Максим Рыбин вернулся покорять Россию - Советский спорт

Матч-центр

  • 16-й тур
    перерыв
    Эвертон
    Уотфорд
    1
    0
  • 15-й тур
    перерыв
    Атлетик Б
    Жирона
    0
    0
  • 20 июля 2001 00:00Автор: Набатов Геннадий

    Максим Рыбин вернулся покорять Россию

    Юный воспитанник московского "Спартака" Максим Рыбин в сезоне-1998/99 в составе столичного клуба запомнился эффектными проходами и красивыми шайбами. Тогда о нем заговорили многие, в том числе и главный в то время тренер сборной и красно-белых Александр Якушев. Но неожиданно два года назад Рыбин, словно ракета, умчался за океан. Сейчас повзрослевший Максим возвратился в Россию и на финском Кубке Паюлахти выступает за уфимский "Салават Юлаев".

    Многие два с половиной года назад заговорили о перспективном Рыбине. У него тогда была шикарная пресса, все только и рассуждали о восходящей звезде, у которой огромное будущее. Но как только Максим попал на драфт, а из-за невысокого роста представители "Анахайма" его выбрали лишь в пятом раунде, сразу же укатил покорять Америку.

    — Не скрою, очень хотелось пробиться в НХЛ, — говорит после возвращения из-за океана Максим Рыбин. — Мой американский агент посоветовал мне попробовать себя в одной из юниорских хоккейных лиг Северной Америки, и я два года выступал за одну из канадских команд, базировавшуюся на границе с Америкой. 100 километров на машине — и я в Детройте. В первом сезоне забросил 29 шайб, во втором — 34, оба раза став лучшим снайпером клуба.

    — Не жаль было покидать "Спартак", ведь вы стали игроком основного состава?

    — Впечатления об этом клубе у меня остались самые лучшие. Спартаковская школа дала мне начальное образование, воспитала, поставила на ноги, я в ней с пяти лет. В ней воспитывался и мой брат Артем, который на два года старше. Мне довелось работать с великими мастерами: Александром Якушевым, Вячеславом Анисиным, первым тренером у меня был Евгений Петухов.

    Поехал я в Канаду, как уже сказал, чтобы попытаться заиграть в НХЛ. Сезон-1998/99 стал для меня пока самым удачным в карьере — в 39 матчах я забросил 13 шайб и набрал 8 передач. Но для "Спартака" он сложился неудачно, и команда в тот год вылетела из класса сильнейших. А я в другую команду переходить не хотел, потому что очень любил свой клуб, хотя предложения, и, поверьте, очень неплохие, были. После летнего драфта захотел съездить в тренировочный лагерь "Анахайма". Потом поступило предложение провести два года в юниорских лигах, после чего мне пообещали, что предложат контракт в НХЛ. Считаю, там легче показать себя, а в России все-таки больше приходиться играть на команду. Я искренне полагал, что, находясь поблизости от руководителей "Могучих уток", мне удастся не только часто быть на виду, но и в итоге заключить достойное соглашение.

    — И боссы "Анахайма" не обманули?

    — Да нет, нынешним летом предложили контракт, естественно, двухсторонний. Только меня не устроили условия американцев, хотя сумма поначалу выглядела впечатляюще. А после несложных арифметических подсчетов с вычетами всех налогов и платежей выходили крохи. Я решил отказаться и попросил агента подыскать команду в России.

    — Не возникало желания вернуться в родной клуб?

    — Я разговаривал с одним из менеджеров красно-белых, но понимания мы не достигли. Куда лучше условия мне предложили в Уфе, и я туда поехал, о чем ни капли не жалею. Здесь меня все устраивает: профессиональный тренер, отличные условия для подготовки и здоровый коллектив. Плюс перед командой поставлены серьезные задачи, а это не может не подкупать такого амбициозного по натуре парня, как я. Правда, контракт с уфимским клубом я планирую подписать лишь после Кубка Паюлахти, пока же нахожусь на просмотре. Думаю, схема договора будет "1+1".

    — И все-таки, не жалеете, что выпали из поля зрения отечественных специалистов хоккея на два года? Ведь авансов вам выдавалось ничуть не меньше, чем сейчас Илье Ковальчуку…

    — Я ничуть не слабее физически, но Илья гораздо выше, и номер в драфте у него первый, а у меня лишь 141-й… И все-таки не думаю, что поехал рано. Каждый вправе выбирать для себя наилучший вариант, и в то время он был для меня оптимальным. Я сравнил уровень игры у нас и за океаном и теперь могу сочетать в своей игре оба стиля. В России хоккей интереснее, грамотнее, умнее, там он более жесткий. И все-таки, думаю, я не стоял на месте, а прогрессировал.

    — Чем занимались вне льда?

    — В Америке почти все свободное время посвящал компьютеру, "бродил" в глобальной паутине Интернета. Иногда удавалось ездить на поединки "Детройта", благо арена находилась недалеко. Летом постоянно приезжал домой, в родной подмосковный Жуковский. С братом мы самостоятельно готовились к сезону, бегали, занимались в тренажерном зале… Остальное время я посвящал любимой девушке. Кстати, совсем недавно у нас с Катей родился сын Алексей, ему пять месяцев. Надо было и сдавать экзамены в Московском гуманитарном университете культуры, сейчас я перешел на четвертый курс. Учиться, не скрою, мне многие помогали, ведь, будучи за океаном, я просто не мог посещать все занятия.

    — Вы считаете, вам, молодым, есть сейчас у кого учиться в России или для этого надо только ехать за океан?

    — Думаю в нашей стране совсем немало зрелых игроков добротного уровня, которые могут нам оставить игровое наследство. Знаю, много опытных ребят в "Северстали", особенно мне там импонирует Сергей Гомоляко. В "Салавате Юлаеве" играю в одном звене с Сашей Семаком, вот у кого можно точно многому научиться! Пока, правда, идет предсезонка, и я сам не на коне. Но упор делаю на выступления в сезоне, и думаю, мне удастся заявить о себе в полный голос.