Алексей Мишин: Плющенко - наследный принц - Советский спорт

Матч-центр

  • 16-й тур
    2-й тайм
    Рома
    Дженоа
    3
    2
  • 16-й тур
    2-й тайм
    Леванте
    Барселона
    0
    3
  • 18-й тур
    перерыв
    Лион
    Монако
    2
    0
  • 18-й тур
    перенесён
    Марсель
    Бордо
    0
    0
  • 07 февраля 2001 00:00Автор: Сребницкая Дарья

    Алексей Мишин: Плющенко - наследный принц

    На днях в Москве чествовали чемпионов и призеров недавнего чемпионата Европы по фигурному катанию в Братиславе. К сожалению, один из главных героев турнира 18-летний Евгений Плющенко не смог приехать в столицу. В родном Питере он готовится к финалу "Гран-при", который пройдет 15 — 18 февраля в Токио. В Братиславе Женя победил с блеском, продемонстрировав фантастический набор прыжков. У бортика за своего ученика переживал тренер Алексей Мишин.

    Алексей Николаевич с завидным постоянством штампует звезд мужского одиночного катания. Взять, к примеру, Юрия Овчинникова. Он не был чемпионом мира или Европы, только бронзовым призером чемпионата континента 1975 года. Однако его помнят до сих пор, поскольку Юрий не боялся исполнять элементы ультра-си.

    Другой ученик Мишина — Алексей Урманов — вторым из российских одиночников выиграл Олимпиаду, это произошло в 1994 году в Лиллехаммере. Хотя можно считать, что и первым: впервые россиянин Николай Панин-Коломенкин завоевал высшую награду на летних Олимпийских играх 1908 года в Лондоне (в программу почему-то включили фигурное катание), но в отдельных элементах — прыжках. Существовала тогда такая "номинация". А большую золотую медаль и звание "олимпийский чемпион" получил швед Ульрих Сальхов. Урманов также уникален тем, что принес в свой вид новое направление, — он единственный в начале 90-х годов сочетал актерское мастерство с четверными прыжками.

    А вот Алексей Ягудин — первый россиянин, выигравший чемпионат мира в постсоветский период, в Миннеаполисе-98. Он и сейчас берет за основу сложнейшие элементы, вызубренные в "школе" Мишина. Алексей одержал победу и на двух последующих мировых первенствах, правда, под руководством Татьяны Тарасовой. В мае 1998 года он ушел от наставника, поскольку, как признался позже, не мог более терпеть рядом, на тренировочном катке, Плющенко, стремительно набиравшего обороты.

    Евгений пошел дальше остальных. Не по титулам — в его коллекции пока два золота в европейских чемпионатах, победы на этапах и в финале "Гран-при"- 2000. Он превзошел других именно по катанию — второй год выполняет такие элементы, в частности, каскад из четверного, тройного и двойного прыжков, что порой даже "страшно" становится: что же будет дальше? Конечно, этого требует время, мужское одиночное катание быстрыми темпами прогрессирует не только в России, но в США, Китае. Но, может быть, Плющенко, которого Мишин сегодня называет принцем, "растет" не по дням, а по часам в пику своему главному сопернику Ягудину? Ведь он ни разу у него не смог выиграть чемпионат мира.

    — Алексей Николаевич, в Братиславе вы постоянно подчеркивали, что Плющенко — принц. Что вы имели в виду?

    — В короткой программе Женя исполняет "Болеро" Равеля. У меня персонаж этого произведения ассоциируется с испанским принцем.

    — Почему вы выбрали именно такой образ?

    — Дело в том, что я приблизительно знал, кого будет изображать на льду Ягудин. Был в курсе, что он не будет принцем. А я хочу, чтобы мой ученик им был, потому что принц всегда первый! Как я представляю себе, то, что происходит на льду, сродни действу в других видах искусства. И если мы посмотрим на какую-то картину, изображающую, скажем, принцессу и зверя или принца и его пажа, то особы королевских кровей всегда будут на первом плане, не правда ли? Или, к примеру, принц и клоун, либо музыкальный эксцентрик (две предыдущие короткие программы Ягудина. — Д.С.). Это были хорошие находки Алексея и его тренера. Мы тоже могли придумать что-нибудь более оригинальное. Была у нас в этом сезоне идея поставить "Вальпургиеву ночь", сделать Женю сатиром. Поверьте, такой бы сатир получился, что из "штанов выпрыгивал бы"! Но нет, подумал, все-таки надо принца делать, такого, какими были Урманов, американец Брайан Бойтано.

