Предостережение "Олимпийки" - Советский спорт

Матч-центр

  • 17-й тур
    окончен
    Зенит
    Рубин
    1
    2
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    окончен
    Эдмонтон Ойлерз
    Калгари Флэймз
    1
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    3-й период
    Вегас Голден Найтс
    Даллас Старз
    3
    2
  • 23 мая 2002 00:00Автор: Вагин Роман

    Предостережение "Олимпийки"

    "Советский спорт" продолжает устами "бывалых" ваять контуры Кубка мира. Запомни, футболист: подмеченная и зарубленная на носу информация имеет способность проявлять себя в самый подходящий момент!

    Сегодня будут удовлетворены самые потаенные мечты каждого полевого игрока сборной России. Сегодня будет удовлетворена наша, страждущая продолжения банкета, душа. Загадками говорю? Да ни в коей мере! Потаенная мечта — это гол забить (о лучшем бомбардире и не заикаюсь, хотя вроде бы кто на Саленко в 94-м ставил?), а продолжение банкета — баталии плей-офф. Внимаем…

    ТВОЕ ИМЯ НА ТАБЛО

    Сергей Родионов, нападающий сборной СССР на чемпионате мира-86: "Тогда, в 86-м, у меня не вызвал каких-то особенных эмоций забитый венграм мяч. Может, потому, что он уже ничего не решал — был шестым по счету. Теперь же, исходя из того что первенство мира — это вершина выступлений любого футболиста и этот гол помнят (вы ведь спросили?), мяч, забитый на таком уровне, конечно, по-другому оценивается".

    Анатолий Бышовец, нападающий сборной СССР на ЧМ-70: "Один из забитых мной на чемпионате мира-70 мячей, бельгийцам, занимает, если я не ошибаюсь, 28-е место в списке самых красивых голов за всю историю Кубка мира. Хотя по большому счету он уже ничего не решал (после него счет стал 4:0 в пользу сборной СССР. — Прим. авт.), у меня от этого мяча осталось ощущение, как от произведения искусства. Вообще любой гол — это произведение искусства, но в памяти остаются только мячи одновременно и значимые и красивые. Такие, как гол Зидана "Байеру" в финале последней Лиги чемпионов. Что же касается непосредственно самой роли забитого на мировом первенстве мяча, то, безусловно, этот гол (а если он еще и не один?!) придает игроку уверенность в своих силах и повышает его значимость в глазах мировой футбольной общественности".

    Валентин Иванов, лучший бомбардир ЧМ-62: "Я бы не сказал, что хорошо помню те мячи чилийского мирового первенства 1962 года. Голы красивые запоминаются. Помню, как чехам забил, от центра поля до лицевой линии пробежав, помню, как Леве Яшину со штрафного забивал, стенку обводя. Еще помню, как Эдик Стрельцов, выходя один на вратаря, не жадничал и пас отдавал. А те, чилийские голы, почему-то не отложились в памяти. Радость, что забил, конечно, была, но чтоб какая-то особенная… Да чего там говорить, я ведь даже о том, что Валентин Иванов стал лучшим бомбардиром первенства, узнал не сразу! Это потом стали писать, поднимать эту тему, а тогда ни звука не было. Никаких "бутс золотых" не вручали".

    Ты забиваешь мяч, он забивает мяч, команда выходит из группы, а там "олимпийка" — матчи с выбыванием и, возможно, дополнительное время с послематчевыми пенальти.

    "ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ЧАС" В МЕКСИКЕ

    "Дополнительный час" не должен вызывать вопросов. Только два раза на чемпионатах мира сборная СССР (России) играла дополнительное время (сколько в сумме получается?), и оба раза в Мексике. И оба раза неудачно. В 70-м и в 86-м.

    Владимир Мунтян, участник четвертьфинального матча с уругвайцами на мировом первенстве 1970 года, об игре в дополнительное время: "Физически было очень тяжело. Сейчас уже и не передать словами насколько. Однажды я даже потерял ориентир и не знал, куда мне бежать — перемещаюсь вдоль поля, а кажется, что поперек. Поэтому и матч крайне тяжелым получился. Нет, не то чтоб они сильнее нас были (мы даже в дополнительное время момент стопроцентный имели — Хмельницкий промахнулся), но эти условия… А потом просто трагедия произошла. И вывод из нее можно сделать один: сражаться всегда нужно до конца и остановиться можно только тогда, когда судья свисток даст. Наверняка и ребятам из сборной России тренеры это говорят, настраивают их на возможную игру в дополнительное время. Только иногда, бывает, на поле так заклинит, что все получается совсем по-другому — не как тренер говорил".

