Триумф "Спартака" перевернул наш хоккей - Советский спорт

Матч-центр

  • 17-й тур
    перерыв
    Ахмат
    Арсенал
    1
    0
  • 16-й тур
    начало в 23:00
    Эвертон
    Уотфорд
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 23:00
    Атлетик Б
    Жирона
    0
    0
  • 12 апреля 2002 00:00Автор: Нестеров Дмитрий

    Триумф "Спартака" перевернул наш хоккей

    Душой чемпионского "Спартака"-62 был его капитан Борис Майоров. Год спустя он стоял на высшей ступени пьедестала почета в качестве вожака уже сборной СССР, вернувшей себе звание чемпиона мира после семилетнего перерыва. В дальнейшем Майоров стал самым преуспевающим капитаном в истории мирового хоккея. Пять раз наша дружина побеждала вместе с таким суперлидером на чемпионатах мира и дважды - на Олимпиадах. Ныне Борис Майоров - президент ГХК "Спартак".

    ТРЕНЕР - КАК РОДНОЙ ОТЕЦ

    — Борис Александрович, хотелось бы, чтобы вы воскресили в памяти тот победный для "Спартака" чемпионат, вспомнили, как создавался коллектив, которому было суждено завоевать первое красно-белое золото?

    — Та команда возникла на фоне перестройки всего спартаковского хоккейного хозяйства. Так сложилось, что клуб в середине 50-x годов был не очень силен, а 1954 году вообще не принимал участия в чемпионате страны. Потом команда была организована вновь, и ставка в ней делалась на возрастных хоккеистов, причем большей частью на тех, кто раньше выступал за другие клубы. Фамилии их называть не буду, хотя, конечно, всех хорошо помню. Я пришел в "Спартак" в 1956 году. На нас, молодых, тогда не очень обращали внимание, вся игра держалась на "варягах".

    Но с конца 1957 года начался процесс вливания "свежей крови" в команду. Руководство стало больше доверять своим воспитанникам, а также привлекать молодых хоккеистов других клубов. Заслуга в этом принадлежит тогдашнему тренеру Александру Ивановичу Игумнову, а также руководству городского совета общества "Спартак". Омоложение продолжилось и после того, как команду принял Александр Никифорович Новокрещенов. Он и создал боеспособный коллектив, который был в состоянии решать самые высокие задачи. Если в 1960 году мы совершенно случайно, в основном "благодаря" системе розыгрыша, заняли в чемпионате страны только 17-е место, то в следующем сезоне были уже шестыми, а в 1962 году наконец завоевали золото.

    — Правда ли, что Новокрещенов очень доверял спартаковской молодежи, давал ей возможность проявить себя в игре и вообще при нем отношения между тренером и хоккеистами можно было назвать отеческими?

    — Совершенно верно. Он был для нас как отец родной. В те годы слились воедино и тренерское мастерство Александра Никифоровича, и огромное желание ребят играть, выкладываться на все сто, полностью отдавать себя любимому делу. Сейчас в это просто трудно поверить. Новокрещенов, конечно, обладал гораздо большим жизненным опытом, чем мы, но при этом он сумел объединить коллектив своими планами. С тех пор я еще не встречал человека, который бы так заботился об игроках. Может быть, тогда кому-то не нравились такие отношения, но кто-то ими пользовался. Меня же они полностью устраивали, я целиком поддерживал те идеи, которые проповедовал в хоккее Новокрещенов.

    СЛАВУ НЕ ДЕЛИЛИ

    — Борис Александрович, как повлиял на успех "Спартака" дебют вашей с Евгением Майоровым и Вячеславом Старшиновым тройки в сборной СССР на чемпионате мира 1961 года в Швейцарии? Вы ведь оказались тогда самым результативным игроком первенства и вошли в символическую сборную?

    — Наверное, опыт выступления за главную команду страны нам помогал. Как-никак, стали бронзовыми призерами чемпионата мира. В клубе, как говорят сейчас, мы были ведущим звеном. Однако я не стал бы отделять тройку Старшинова от других хоккеистов "Спартака" - мы были едины, вместе делили удачи и невзгоды. На высочайшем уровне выступала вторая тройка красно-белых Валерий Фоменков - Игорь Кутаков - Александр Кузнецов. Двое из них - Фоменков и Кузнецов - присутствовали на нашем торжестве по поводу юбилея первого спартаковского золота. Хочу сказать, что никто в то время не думал о почестях, никто не делил славу и не делит ее до сих пор. Мы просто играли в хоккей.

    — Вы неоднократно говорили, что команда-чемпион-62 не была составлена по звездному принципу, однако ей удалось завоевать первые золотые медали для "Спартака"…

    — Да, это так. Мы действительно не были звездной командой. Нас объединяла одна цель, которую перед нами поставил Новокрещенов.

    Кроме того, мы очень любили свое дело, вкладывали в него всю душу.

