Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    3-й период
    Коламбус Блю Джекетс
    Филадельфия Флайерз
    4
    3
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    3-й период
    Нью-Джерси Дэвилз
    Колорадо Эвеланш
    2
    2
    13.00X2.2023.50
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    3-й период
    Торонто Мэйпл Лифс
    Питтсбург Пингвинз
    0
    1
    140.00X5.2021.18
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    перерыв
    Тампа-Бэй Лайтнинг
    Детройт Ред Уингз
    2
    1
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    2-й период
    Виннипег Джетс
    Ванкувер Кэнакс
    1
    0
    11.32X5.5028.00
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    перерыв
    Чикаго Блэкхоукс
    Аризона Койотс
    0
    1
    13.20X4.0021.98
  • MLS - Высшая лига футбола
    1-й тайм
    Реал Солт-Лейк
    Нью-Инглэнд Революшн
    2
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    1-й период
    Эдмонтон Ойлерз
    Бостон Брюинз
    0
    0
    12.65X4.0522.25
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 05:30
    Лос-Анджелес Кингз
    Нью-Йорк Айлендерс
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 05:30
    Сан-Хосе Шаркс
    Баффало Сэйбрз
    0
    0
    11.62X4.4524.45
  • 1-й тур
    начало в 11:50
    Аделаида Юнайтед
    Сидней
    0
    0
    13.10X3.2522.25
  • Уфа-мол.
    Рубин-мол.
    0
    0
  • Локомотив-мол.
    Ростов-мол.
    0
    0
  • 30-й тур
    начало в 13:30
    Касива Рейсол
    Нагоя Грампус
    0
    0
  • Спартак-мол.
    Арсенал-мол.
    0
    0
  • Оренбург-мол.
    Енисей-мол.
    0
    0
  • 23 января 2001 00:00Автор: Зинин Алексей

    Георгий Ярцев: Я не ангел!

    Его помнят. Одни до сих пор восхваляют его талант, другие активно поливают грязью. Ярцев философски смотрит на это - жизнь есть жизнь. Трудно встретить столь эмоционального человека, который мог бы при этом здраво мыслить.

    ЖИВУ В СОГЛАСИИ С СОБОЙ

    Георгия Александровича изумляет то, что многие берутся судить о его нынешней жизни, абсолютно ничего о ней не зная. Сам тренер своим нынешним положением, несмотря ни на что, доволен. И по-прежнему дышит футболом.

    — Хочешь отойти от футбола - отходи, — рассуждает Ярцев. — Но он же не отпускает, да и я не хочу с ним расставаться. У нас принято считать, что если не работаешь с командами, вроде бы и к футболу отношения не имеешь. Как-то кто-то прокричал: Ярцев в футболе чужой. Это кто, я чужой? У нас любят говорить: не работая, тренер теряет квалификацию. Ну если ты тупой, то и работая, ее потеряешь! Если же нормальный, то можешь мыслить, сопоставлять, интересоваться, анализировать. Ну откуда кто знает, как я живу? Да я сейчас теорией гораздо больше занимаюсь, чем в то время, как тренировал команду. Там текучка, вечное форсирование трудностей. Тренировки, игры, переживания. Ты полностью зациклен на своем, не видишь ничего вокруг.

    —  Вернулся в команду ветеранов. Я и раньше говорил: они — кладезь футбольной мудрости. Умные люди, с особым мировоззрением. Вспоминаю прошлое поколение: Нетто, Стрельцов, Шестернев, Бубукин. Как же они светло мыслили. Я от них очень многое получил. Также и сейчас. Нынешние ветераны не менее интересны. Многие прошли через зарубежные чемпионаты, обогатились новыми идеями. И мне есть что узнать, что перенять. Кто полагает, что я хожу эдаким мэтром, явно заблуждается. Да, некоторые мои партнеры по ветеранской команде играли под моим руководством, но теперь у нас другие отношения. Из разговоров с ними я вынес для себя очень много пользы, регулярно собирая крупицы, а может быть, и кристаллы полезной информации.

    —  Мое нынешнее положение интересно мне и с других позиций, например, с позиции отношения ко мне людей. Есть друг и товарищи, с которыми все осталось по-прежнему, на их отношение ко мне не влияет то, в фаворе я или нет. Есть другие люди, которые, после того как я потерял работу, стали смотреть на меня иными глазами, с какой-то прохладцей. Я уже все это проходил, но мне все равно интересно наблюдать такие метаморфозы по отношению к себе. И я вычурно не разговариваю ни с кем. Кто мне не нравится, с теми вообще не общаюсь. Если хорошие люди просят у меня помощи, то я ее оказываю, если, конечно, это в моих силах.