    Евгений Ловчев: "Я недавно вместе с Маслаченко комментировал тот матч СССР — Уругвай по НТВ+ и, когда увидел, как Кубилла выцарапывает мяч у Афонина и подает на Эспарагго, а тот забивает, я пять минут просто молчал. Мы ведь и пенальти в случае ничьи не должны были бить — жребий решал, кто дальше идет. Фартовый Поркуян уже готовился его тянуть, но…"

    Сергей Родионов, участник матча 1/8 финала с бельгийцами на мировом первенстве 1986 года, когда были назначены два дополнительных тайма: "Любая команда должна готовиться и к дополнительному времени, и к серии пенальти. Никто не гарантирует, что ты выиграешь в течение 90 минут. И я уверен, что наша команда настраивается на это, ребята там опытные, тренерский состав опытный — знает, что посоветовать футболистам.

    Что касается наших 120 минут против бельгийцев, то не очень хочется этот "судейский матч" ворошить. Скажу только, что для меня лично это нелепое, другого слова и не подберешь, поражение — самый запомнившийся момент того чемпионата мира. Настолько и мы, и руководство сборной команды были уверены в успехе, а тут такое! До сих пор обидно…"

    ВЫБИРАЙТЕ УГОЛ!

    Владимир Маслаченко, вратарь сборной СССР на чемпионатах мира 1958 и 1962 гг.: "В моей вратарской практике было достаточно случаев, когда мне били пенальти. И я считаю, что достаточное их количество я отразил. Помню, однажды играли в еврокубках с белградским ОФК, так там вообще два одиннадцатиметровых удара отбил, а второй просто из верхнего левого угла вытащил. Я, честно скажу, любил, когда мне иностранцы пенальти били. Они очень прямолинейные были. И если он разбегался бить левой ногой, я на 99,9% был уверен, что в правый угол удар пойдет. Вообще же для вратаря очень важно изучать соперника во время матча — как он пас дает, как играет… Мало ли что. Своих тоже изучал. У меня было этакое досье в "биокомпьютере" головы. Если говорить о турнире такого уровня, как Кубок мира, то на вратаря, бесспорно, ложится большая ответственность, он ведь может не только спасти команду, но и заявить о себе на весь мир, став героем. Многое от бьющего зависит. Скажем, Буцек в 58-м пробил откровенно плохо, и Лев Яшин "его" пенальти взял намертво. Хотя заслугу Левы тоже умалять не стоит — вовремя среагировал. Если бьющий не реализует удар, на мой взгляд, это перст судьбы. Футбольной судьбы конкретного матча. Коленки могут дрожать, усталость сказываться, плюс вратарям теперь разрешено до удара по "ленточке" ворот двигаться. Учтите: без нарушения правил вратарь пенальти не берет!

    Совет голкиперу? Изучай соперника. Изучай! Сложив потом все, как раз и получишь тот рецепт, как отбить пенальти. Ну и "везуха" определенная, конечно, должна быть. Шлепнулся в угол, а там мяч… И такое бывает".

    Олег Саленко, форвард сборной России на ЧМ-94: "Я выполнял одиннадцатиметровые удары и в клубе, и в сборной, поэтому спокойно подходил к "точке". Проблема пенальти существует только для тех, кто раньше его не исполнял. Но и в том и в другом случае главное, как мне кажется, это не мандражировать, а уверенно подойти и ударить. Пенальти — это же не более чем психологический поединок между вратарем и игроком. Кто кого перехитрит".

    Владимир Мунтян, полузащитник сборной СССР на чемпионате мира-70: "Мне повезло, я в Мексике-70 с Львом Ивановичем Яшиным одиннадцатиметровые отрабатывал. Он мне подсказывал: "Ты, Володь, сделай небольшую паузу перед ударом. Вот, видишь, вратарь сейчас собрался, пять-шесть секунд напряжения ему гарантированы, а ты возьми его и еще больше заставь нервничать".

    Где-то за метр-полтора до мяча нужно еще обязательно посмотреть на голкипера, куда он сместится, и до последней секунды ждать, в итоге он обязательно будет "ложиться" в какую-нибудь сторону, а там уже, как говорится, дело техники".

    Евгений Ловчев, защитник сборной СССР на мировом первенстве 1970 года: "Пенальти — это, конечно, особая футбольная статья. Лотерея. Классно на моей памяти одиннадцатиметровые исполняли Колотов, Желудков, Буряк — они напоследок успевали посмотреть, куда вратарь дергается, и клали мяч в другой угол. Беланов хорошо пробивал, но на силу. Как бегал сильно, так и пенальти бил. А сейчас что мы видим: намечают угол заранее, бьют, а там уже Тумилович лежит. А как надо? Да как Андрей Соломатин! Берешь мяч, ставишь, разбегаешься и говоришь себе: так, сейчас я посмотрю, куда вратарь дернется, и ударю туда, где он "меня не ждет".

    И никогда нельзя игроков ругать за промах в серии послематчевых пенальти. Я у себя в мини-футбольном "Спартаке" собираю ребят и говорю: вы уже все сделали и потом обвинять друг друга в случае промаха не смейте. Это лотерея. Здесь нет рецепта". Рецепты есть другие, и о них в следующем номере "советского спорта", в продолжении "советов на дорожку".