    — То есть Плющенко — наследный принц?

    — Можно так сказать!

    — На чемпионате Европы Евгений заявил в программе каскад из четверного и тройного тулупов с тройным ритбергером, однако во время выступления заменил последний прыжок на двойной. Что же произошло?

    — Ну, это просто не нужно было. Тот набор элементов, который Плющенко традиционно включает в свои композиции, сегодня и так никому не подвластен. Вы же видели, как превосходно катался Ягудин, но у него не было никаких шансов на победу!

    — Все-таки Женя говорил, что готов был к уникальному каскаду, но создалось впечатление, что он немножко притормозил на втором прыжке.

    — Нет, не притормозил. И в принципе готов к наисложнейшему элементу. Если бы он стартовал после Ягудина, который удивил бы нас своей техникой, то, конечно, рискнул бы выполнить этот каскад. Но вышел на лед раньше соперника. Какой у нас был тактический план? Представить хорошую, реальную версию произвольной программы, без "авантюрной" новинки. Я сказал ему: "Если ты сделаешь то, что положено, то Леша сможет выиграть, если произойдет чудо". Но чудеса бывают в сказках.

    — В прошлом сезоне Плющенко отлично выступал на этапах, в финале "Гран-при", на чемпионатах России и Европы, выигрывал. Но к чемпионату мира в Ницце так вымотался, что допустил ряд падений, не сумев войти в тройку призеров. Не боитесь, что в этом году его выступления пройдут по такому же сценарию?

    — Полагаю, те, кто проповедует эту идею, неадекватно относятся к действительности. На мой взгляд, абсолютно неправомерно проводить аналогию с минувшим сезоном, равно как и обсуждать многочисленные публикации в прессе, в которых говорится о том, что Женины конкуренты не стараются подготовиться к той же "Европе" по максимуму. Как же так? Всего два таких престижных турнира в году, а они не стараются!

    Попросту два прошлых сезона были для Евгения не очень выгодными, потому что возраст 16-17 лет — переходный. То есть те два года, которые отделяют Плющенко от Ягудина, очень существенны для становления юноши. Возможно, та неудача, которая постигла Женю в Ницце, тоже объясняется тем, что в тот момент он только расставался с детством, становился мужчиной, но еще им не стал.

    — На пресс-конференции в Братиславе вы больно "укололи" Ягудина, заявив, что тот выиграл чемпионат мира только потому, что ваш ученик катался с ошибками. Не слишком ли жестокая фраза?

    — Я всего-навсего ответил на вопрос! К тому же, убежден, в этом заявлении вы увидели больше сарказма, чем было в него "заложено". Более того, я в своих комментариях никогда не отзываюсь об Алексее плохо! И сказал, что он хорошо катался и в Ницце, и в Братиславе. Но в Ницце Плющенко катался так скверно, как только мог, а в Братиславе — великолепно. Таково реальное положение дел.

    — Идеальный фигурист, какой он, по-вашему?

    — Можно развивать спортсмена двумя путями. Один — развить его лучшие, наиболее яркие качества. Другой — отвлечь внимание от недостатков, "заретушировав" их. Ягудин очень талантливый фигурист, а Тарасова хороший хореограф и организатор, она заслуживает самых добрых слов. Но пока Ягудин на льду в своих программах жонглировал и играл на музыкальных инструментах, Плющенко катался. Сейчас Алексей демонстрирует мощь торса, а Плющенко катается. Только, пожалуйста, снова не усмотрите в моем объяснении элементы сарказма. Повторяю, что считаю находки Ягудина удачными и сильными. Но являются ли они исходящими из корневой системы или представляют собой метод декорирования — для меня пока вопрос!