Вратарь, забивший золотой мяч на Олимпиаде - Советский спорт

Матч-центр

  • 10окончен
  • 6-й тур
    начало в 13:00
    Шахтёр U19
    Лион U19
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 14:00
    Виктория Пльзень U19
    Рома U19
    0
    0
  • 27 июня 2001 00:00

    Вратарь, забивший золотой мяч на Олимпиаде

    70 лет назад в Москве в семье портного Михаила Алексеевича Ильина и его жены медицинской сестры Александры Васильевны родился сын Анатолий, который через 25 лет стал олимпийским чемпионом по футболу, заслуженным мастером спорта, обладателем четырех золотых медалей СССР.

    Ильин, как все московские мальчишки 30-40-х годов, начинал играть во дворе, потом попал в детскую команду "Пищевик", еще позже — в юношескую команду "Трудовые резервы". Его футбольные способности были настолько очевидны, что Толя был приглашен в сборную Москвы, а в 1949 году — в столичный "Спартак", в котором проиграл 13 сезонов. В 1956 году в далеком Мельбурне в финальном мачте с югославской командой забил "золотой мяч", принесший победу советским футболистам. Ильин участвовал еще в одной Олимпиаде — в Хельсинки, а также в чемпионате мира в Швеции, в отборочных играх Кубка Европы. По окончании игровой карьеры Анатолий Михайлович стал работать в детско-юношеской школе "Спартак" и подготовил немало футболистов. В том числе чемпионов СССР игроков сборной Дмитрия Галямина, Сергея Родионова. В канун 70-летнего юбилея наш корреспондент встретился с Ильиным и его лучшим другом на протяжении почти 50 лет Анатолием Константиновичем Исаевым.

    АНАТОЛИЙ ИЛЬИН: МОЙ ПРИНЦИП - ДЕЛАТЬ ЛЮДЯМ ДОБРО

    — Анатолий Михайлович, 27 июня "Советский спорт" присоединится к многочисленным поздравлениям в ваш адрес. Желаем вам всяческих благ, и прежде всего крепкого здоровья. Кстати, как вы чувствуете себя в свои 70 лет?

    — Нормально. По большому счету на здоровье не жалуюсь. Материальных проблем, в отличие от большинства пенсионеров, не испытываю. За что благодарен всем, кто помнит о ветеранах, заботится о нас.

    — От одного такого благодетеля, создавшего фонд помощи заслуженным ветеранам футбола и хоккея, слышал, что вы долго отказывались получать стипендию.

    — Это действительно так. В этот фонд вошли далеко не все заслуженные люди, поэтому я попросил вместо меня включить Бориса Татушина, который тогда и тяжело болел, и денег у него практически не было. А после смерти Бориса, хотел, чтобы мою стипендию получал кто-то другой. Но, как вы говорите, благодетеля на этот раз переубедить не смог, и теперь сам получаю. Пустячок, а все-таки приятно.

    — А когда играли, не могли накопить на обеспеченную старость?

    — Вы смеетесь? Моя первая зарплата как игрока дубля была 880 рублей — люди старшего поколения представляют, что это были за деньги. Потом после перевода в основной состав стал получать 1200, или даже 1300 рублей. Это была уже зарплата инженеров. А в сборной у меня была стипендия — 3000 рублей.

    — Это в дополнение к той зарплате, что получали в "Спартаке"?

    — Нет, конечно. Я, как и любой игрок сборной, получал ее только в Спорткомитете. А мою зарплату в клубе делили два дублера. Так что с нашими тогдашними заработками вперед на полвека никто не заработал. Это сегодня во главу угла ставятся деньги, что в общем-то я не осуждаю, поскольку всякая работа, особенно футболиста, в любой момент рискующего стать инвалидом, должна хорошо оплачиваться. Но меня порой удивляет, как ради какой-то денежной выгоды футболисты отказываются играть в сборной и даже участвовать в чемпионате мира. Нашему поколению это просто не понять.

    — С чего началась ваша футбольная жизнь?

    — С игры во дворе. Потом уже во время войны пришел на стадион "Пищевик", который распологался рядом с Савеловским вокзалом, а когда поступил в ремесленное училище, естественно, стал выступать в "Трудовых резервах". В 17 лет вошел в сборную Москвы, и мы выиграли Кубок СССР, после чего был приглашен в "Спартак". Любопытно, что начал я играть не в нападении, а в воротах и только позже меня перевели в линию атаки.

