Подарок Алексея Ковалева самому себе

22 февраля 2001 00:00

24 февраля правому крайнему форварду «Питсбурга» Алексею Ковалеву исполнится 28 лет. Решив ни от кого не ждать поздравлений, в прошедший понедельник он сам преподнес себе классный подарок ко дню рождения - 200-й забитый им гол в заокеанской карьере. Такой солидной отметки до Алексея из наших звезд достигли ранее только пятеро - Александр Могильный, Сергей Федоров, Павел Буре, Дмитрий Христич и Алексей Яшин.

ТИШЕ ЕДЕШЬ..?

Первые 6 с половиной лет в НХЛ явно не занесешь в актив Ковалева. В отличие от нынешнего сезона, да и, возможно, предыдущего. Так, 4 февраля он дебютировал в матче «Олл Старз», в котором выступал в одном звене с двумя соотечественниками — Федоровым и Буре. Сергей уже в 4-й раз принял участие в подобном событии, а Павел вообще в 6-й. Но ведь Алексей не менее талантлив, чем они. Что же мешало ему до сих пор проявить себя во всей красе?

Этим вопросом не однажды задавались боссы и тренеры «Рейнджерс», где он и начал свою карьеру более 8 лет назад. И никак не могли найти на него ответа, что по-настоящему их расстраивало, а кое-кого доводило чуть ли не до бешенства. Отсутствие возможности показать себя и стало главной причиной того, почему уроженец Тольятти находится сейчас в Питсбурге, а не в Нью-Йорке.

Руководство «Рейнджерс» выбрало Ковалева под почетным 15-м номером в драфте 1991 года, после чего ждало целых 6 лет, представит ли он на всеобщий суд свой высочайший потенциал. Один раз это ему удалось — в розыгрыше Кубка Стэнли 1994 года, когда ньюйоркцы после 54-летнего перерыва сумели завоевать заветный трофей. Но не более того, ведь они ждали от россиянина явно большего, причем на постоянной основе. Увы… В конце концов их терпение закончилось, и в ноябре 1998-го Алексей, обмененный на Петра Недведа, отправился в «Пингвинз». Несмотря на все это, сам он подчеркивает, что совсем не имеет к «Рейнджерс» претензий, ненависти или недоброжелательности.

— Я не такой человек, чтобы злиться на кого-нибудь, держать обиду, — признается Ковалев. — Если кто-то спросит меня, например, о уже бывшем генеральном менеджере клуба Нейле Смите, то я скажу, что он всегда и все делал правильно. Лично ко мне он был добр и всячески старался помочь. Добавлю, что я не был бы в «Рейнджерс» в то время, когда он победил в плей-офф, если бы Смит не удержал меня в составе.

ГЛОТОК СВЕЖЕГО ВОЗДУХА

Впрочем, переход в «Питсбург» пошел на пользу ему, позволил подняться на самый высокий уровень, чему мы все сейчас и являемся свидетелями. Ведь в предыдущем чемпионате он установил личные рекорды в лиге по всем основным показателям — голам (26), передачам (40) и очкам (66), проведя при этом впервые за карьеру все 82 матча.

Теперь же, после сенсационного возвращения на лед Марио Лемье, Алексей, как ни удивительно, еще более прибавил, стал реальной и опасной угрозой для всех без исключения вратарей НХЛ. Уже сейчас в его активе 35 (!) заброшенных шайб и 68 набранных очков, стало быть, два очередных личных достижения.

Любопытно, что во времена «Рейнджерс» Ковалева часто критиковали за «эгоизм», за то, что он никогда не отдаст шайбу партнеру, находящемуся в лучшей позиции. И вот послушайте, что говорит сейчас главный тренер «Пингвинз» Иван Глинка: «Этот русский — великолепный хоккеист, с огромным талантом. К сожалению, он делает слишком много пасов вместо того, чтобы нанести бросок». Чувствуете разницу?! Это Ковалев-то пасует слишком много?! Прямо-таки полное перевоплощение человека!

— Даже беря в расчет то, что я уже сделал в этом сезоне, думаю, что я могу сделать еще больше, — говорит Алексей. — При этом не хочу доказывать что-то кому-то. В первую очередь я хочу доказать самому себе: я способен быть тем хоккеистом, о котором всегда мечтал.

«Больная тема» у многих завистливых североамериканцев — наличие «слишком большого количества европейцев» в составах команд лиги. И вот ответ нашего соотечественника по этому поводу.

— Недавно я услышал такую фразу: дескать, у нас в «Питсбурге» неприлично много выходцев из Старого Света для того, чтобы завоевать Кубок Стэнли, — отмечает Ковалев. — В корне не согласен с этим. Помню, никто не верил в «Рейнджерс» в 1994 году, говоря, заметьте, то же самое. А я лично считаю, что нас, европейцев, было как раз достаточно именно для того, чтобы выиграть в плей-офф. И когда мне теперь задают такие вопросы, я предлагаю людям вспомнить 1994-й и больше не спрашивать меня об этом.