    — Борис Александрович, помните ли вы решающий матч против ЦСКА, ничья в котором принесла "Спартаку" золото?

    — Отлично помню. Эта встреча до сих пор стоит у меня перед глазами. Первую шайбу забросил Валерий Фоменков, и мы повели — 1:0. Затем ЦСКА вышел вперед — 2:1, но я счет сравнял. Потом Старшинов делает счет 3:2 в нашу пользу. А в третьем периоде мы уже уступаем. Виктор Кузькин дарит ЦСКА надежду - 4:3, но за пять минут до окончания встречи Евгений Майоров ставит точку. Эта ничья сделала нас чемпионами.

    — Какие чувства были у вас в тот миг, когда прозвучала финальная сирена и стало ясно, что цель достигнута?

    — Это было просто невероятно. Никто не ожидал этой победы, даже в какой-то мере и мы сами. Однако отмечу любопытный факт. Команда жила на сборах в Серебряном Бору. Когда уезжали на решающий матч, не сговариваясь, забрали из номеров все свои вещи. Ведь в случае поражения нам грозил дополнительный турнир за первое место с теми же армейцами и динамовцами. Не скажу, что в тот момент мы очень надеялись на благоприятный исход. Тем не менее из суеверия забрали вещи — и все, решили больше не возвращаться.

    В ЖИВЫХ ОСТАЛИСЬ 10 ЧЕМПИОНОВ

    — Можете вы назвать всех игроков той команды?

    — Вратарь - Анатолий Платов, запасной голкипер - Виталий Павлушкин. Защитники: Владимир Испольнов, Анатолий Рыжов, Валерий Кузьмин, Алексей Макаров, а также Евгений Кобзев, который редко выходил на поле. Три тройки нападения: Евгений Майоров - Вячеслав Старшинов - Борис Майоров, Валерий Фоменков - Игорь Кутаков - Александр Кузнецов, Валерий Ярославцев - Рауф Булатов - Юрий Глухов. И еще один нападающий - Виктор Ярославцев.

    — Кто из них присутствовал на юбилейном торжестве?

    — Пришли только восемь человек: кроме меня это Кузьмин, Рыжов, Булатов, Кузнецов, Фоменков, Валерий Ярославцев, Старшинов. Мы знаем точно, что живы еще двое. Одного из них - Евгения Кобзева - удалось разыскать и пригласить, но он почему-то не пришел. Алексея Макарова пока найти не можем. Остальных уже нет с нами. Судьбы вчерашних чемпионов сложились по-разному. Однако все, кто живы, по-прежнему в строю, многие до сих пор играют в ветеранских командах. Дворец спорта "Сокольники" всегда открыт для бывших спартаковцев, и они с удовольствием приходят сюда. В клубе есть Фонд помощи ветеранам "Спартака". Мы регулярно собираем их - не только чемпионов разных лет, но и всех тех, кто имеет или имел отношение к спартаковскому хоккею. В руководстве городского хоккейного клуба сейчас работают прославленные спартаковцы Вячеслав Старшинов и Владимир Шадрин. Помимо того, что ветераны получают материальную помощь, мы приглашаем их на различные мероприятия, да и вообще стараемся во всем поддерживать.


    ДОСЛОВНО

    Владимир ШАДРИН, двукратный олимпийский чемпион:

    С раннего детства я был страстным болельщиком "Спартака". В 1962 году мне было 13 лет. Попасть на решающий матч сезона было практически невозможно. Зрителей всегда привлекает возможная смена чемпиона. Я пробрался во Дворец спорта "Лужники" с черного хода. К нему подъехала машина с продуктами для буфетов. Я нырнул под днище и оказался внутри. Встречу смотрел, сидя на ступеньке. ЦСКА выглядел сильнее. Но спартаковцы бились так самоотверженно, что сумели добиться ничьей. После этого сезона красно-белые прочно вошли в хоккейную элиту.

    Наум РЕЗНИКОВ, главный судья решающего матча "Спартак" - ЦСКА в 1962 году:

    — В этой встрече решалась судьба золотых медалей. Армейцам была нужна только победа. Обострившаяся предматчевая лихорадка коснулась и судей. Фамилии арбитров назывались друг за другом. Но одну отводил ЦСКА, другую, наоборот, "Спартак". Мою кандидатуру утвердили обе команды. Но в то время судей на площадке было двое. Имя своего напарника я узнал лишь за несколько часов до игры. Им стал Виталий Щелчков. Игра сложилась для нас очень сложно. Ведь тогда еще не было ни мониторов, ни видеопросмотра. А ошибаться было нельзя. В одной из атак спартаковцев шайба пересекла линию ворот. Но не успела коснуться сетки. Ее выбил оттуда Анатолий Фирсов. Судья за воротами зажег красный свет. И я гол засчитал. В итоге красно-белые добились ничьей в матче и победы в чемпионате. А армейцы на меня потом еще долго дулись.