Любая война кончается миром

13 мая 2002 00:00
автор: Леонид Шмачков

Шестого мая на шахматном саммите в Праге было подписано историческое соглашение о новом порядке розыгрыша титула чемпиона мира по шахматам. Как стало известно, на апрель-май 2003 года намечен матч «классического» чемпиона мира Владимира Крамника с победителем турнира претендентов в Дортмунде, в мае-июне состоится встреча чемпиона мира ФИДЕ Руслана Пономарева с Гарри Каспаровым, а в октябре-ноябре 2003 года — объединительный турнир за звание абсолютного чемпиона мира. В связи с этим приводим комментарии главных действующих лиц.

Руслан Пономарев: Шахматный король должен быть один

Действующего чемпиона мира ФИДЕ не было на шахматном саммите в Праге, и поэтому он, к сожалению, не участвовал в обсуждении и не подписывал мирного соглашения. Тем не менее юный чемпион, находящийся сейчас на тренировочном сборе в Севастополе, подтвердил свою солидарность с действиями коллег-гроссмейстеров и президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова: «Я согласен с тем, что шахматный король должен быть в мире один. Определить же его можно будет лишь тогда, когда все претенденты предпочтут выяснять отношения между собой не виртуально, на сайтах в Интернете, на страницах газет и на пресс-конференциях, а в очных поединках за шахматной доской. В этом случае просто нельзя отказываться от матча за звание «абсолютного чемпиона мира».

Владимир Крамник: Я осознанно пошел на уступки

Как известно, претендентский отбор пройдет только по классической линии, тогда как по линии ФИДЕ было принято безапелляционное решение о матче Пономарев — Каспаров без какого-либо отбора. Крамник в Праге, защищая права шахматистов, настаивал на отборе четырех претендентов на первом этапе с подключением на втором Пономарева, Каспарова и, возможно, Ананда с Иванчуком. Однако предложенная схема была отвергнута без разумной мотивации. Тем не менее, по общему мнению гроссмейстеров, уже то, что было подписано даже такое соглашение, — шаг вперед по сравнению с ситуацией, когда вообще не было какой-либо системы.

По мнению Крамника, его титул «классический чемпион мира» значит больше, чем титул «чемпион мира ФИДЕ», который Пономарев выиграл по нокаут-системе и с другим контролем времени. В связи с этим «формальное признание равноценности этих званий — главная жертва, на которую пришлось пойти».

Кроме того, Владимир сам предложил играть объединительный матч без привилегий чемпиону мира. И наконец, третья уступка Крамника, располагающего вместе с Einstein мощной независимой структурой с финансовыми гарантиями по проведению цикла розыгрыша первенства мира, связана с желанием улучшения общей ситуации в шахматном мире. По мнению Крамника, если посмотреть на ситуацию в целом, то он пошел на значительные уступки, но сделал осознанно, поскольку уверен, что объединяться надо.

Гарри Каспаров: Каждый в чем-то уступил, но никто не проиграл…

По мнению Каспарова, «если не случится чего-либо невероятного, то к ноябрьской ассамблее ФИДЕ в Словении ситуация в шахматах стабилизируется и можно будет ожидать серьезных изменений к лучшему. В шахматах появится устойчивое финансирование — то, чего до сего дня не было, потому что считать личные деньги Илюмжинова гарантией устойчивости профессионального мира было нельзя, что бы ни говорили по этому поводу мои молодые коллеги».

Одним из условий, выдвинутых президентом ФИДЕ, но не отраженных в соглашении, явилась гарантия участия двух ведущих шахматистов мира — Крамника и Каспарова в турнирах этой организации.

Как заявил Каспаров, он уже обусловил свое участие в Гран-при ФИДЕ подписанием соглашения. Что же касается участия в Олимпиаде, то оно зависит от выполнения определенных условий со стороны РШФ, хотя свое принципиальное согласие президенту РШФ Селиванову Каспаров дал. Впрочем, обещал играть за олимпийскую команду и Крамник, и вполне возможно, что в Бледе сборная России вновь продемонстрирует свою былинную силу.

Вспоминая годы великого противостояния с ФИДЕ, Гарри Кимович не без ностальгии говорил о самых настоящих боевых действиях, подчеркнув при этом, что «в целом любая война кончается подписанием мирного договора. Можно сказать, — отметил в заключение Каспаров, — что подведен определенный итог моей жизни. Война началась перед моим тридцатилетием, и если все будет идти нормально, то я надеюсь в 40 лет завершить этот цикл. Я постараюсь сделать это достойно — возвращением себе титула, который у меня был на тридцатилетии».