К могиле "Пахтакора" не зарастает народная тропа - Советский спорт

Матч-центр

  • 16-й тур
    перерыв
    Эвертон
    Уотфорд
    1
    0
  • 15-й тур
    перерыв
    Атлетик Б
    Жирона
    0
    0
  • 11 августа 2001 00:00Автор: Ларчиков Геннадий

    К могиле "Пахтакора" не зарастает народная тропа

    11 августа 1979 года в небе над Днепродзержинском произошла авиакатастрофа, в которой погибли футболисты ташкентской команды "Пахтакор". Сегодня по просьбе корреспондента "Советского спорта" воспоминаниями о бывших одноклубниках, о печальных событиях 22-летней давности делится тренер-селекционер московского "Локомотива" Вячеслав Кольцов, работавший тогда в "Пахтакоре".

    Трагедия на родине генсека

    — Вячеслав Алексеевич, о гибели футболистов "Пахтакора" в Москве долго умалчивали, а когда о трагедии в небе над Днепродзержинском узнали в Ташкенте?

    — Практически в тот же час, когда столкнулись самолеты — через 5-6 часов после вылета команды из Ташкента. Но тогда в это мало кто поверил, потому что и раньше "Пахтакор", когда еще и я сам играл, "хоронили" два раза: возвращались в Ташкент, а знакомые говорили, что, мол, в городе ходили слухи о вашей гибели.

    — Увы, на этот раз это было правдой. Вам известны подробности трагедии?

    — Секретарь ЦК Компартии Узбекистана Салимов включил меня в комиссию по организации похорон, и мне приходилось встречаться со следователями, принимать активное участие в печальной церемонии захоронения. Но самое страшное, наверное, поручение, которое мне довелось выполнить в жизни, — это сообщить женам о гибели их мужей.

    — Так что же случилось?

    — 11 августа второй тренер Идгай Тазетдинов, врач Владимир Чумаков, администратор Мансур Талибджанов и 14 футболистов основного состава вылетели на очередной матч в Минск. Накануне туда благополучно добрались дублеры, и у нас, провожавших основной состав, не было и мысли, что мы видим друзей в последний раз. Команда летела на рейсовом самолете Ту-134 по маршруту Ташкент — Донецк — Минск. После остановки и дозаправки топливом в Донецке самолет набрал высоту 8300 метров. В это же время над Днепропетровской областью летели еще два самолета, имевшие отношение к, — правительственный, говорят, с Черненко на борту, и второй самолет, летевший из Челябинска в Кишинев. В связи с пролетом Черненко харьковский диспетчер дал команду ташкентскому и челябинскому самолетам поменять высоту, с тем чтобы освободить коридор для правительственного самолета. Пилот челябинского самолета выполнил эту команду, а до командира ташкентского Ту-134 команда почему-то не дошла, и он продолжал лететь на той же высоте. Команду, предназначавшуюся самолету с футболистами "Пахтакора", принял экипаж правительственной машины. В результате всей этой неразберихи на высоте 8300 метров челябинский самолет вынырнул из облаков и врезался в наш Ту-134, отсек ему часть крыла и хвостовое оперение и тут же взорвался. Его обломки потом находили в радиусе 20 км от места падения в районе села Николаевка. Опытный пилот ташкентского самолета, как рассказывали следователи, даже при разгерметизированном корпусе еще какое-то время планировал, но на высоте 4500 метров машина стала резко падать. При ударе о землю раскрылись багажные отсеки, чемоданы и сумки разлетелись, форму "Пахтакора" видели потом у местных зрителей.

    — Много было пассажиров, не имевших к "Пахтакору" отношения?

    — Если не ошибаюсь, человек 50. В том числе и министр водного хозяйства Узбекистана. В самолете летели два брата, которых разлучила Великая Отечественная война, 35 лет они искали друг друга, пока не узнали, что один живет в Узбекистане, а второй — в Польше. Их первая встреча состоялась в Фергане, откуда братья отправились в Польшу через Минск. А в итоге 35-летние поиски закончились для них гибелью в районе Днепродзержинска.

    Базилевича и Яновского спасла любовь к женам

    — Старшим тренером "Пахтакора" тогда был Олег Базилевич. Почему он не полетел с командой?

    — В это время его жена отдыхала в Сочи, и он решил навестить ее. А руководить командой поручил своему помощнику Тазетдинову, хотя тот собирался лететь с дублирующим составом.

    — А кому из футболистов посчастливилось не попасть в этот самолет и остаться в живых?