    — У меня есть свои обязанности. Перед семьей, перед сыном, перед его семьей, перед дочерью, перед мамой, перед сестрами, которые живут в Костроме. Это мое. И я свято это оберегаю и в эту среду никого не пущу.

    — Ни о чем не жалею. Чрезмерным самокопанием не занимаюсь. Выворачивать себя наизнанку не хочу. Как живу, так и живу. Я не ощущаю дискомфорта. Самое главное, жить в согласии с собой, в спокойствии и получать удовольствие от любимого дела, как в моем случае в поездках с ветеранами. Я не переживаю. Ценю то, что было. Стараюсь сохранить то, что есть. Нет большего, ну и не надо.

    — В ЦСКА вернулся Садырин, сборную Белоруссии возглавил Малофеев. То есть для специалистов, доказавших свою состоятельность, разрыв в тренерской деятельности в год-полтора не существен. Сейчас у меня другие ценности в жизни: семья, друзья, встречи, игры за ветеранов, театры, кино. По гудку на зарядку не встаю и ложусь спать, когда хочу. Появится команда, я опять с головой погружусь в работу. Вот и все.

    НЕ ХОЧУ БЫТЬ ЛОШАДЬЮ ИЗ АНЕКДОТА

    Ярцев прекрасно знает, что такое тренерский зуд, знает, что такое тоска по серьезной, всепоглощающей работе. Он уже больше полугода предоставлен сам себе. За это время его прочили в главные кандидаты во многие обезглавленные команды. И на то были серьезные основания. Однако...

    — Были уже и в этом году разговоры, — вспоминает Георгий Александрович. — Но они опять-таки дилетантские, непрофессиональные. Мне хватало пятнадцати минут разговора, и все становилось понятно. Я задавал вопросы приглашающим меня клубным президентам, а ответов не получал. А если не могут ответить сейчас, то что же будет по ходу сезона? Зачем мне нужно в это ввязываться, чтобы потом очередную оплеуху получить?

    — Конечно, я мог бы поддаться соблазну тренировать и наобещать руководителям тех клубов несусветные перспективы. Можно было бы даже принять какую-нибудь сборную трансформаторной будки и голословно заявить: я выйду в Европу. А потом в конце года, как та лошадь из анекдота: "Ну не шмог я, ребята, не шмог". Это же не дело. Югославский специалист в "Уралане" полгода всем дурил головы: "Мы не вылетим, мы не вылетим!" Все знали, что он уже в первом дивизионе, только он один об этом не догадывался и все повторял: "Мы не вылетим!" Ну, не шмогла лошадь прийти первой. Это смешно. На таком уровне лучше не работать, а то будет сплошной вред и себе, и людям, которые за тобой пошли.

    — Я живу реалиями. Откровенно говоря, оптимизма и энтузазизма, как сказал сатирик, у меня поубавилось. Появится человек, который мне внушит доверие, который будет не свои амбиции тешить, а действительно помогать команде, с радостью приму его предложение.

    — Я больше не хочу наступать на одни и те же грабли: когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет. Меня уже на эти басни или сказки братьев Гримм не возьмешь. Есть позиции, которые тверды и незыблемы. Принципами нельзя поступаться, их можно совершенствовать. Благодаря своим учителям Николаю Петровичу и Андрею Петровичу Старостиным, Константину Ивановичу Бескову я крепко стою на своих позициях и с них не сверну. Поэтому я не ангел. Со мной тяжело. Я не один такой. Есть группа тренеров, к которым руководители клубов относятся с опаской, потому что знают, что эти люди не сойдут со своего пути. С покладистым наставником легче, вот президент и отдает ему приоритет. Но если тренер без амбиций, без идеи, что он может кроме того, чтобы подстелиться под своего руководителя?

    У НАС С ТОЛСТЫХ КОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

    После чемпионского года в "Спартаке" планка Ярцева была поднята очень высоко. Многие полагали, что, придя в другие команды, он вновь произведет фурор. Но не сложилось. Отставка из "Динамо", уход из "Ротора"…

    — Тем не менее не жалею, что пошел в "Динамо" и "Ротор", — поначалу спокойно, а затем эмоционально рассказывает Георгий Александрович. — У меня и сомнений при принятии тех решений не было. А все дело в том, что когда приглашают работать, то все благожелательны. Обещают сделать одно, второе, третье. Ты думаешь: все нормально, интересно. Почему бы не поработать? Но в жизни все оказывается иначе.

