"Золотой" в исполнении девушки - Советский спорт

Матч-центр

  • 34-й тур
    1-й тайм
    Парана
    Атлетико Минейро
    0
    1
  • 34-й тур
    1-й тайм
    Баия
    Сеара
    0
    1
  • 34-й тур
    начало в 02:45
    Палмейрас
    Флуминенсе
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 02:45
    Крузейро
    Коринтианс
    0
    0
  • 34-й тур
    начало в 02:45
    Спорт Ресифи
    Витория
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 04:00
    Виннипег Джетс
    Вашингтон Кэпиталз
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 04:00
    Чикаго Блэкхоукс
    Сент-Луис Блюз
    0
    0
  • Клаусура - 1/4 финала
    начало в 04:00
    Санта-Фе
    Депортес Толима
    0
    0
  • Клаусура - 1/4 финала
    начало в 04:00
    Индепендьенте Медельин
    Атлетико Букараманга
    0
    0
  • 06 ноября 2001 00:00Автор: Васильченко Евгений

    "Золотой" в исполнении девушки

    Издавна в российском фан-движении моду диктуют "суппортеры" ЦСКА. Именно они создали первую в нашей стране фан-бригаду, сшили первый громадный баннер с названием своей группировки, выпустили первый фан-зин, организовали первую вечеринку фанатов — party. А армейские фанатки лидируют по количеству "золотых" сезонов, причем в этом году "пробить золото" удалось сразу двум "красно-синим" девушкам. Из этого выпуска нашей популярной рубрики вы узнаете об одной из них (и какими нелегкими усилиями, в буквальном смысле потом и кровью, ей удалось добыть это "золото"), а также о возникновении первой в нашей стране эксклюзивной фанатской атрибутики, в чем опять же преуспели фаны именно армейского клуба.

    Красно-синие считаются самыми боевыми и воинственными на сцене "театра военных действий" нашего фанатизма. Но что любопытно, и представительницы прекрасного пола — девушки-армейки — практически ни в чем уже не уступают цеэсковским парням. В начале сезона-99 девчонки создали свою фан-группировку численностью около двадцати человек (причем они воюют с болельщицами других клубов, и в этом году им даже удалось, что называется, "перемахнуться" с фанатками "Спартака"). Но кроме того, дамы показывают истинное геройство и в выездной деятельности. Если раньше "пробивать выезда" считалось исключительно привилегией парней, то теперь и девушки вовсю катаются по стране, посещая даже экстремальные Махачкалу и Владикавказ. А героиня нашего сегодняшнего выпуска — известная армейская фанатка Маша Гринь, которой удалось сделать "золотой сезон", то есть посетить все выездные игры любимого клуба в чемпионате и Кубке страны.

    Надо сказать, что всего такой чести удостоились только три армейские девушки. Впервые (в 1998 году) это удалось Вике по прозвищу Капелька. Через два года "золотой" на счету Кати-Занавески, а в нынешнем сезоне впервые это удается сразу двум девушкам — Вике-Капельке (у которой это уже второй "золотник") и нашей сегодняшней героине. Но именно для Маши Гринь "золотой сезон" сложился наиболее ярко и опасно.

    Наверное, нет смысла описывать все выезды "золотого" сезона, поэтому ограничимся лишь двумя самыми необыкновенными — посещением Махачкалы и Владикавказа, где далеко не все парни чувствуют себя спокойно, что уж говорить о девушках.

    Руководитель Клуба любителей спорта ЦСКА Ирина Васильевна Данилова, узнав, что Маша Гринь собирается ехать во Владикавказ, долго ее ругала, уговаривая девушку сдать билет. Маша так и сделала, тем не менее пришла на Казанский вокзал столицы, чтобы проводить в это путешествие остальных армейцев. И вдруг неожиданно решила ехать вместе со всеми. С вокзала позвонила маме, мол, дома меня сегодня не жди, и, "дав на лапу" проводнице 700 рублей, отправилась на Кавказ. Маша и не скрывает, что действительно это путешествие было сопряжено со многими опасностями.

