее время что-то менять.

— Как обстоят дела с Матсом Виландером? Ваши взаимоотношения с ним закончились?

— Да. И я думаю, что каждый поймет, почему это произошло. У Матса семья, к тому же он выступает в теннисном туре для ветеранов. Трудно работать с тренером, которого не видишь почти весь год. А я нуждаюсь в том, чтобы мой тренер находился со мной в течение 30-40 недель в году. Матс не может выполнять такие требования, поэтому мне пришлось принять такое решение. Однако мы по-прежнему остаемся хорошими друзьями, а это важнее, чем иметь совместный бизнес.

— Прошло уже шесть месяцев после событий 11 сентября. Где вас застала весть о террористических актах?

— Я улетел из Нью-Йорка в воскресенье, 9 сентября. А самолеты врезались в небоскребы во вторник утром, и можно сказать, что мне в какой-то степени повезло, что я проиграл Питу Сампрасу в полуфинале US Open. Во время этих ужасных событий я уже находился в Ташкенте на очередном турнире. Не стоит, наверное, говорить, что я был совершенно потрясен, увидев телевизионные кадры с горящими небоскребами. Это было тяжело для меня, тяжело для каждого.

— На ваш взгляд, что-то изменилось с тех пор в мире?

— Теперь труднее получить визу в США, особенно для русских. (Смеется.) Но это правильно, это очень важно для Америки, которая приходит в себя от того шока. Я надеюсь, что все будет в порядке, все вернется к нормальной жизни, которая была раньше.

— Давно ли вы прибыли в Индиан-Уэллс?

— Я прилетел в среду ночью, за несколько дней до начала турнира. И начиная с четверга ежедневно проводил двухразовые тренировки. Конечно, это немного, но этого времени достаточно, чтобы сконцентрироваться на теннисе.

— Вы считаете, что в теннисе для вас нет секретов или вам еще необходимо работать над собой?

— Конечно, я еще многое в своей игре должен улучшить. Год только начинается, и у меня пока есть много времени. Однако я задаю себе вопрос: смогу ли продержаться весь год на хорошем уровне?

— Вы кажетесь сейчас более серьезным, чем раньше…

— Я же расту. Мне уже 22 года, так что я должен соответствовать своему возрасту.

— Действительно ли жизнь в 22 года кажется вам менее привлекательной?

— Нет. Просто я пробую быть более серьезным, стараюсь относиться к своей работе лучше, чем раньше.

— Есть ли для вас разница играть в турнире, где вам нужно "защищать" много очков, или же участвовать в соревновании, подобно Индиан-Уэллсу, где у вас такового груза нет?

— Думаю, разницы никакой нет. Или весь турнир стараешься набрать как можно больше очков, чтобы "защитить" прошлогодние, или набрать как можно больше баллов, чтобы прибавить в рейтинге. В любом случае находишься под большим давлением. Это всегда трудно.