    — Самое забавное, что до прихода в "Динамо" у нас с Толстых были хорошие отношения. И сейчас они нормальные, даже дружеские. Мы встречаемся, разговариваем о футболе. А работать вместе мы не смогли, не нашли общего языка. Почти комическая ситуация. В чисто же футбольном плане никаких поводов для отставки не было. Мы показывали игру, по потерянным очкам шли на третьем месте, добрались до финала Кубка. А то, что его проиграли, так тому виной злой рок, преследовавший нас. Хотя и за этим роком стояла своеобразная мышиная возня, не имеющая отношения к футболу.

    — Единоначалие в "Спартаке" — это очень хорошо. А что плохого-то? Романцев показывает себя и тренером великолепным, выше него никого нет в российском футболе, и президентом прекрасным, умеющим расставить верные акценты. В спартаковском случае взаимопонимание между президентом и тренером на высшем уровне, и потому клуб двигается вперед. Бывают прекрасные тандемы, такие, как Филатов — Семин, раньше Битаров — Газзаев. Но это редкость. В большинстве случаев в отношениях президента и главного тренера наступает дискомфорт. А когда один в лес, а другой по дрова, возникает конфронтация. Футболисты же это очень тонко чувствуют. Вспоминаю обстановку в "Динамо" образца 1999 года. Любая победа, любое движение вперед рассматривались под увеличительным стеклом. Все время сквозили недоверие и сомнение. Это неправильно. А организационные моменты? Это же кошмар! Когда начинал указывать на болевые точки, то в ответ слышал: "Ну, это тебе не "Спартак". А при чем тут "Спартак"?

    — С Горюновым была другая ситуация. Владимир Дмитриевич занимается благородным делом — строительством интерната. Но за этими делами позабыта основная команда. Мы с президентом клуба обговорили все его обязательства, но коль они не были выполнены к положенному сроку, то я не видел смысла работать дальше. Стоять перед игроками и обманывать их я не могу. Почему за ошибки руководства я должен расплачиваться своим именем?

    — Тяжело работать, когда в команде витает только один вопрос: дадут завтра зарплату игрокам или не дадут? На месяц задержат или больше? Как управлять коллективом в такой ситуации? Сейчас нет комсомольских собраний и прочего. Этические же понятия нужно отбросить. Время не то. Хватит бить себя в грудь. Сейчас одним из средств управления являются штрафные санкции, но какие санкции, если игрок и так не получает денег, ему семью не на что содержать. Ты ему начинаешь что-то рассказывать, требовать от него, а он — голодный, смотрит на тебя и думает: "Ты мне лучше деньги дай, а не басни рассказывай".

    — Мне было интересно работать с волгоградской молодежью. Конечно, кто-то из ветеранов обиделся. Один "игрок", например, заявил, что я обвинил его в сдаче игры. Но это глупость. Если я начну все рассказывать… Однако мне это не нужно, я никогда не опущусь до такого уровня. А то, что он потерял место в составе, виноват сам. С утра до вечера выкаблучивался: "Я столько лет в Волгограде…" Да мне на это... Меня никогда не волновали ни былые заслуги, ни паспортные данные. У меня играл и 17-летний Безродный, и 35-летний Горлукович. А если тебе 25, ты в самом соку, но на поле от тебя нет отдачи, ты у меня пулей вылетишь из состава.

    КОЗЛА ОТПУЩЕНИЯ ИЗ СЕБЯ СДЕЛАТЬ НЕ ПОЗВОЛЮ

    Ярцев на многие вещи смотрит совсем иначе, нежели у нас принято. И полагает, что именно за эту нестандартность его и не любят. В данном случае речь идет о функциях и ответственности тренера в команде.

    — Есть вопросы организационные, есть чисто спортивные, — философствует Георгий Александрович. — Если они, как рельсы, идут параллельно, то можно доехать до нужной станции, а если они разошлись, то все развалилось. Вы хоть раз видели, чтобы президент клуба обвинил в провале себя? Я не видел. Единственное, в чем руководители могут признать свою вину, так это в якобы неправильном выборе тренера.

    — В театре ставится спектакль: репетиции, генеральная репетиция и вот наконец-то премьера. Все сыграли прекрасно, все довольны — режиссер хорошо сделал свое дело. На второй раз тоже все здорово, а на пятый главный актер схалтурил. Зрители недовольны, но я ни разу не слышал, чтобы в такой ситуации кто-то сказал, что во всем виноват режиссер. А в футболе каждый матч — как новый спектакль. И почему-то всегда как что-то не так, козлом отпущения оказывается тренер.