    Но ей этого показалось мало, и вскоре она решила отправиться в Дагестан. Причем если по пути во Владикавказ Маша всего лишь думала о смерти, то, совершая вояж в Махачкалу, она оказалась со смертью лицом к лицу. Дорога туда стала для нее настоящим фильмом ужасов (потоки крови, разъяренные чудовища и смертельная опасность — все это было на самом деле), в котором она сыграла одну из главных ролей. До дагестанской столицы Маша добралась с несколькими телесными повреждениями, двумя сломанными ногтями, а также следами удушения на шее и следами человеческих (!) укусов на правой руке. Мне и самому, честно говоря, в это трудно поверить, но факт остается фактом. Как такое могло произойти? Об этом пусть расскажет сама героиня, тем более что лучше нее это не сделает никто.

    — Путь туда был просто кошмаром. Но самый кровавый эпизод случился из-за того, что я не захотела брать постельное белье (я-то думала, что это дело добровольное, хочешь — бери, не хочешь — не бери, а может, я вообще по ночам не сплю). Откуда же я могла знать, что после такого непродуманного шага я окажусь в буквальном смысле на волосок от смерти! Просто мне надоело все время платить за постельное белье (на выездах каждый рубль на счету), и я взяла свое. Тогда разгневанная проводница подошла и забрала матрас и подушку. Я постелила свои простыни на голую полку, и как только она это заметила, налетела и, как коршун крылом, все смахнула на пол. Я и слова сказать не успела, как она начала меня обзывать. А потом она неожиданно заорала что-то насчет того, что "я тебя убью прямо здесь". Я попыталась ей возразить. И тут она ни с того ни с сего (такого я от нее ну никак не могла ожидать!) набросилась на меня, схватила за волосы, начала душить и… кусать! Чуть полруки не откусила! Вцепилась в мою руку (чуть пониже локтя) всей своей пастью. Ей было лет за сорок, весила она, наверное, полтора центнера (никак не меньше!), это была такая туша, что в проходе еле помещалась и по вагону передвигалась исключительно бочком. Короче, чувствую, затемнение какое-то в мозгах, из сознания улетаю. Я пыталась хоть что-нибудь сделать. Но куда там! Наши весовые категории с ней явно неравны. Она такой "супертяж", что, наверное, и 135-килограммового хоккеиста Гомоляко придушила бы, если бы он попытался ей возразить. А обо мне и говорить нечего.

    В общем, она сломала мне два ногтя, на средних пальцах обеих рук. Сколько кровищи-то было! Я весь вагон, наверное, своей кровью залила. Побежала в соседний вагон (состояние ужасное: голова кружится, дыхание сдавлено, а пальцы болят, как будто меня пытали). Там проводницы посмеялись: "Да, знаем, есть тут у нас такая сумасшедшая, мы уже заждались, когда же она на пенсию уйдет, всех уже здесь достала". Но ничего, помогли, перевязали как-то.

    Поезд задержался на четыре часа. Настроение — хуже не бывает.

    Дело было летом, армейцы одеты соответствующе: все в шортах, девчонки — в коротких юбках. Откуда нам знать, что ходить с голыми ногами там считается неприлично? Там даже парни — все только в брюках. А все курящие девушки считаются проститутками. Помню, как-то решила покурить, и все ту же начали на меня как-то странно коситься. И тут я замечаю, как вдалеке один человек (вот точно Абдулла из "Белого солнца пустыни") жестами показывает, чтобы я выбросила сигарету. Я не поняла, в чем дело. И вдруг вижу, он направляется в мою сторону. Причем решительными, уверенными шагами приближается. Я замерла от ужаса, думаю, что же сейчас произойдет? Он подошел и, не говоря ни слова, резко дал мне пощечину. И не лень ему было метров триста ради этого прошагать.

    И еще, помню, нас все время милиционеры предупреждали: с наступлением темноты на улицу не выходить. А мы — я и около десятка армейцев — решили около полуночи пойти на пляж. Все идут купаться, но при этом кто-то остается на берегу смотреть за вещами. И вот я, находясь в воде, замечаю, что к моим вещам подходят два молодых парня, один из них надевает мои кроссовки и убегает. Мне обидно жутко. Я поднимаю неистовый крик…

    В общем, кроссовки мне вернули четыре милиционера. Они подходят и говорят: "Нас четверых послали вас охранять, но мы же вам говорили, что по ночам здесь гулять опасно". Оказывается, их специально направили охранять всех девушек, которые приезжают в Махачкалу смотреть футбол. И, кстати, они и в гостинице охраняли все "женские" номера (всего в Махачкалу прибыли шесть фанаток армейского клуба), никого к ним не подпуская. Я и подумать не могла, что пока мы были в Махачкале, одетые в штатское стражи порядка тайно о нас заботились.