    — Вся ваша профессиональная карьера связана со "Спартаком" и даже в 1962 году, когда вы полный сил и здоровья не по собственной воле закончили выступать в прославленном клубе, тем не менее в другую команду не ушли. Почему?

    — Приглашения были, но "Спартак" для меня за 13 лет стал родным домом. И все, чего я добился в жизни, было связано с этим клубом, и я не мог ему изменить.

    — Слышал, что и с будущей женой вы познакомились на спартаковской базе в Тарасовке?

    — Да. Известная в 60-е годы гимнастка Галина Шамрай нередко приезжала на тренировки в Тарасовку, а мы, пользуясь этим, старались ей понравиться.

    — Выходит, вам повезло больше других?

    — Можно ли это назвать везением, если после рождения дочери Елены мы с Галиной развелись.

    — Зато у вас было много преданных друзей. И один из них Игорь Нетто?

    — Жизнь и в самом деле сложилась так, что дома я жил в одном подъезде с Игорем Александровичем — моим соседом был Нетто. Однако вряд ли наши отношения в быту можно было назвать близкими — по крайней мере, в гости друг к другу не ходили. Да и на поле от Нетто мне пришлось выслушать попреков больше, чем остальные игроки вместе взятые. Наверное, потому, что я привык к его замечаниям и старался не реагировать так, как это делали другие. Хохол, как мы звали защитника Тищенко, например, и сам мог послать нашего капитана подальше. А я, как правило, слушал, соглашался, но часто делал по-своему, в зависимости от обстановки на поле.

    — Вы забили более сотни мячей и конечно же все не запомнили. Но один гол вошел в историю и советского, и мирового футбола. Это золотой мяч, забитый вами в Мельбурне, в финале Олимпийских игр.

    — Этот гол действительно принес нам и золотые медали, и звание олимпийских чемпионов, но в этом эпизоде моя заслуга свелась к тому, что я вовремя оказался в нужном месте, — после того как мяч от головы Толи Исаева летел в створ ворот, я с близкого расстояния добил его в сетку.

    — По окончании игровой карьеры вы стали работать не в команде мастеров, а в ДЮСШ. Неужели вам не хотелось потренировать главную команду клуба?

    — Кроме желания, была реальная оценка и своих возможностей — у меня плохой характер.

    — Первый раз слышу об этом. Наоборот, все ваши друзья отзываются о вас как о человеке, умеющем легко находить общий язык с людьми.

    — Поясню. У меня мягкий, не для работы с профессиональными футболистами, характер. Я не умею наказывать их. А с мальчишками все гораздо проще. Они готовы были заглядывать мне в рот. Правда, теперь далеко не все ребята похожи на своих дедов в молодости. Помню, когда получил первую спартаковскую футболку, то положил ее под подушку и так берег, что в ней старался даже не тренироваться. А сегодня иная жизнь, в любом киоске можно купить футболку любого зарубежного клуба, причем высокого качества. И эта доступность приобретения той же формы в итоге сказывается на отношении даже способных мальчишек к футболу. Они, увы, любят его не так, как мы полвека назад. Поэтому, как только пришло время уйти на пенсию, я сделал это без сожаления.


    ИЛЬИН АНАТОЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ

    Родился 27 июня 1931 года в Москве, где и начал играть в детской команде "Пищевик". Затем в юношеской команде "Трудовые резервы". В "Спартаке" выступал с 1949 по 1962 гг. В чемпионате СССР сыграл 227 матчей и забил 83 мяча. 4-кратный чемпион СССР, 2-кратный серебряный и 2-кратный бронзовый призер. Обладатель Кубка СССР. Лучший бомбардир чемпионата страны в 1954 и в 1958 гг. Победитель Спартакиады народов СССР - 1956 г. В сборной страны сыграл 41 матч, забил 19 мячей. В 1956 году в финале Олимпийских игр в Мельбурне стал автором "золотого" мяча, что принесло советским футболистам звание олимпийских чемпионов. Участник Олимпийских игр - 1952 г., чемпионата мира - 1958 г., отборочного матча Кубка Европы - 1960 г. Победитель III Международных спортивных игр молодежи в 1957 году. Член "Клуба Федотова". Тренер ДЮСШ "Спартак" — с 1963 по 1996 гг. Награжден орденами "Знак Почета" и Дружбы народов.