    — Я не отношу себя к числу тех, кто разделяет глупое утверждение: выиграла команда, проиграл тренер. Почему я должен быть один в этом виноват? Чем отличается "Спартак" от других команд, так это тем, что там поражение воспринимается всеми как трагедия. Ни одним Романцевым, а всеми. Здесь же... Когда после игры все шишки валятся на тебя и все ждут, что ты будешь принимать их как должное, а ты вместо этого начинаешь указывать на ошибки других: товарищ руководитель не сделал то, что обещал игрокам, те в свою очередь не показали то, на что способны, — это вызывает недовольство. Вот когда на такую позицию становишься, им непонятно, что это ты вдруг на себя вину не берешь? Свою часть ответственности я с себя никогда не снимаю, но чужого груза мне навешивать не надо.

    ПОД ВЕСОМ ЯРЛЫКОВ

    Тема навешенных ярлыков была воспринята Ярцевым наиболее эмоционально. Георгий Александрович действительно считает себя сугубо спартаковским человеком. Но он не понимает, почему его за это все время упрекают: "Разве плохо, что все хорошее, чему меня научили в "Спартаке", я переношу в другие команды?"

    — В российских клубах любят говорить о традициях, — восклицает Ярцев. — Я против этого ничего не имею. Но объясните мне, зачем за них слепо держаться? Если они не победные, то почему их нужно возводить в ранг традиций? Я в другой команде играл и привык к другим условиям. Я знаю, что такое настоящие традиции. "Спартак" останется во мне на всю жизнь. Он — мой клуб навсегда, и где бы я ни работал, постоянно буду за него переживать. Такова участь всех, кто прошел через эту команду. Не случайно ветераны спустя годы все равно идут в клуб. Может, кто-то и обижен, считает, что "Спартак" ему что-то недодал, но имя клуба все равно сплачивает этих людей.

    — У нас в стране какой-то ненормальный стереотип мышления, все обожают вешать ярлыки, от которых потом трудно избавиться. И в "Динамо", и в "Роторе" после каждой тренировки находились люди, которые обвиняли меня в том, что я даю спартаковские упражнения и прививаю соответствующий стиль. Это суждения профанов. Да я в любой команде мира найду упражнения, которые применяются и в "Спартаке". Тот же квадрат. Он ведь всюду практикуется. Я могу из этого квадрата построить любую геометрическую фигуру, хоть параллелепипед. Но это же все никчемные вещи. Главное то, что ты хочешь футболистам через это упражнение дать. Возьмем для примера опять-таки "Спартак". Когда Горлукович пришел в команду, некоторым аж до слез смешно было: "Кого взяли?!" Но время показало, что "дед" как раз тот игрок, который и был нужен. А вспомнить Ковтуна? Парня когда-то заклеймили: грубиян. Просто ему никогда не объясняли, как нужно атаковать противника. Теперь он не только надежный жесткий защитник, но и корректный, конструктивный игрок. Откуда такие метаморфозы? А все оттуда, из упражнений. Они-то и позволили игроку вырасти. И меня такое непонимание, когда тупо в очередной раз навешивают ярлыки, сильно раздражает.

    — У нас любят все светлое чернить. Мне часто хочется воскликнуть: да оставьте вы в покое Романцева! Он своей деятельностью в роли тренера и руководителя клуба на протяжении многих лет все уже доказал. Все. Но каждый второй полагает, что может его критиковать даже по вопросам тренировочного процесса: неправильно готовит команду. Бред какой-то! Меня в Романцеве поражает его спокойствие. Хотя он переживает, просто виду не показывает.

    — Покинув команду, я сталкивался с тем, что игроки, которым я доверял, попадая под влияние нового тренера, говорили мне вслед не очень хорошие вещи. Я понимаю, что при нынешнем наставнике никто не скажет, что предыдущий был лучше. К этому нужно спокойно относиться. Хотя, откровенно говоря, где-то это и задевает, хочется, чтобы о тебе сказали добрые слова. Но если реагировать на все пересуды, что же, не жить теперь, что ли? Я никому не мешаю. У каждого свой путь, и у меня в том числе. Да, есть люди, к советам которых я прислушиваюсь. В футболе это Бесков и Романцев. Эти люди желают мне добра, они хотят как лучше. И я им доверяю. Есть люди, мнение которых мне до лампочки! Что бы они ни говорили, я никогда на их слова не стану обращать никакого внимания. Мне гораздо важней, что многие ребята, которые под моим руководством играли, до сих пор мне звонят. Значит, не зря работал!