В России не принято…

16 января 2001 00:00
автор: Андрей Вдовин, Денис Вдовин, Константин Иванов

В России не принято говорить о футбольных агентах. Не то чтобы это была запретная тема, но… Можно пенять на отсутствие законодательной базы. В то время, когда принимался закон о спорте, об этой проблеме предпочли не вспоминать. Да и трудовое законодательство в России настолько несовершенно, что зачастую все финансовые договоренности достигаются чуть ли не на устном уровне. А где нет закона, о своих претензиях громко заявляют криминальные структуры, о роли которых в российском футболе тоже говорить не любят…

В России не принято вспоминать и ошибки молодости. Но многие футболисты оказываются в зависимости от так называемых агентов уже с момента, когда им удается засветиться в юношеских командах. И зачастую главную роль здесь играют родители. Как только тот или иной начинающий футболист попадает в поле зрения футбольных специалистов, его родителям наносится визит с предложением взять под опеку молодого спортсмена. Несовершеннолетний молодой человек не вправе подписывать официальных бумаг, а родители, соблазнившись на ежемесячную доплату к зарплате в несколько тысяч рублей, по сути, продают своего сына в рабство. Но как ни парадоксально, страдают при этом не они (Бог его знает, что из ребенка получится, так пусть хоть сейчас приносит доход в семью) и не футболист (вряд ли кто-то из спортсменов по вине своего агента умирал с голоду), а клубы и принадлежащие им спортшколы. Почти все футбольные спортинтернаты и подобные им заведения находятся под пристальным вниманием так называемых агентов, и большинство мальчишек, занимающихся в них, уже принадлежат третьим лицам. В их-то карман, а вовсе не в кассу бывшей команды или спортшколы, и идут деньги после продажи молодого футболиста в другие клубы. Ситуацию мог бы спасти закон о платном образовании, но…

В России не принято говорить о больших деньгах. А цены на российских игроков очень высоки. Средний футболист стоит порядка 300 — 500 тысяч долларов. При переходе в тот или иной клуб при посредничестве агента последний получает порядка 10 процентов от этой суммы. Но это только лишь те деньги, которые платит клуб. Доход агента также состоит из отчислений самого футболиста. Нередко при подписании личного контракта с агентом игрок обязуется выплачивать тому процент и со своей зарплаты. Однако грамотный агент очень осторожно распоряжается вырученными средствами, и нередко почти все они уходят на оплату селекционеров и других сотрудников, находящихся в штате.

В России не принято раскрывать закулисные секреты. Но слишком часто в роли агентов выступают те люди, которые просто не вправе этим заниматься. И не потому, что не обладают соответствующей лицензией, просто они по совместительству занимают должности, не сочетающиеся со статусом агента. Например, являются президентами клуба или тренерами команды. Согласитесь, абсурдно, когда один и тот же человек подбирает себе футболистов в команду и при этом имеет процент от трансферной сделки. Причем после того как контракт игрока с российским клубом закончился, футболист не имеет права уехать на все четыре стороны. Еще 30 месяцев клуб может требовать компенсацию за этого игрока. Она равняется годовой зарплате футболиста вместе с премиальными, умноженными на возрастной коэффициент, значение которого колеблется от 10 (за футболиста моложе 21 года) до 1 (за футболиста старше 32 лет). Конечно, такая система дает возможность выжить многим провинциальным клубам, но в то же время это механизм управления непокорными футболистами, если президент клуба является в то же время еще и агентом.

Все эти обстоятельства во многом играют на руку так называемым «черным агентам». Однако с каждым годом крепнет уверенность, что без посредников, действительно профессионально исполняющих свои обязанности, футболистам прожить просто невозможно. Но пока футбольные агенты не выйдут из разряда «секретных», добиться чистоты в этом бизнесе будет практически невозможно. А значит, футбольная Россия будет свидетелем еще не одного скандала в цепочке клуб — агент — футболист.