    — Нынешнему главному тренеру "Алании" Александру Яновскому, игравшему тогда на позиции вратаря в "Пахтакоре". Он отпросился во Владикавказ к семье, откуда потом собирался отправиться на игру. Травмы спасли двух ведущих игроков — Толю Могильного и Тулягана Исакова, которые остались в Ташкенте.

    — Был травмирован и Михаил Ан. Однако он все-таки полетел в Минск, и это при том, что гадалка якобы однажды предсказала ему смерть в воздухе, и не случайно Михаил боялся летать.

    — У футболиста сборной Михаила Ана действительно было повреждено колено, и в Минске играть он просто не мог. Однако Тазетдинов уговорил его лететь на этот матч и морально поддержать ребят.

    После похорон жены, а точнее, уже вдовы, вспоминали последние часы и минуты, проведенные с мужьями. Виктор Чуркин, например, перед отъездом в аэропорт закончил ремонт квартиры и стал развешивать по стенам вымпелы футбольных клубов. Когда жена поторопила его: "Витя, опоздаешь на самолет. Вымпелы повесишь, когда вернешься". Виктор сказал: "Если погибну, то хотя бы память останется". А Володя Федоров долго не мог определить, в каком костюме лететь, и жена Светлана посоветовала ему надеть джинсы, черную водолазку и черный кожаный пиджак. Муж удивился: "Почему я должен лететь во всем черном?", но все-таки отправился в Минск в черном костюме. Незадолго до этого мы пригласили из Самарканда молодого Базарова, и он должен был лететь в Минск с дублирующим составом. Однако накануне отлета в Ташкент приехал его отец и попросил Тазетдинова задержать сына на сутки.

    Их было семнадцать

    — Вы помните всех погибших одноклубников?

    — Безусловно. Это тренер Изгай Тазетдинов, врач Владимир Чумаков, администратор Мансур Талибджанов, игроки Сергей Покатилов, Виктор Чуркин, Юрий Загуменных, Михаил Ан, Сирожиддин Базаров, Равиль Агишев, Константин Баканов, Алым Аширов, Николай Куликов, Владимир Федоров, Владимир Сабиров, Шухрат Ишбутаев, Владимир Макаров и Александр Корченов.

    — Какой была реакция на эту трагедию в Ташкенте?

    — В трауре был, наверное, весь Узбекистан. По крайней мере, похороны в Ташкенте вошли в Книгу рекордов Гиннесса: когда на 17 машинах гробы с портретами погибших везли из аэропорта на Боткинское кладбище, на улицы, по которым следовал траурный кортеж, вышли чуть ли не все жители города, и машины проходили через две плотные людские стены, их забрасывали цветами. Братская могила была вырыта при входе на кладбище на месте большой цветочной клумбы. Правда, в ней были захоронены не все погибшие футболисты: по желанию родителей гробы были отправлены в Москву, Ленинград, Ашхабад, Ростов, в колхоз "Политотдел", а уж потом оттуда вернули капсулы с останками и их положили под памятник, который был установлен у спорткомитета Узбекистана.

    — Но ведь по мусульманским обычаям, если не ошибаюсь, нельзя хоронить в одной могиле покойников разного вероисповедания?

    — Этот вопрос долго обсуждался, и решила его 90-летняя мать Тазетдинова, которая сказала: "Они погибли вместе, поэтому и лежать должны в земле вместе". Кстати, за исключением семьи Тазетдиновых, никто не смог завезти гробы домой, а мне было приказано следить за тем, чтобы никто не открыл крышку гроба Изгая Тазетдинова, поскольку нетрудно было представить, что лежало в нем.

    Руководители Узбекистана не остались в стороне

    — Многие вопросы, связанные с похоронами, действительно решались на самом высоком уровне?

    — Это так. На похороны приезжали все члены ЦК Компартии и Верховного Совета Узбекистана. Все семьи погибших получили на поминки продукты, а позже многие родственники, нуждавшиеся в улучшении жилплощади, переехали в новые квартиры, улицы в одном микрорайоне Ташкента были названы фамилиями погибших футболистов. У спорткомитета Узбекистана был установлен красивый оригинальный памятник. Братская могила находится у входа на Боткинское кладбище, и все 22 года, прошедшие после гибели "Пахтакора", независимо от времени года и погоды, она утопает в цветах. За несколько часов до гибели Виктор Чуркин, словно предчувствуя смерть, выразил надежду, что хотя бы вымпелы футбольных клубов оставят о нем память. Но он ошибся. Не знаю, названы ли улицы в Турине и Манчестере в честь футболистов местных клубов, также погибших в авиакатастрофах, но в Ташкенте это сделали, и не сомневаюсь в том, что народная тропа к братской могиле игроков "Пахтакора" еще долго не зарастет.