Прославлен и Фетисов - Советский спорт

Матч-центр

  • 00начало в 22:45
  • Товарищеские матчи (сборные)
    1-й тайм
    Иран
    Тринидад и Тобаго
    0
    0
  • 5-й тур
    1-й тайм
    Казахстан
    Латвия
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 19:00
    Кувейт
    Бахрейн
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 20:00
    Польша
    Чехия
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 21:15
    Израиль
    Гватемала
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 22:45
    Хорватия
    Испания
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 22:45
    Австрия
    Босния и Герцеговина
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 22:45
    Венгрия
    Эстония
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 22:45
    Греция
    Финляндия
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 22:45
    Андорра
    Грузия
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 22:45
    Сан-Марино
    Молдавия
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 22:45
    Люксембург
    Беларусь
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 22:45
    Ирландия
    Северная Ирландия
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 22:45
    Бельгия
    Исландия
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 23:00
    Англия
    США
    0
    0
  • 14 ноября 2001 00:00Автор: Лашкин Марат

    Прославлен и Фетисов

    12 ноября стало очередным знаменательным днем в истории нашего хоккея. В Торонто состоялась традиционная торжественная церемония включения новых знаменитостей в местный Зал хоккейной славы. Среди семерых счастливчиков есть и россиянин Вячеслав Фетисов, составивший,a таким образом, компанию двум другим нашим соотечественникам — Анатолию Тарасову и Владиславу Третьяку.

    СЕМЕРО СМЕЛЫХ

    Легендарный тренер удостоился столь высокой чести в категории функционеров в 1974 году, а не менее легендарный вратарь — 15 лет спустя. И вот теперь с ними в один ряд стал Фетисов. Кроме него в Торонто чествовали также таких великолепных в прошлом хоккеистов, как Майк Гартнер, Дэйл Хаверчук и Яри Курри, генерального менеджера "Питсбурга" Крэйга Патрика и двух представителей масс-медиа — Эрика Духачека и Майка Лэнджа.

    Нас конечно же в первую очередь интересуют мастера клюшки и шайбы. Если Гартнер и Хаверчук входят в Зал хоккейной славы как два ярчайших бомбардира (на двоих они забросили 1226 шайб и набрали 2744 очка), то Фетисов и Курри — как одни из первых полноправных "ликвидаторов" барьера, существовавшего в свое время между Северной Америкой и Европой.

    — Мы очень сильно гордимся тем, что Слава, Майк, Дэйл и Яри стали почетными членами нашего музея, — заявил Джим Грегори, руководитель избирательного комитета Зала хоккейной славы. — Их существенный вклад в хоккей всем хорошо известен, официально задокументирован, поэтому все они, несомненно, заслужили право быть внесенными в летопись хоккейной истории.

    43-летний ныне Вячеслав, за 10 сезонов выступлений в НХЛ в форме "Нью-Джерси" и "Детройта" проведший 546 матчей и набравший 228 (36+192) очков и 656 минут штрафа, напомним, был одним из первых советских хоккеистов, отправившихся за океан в 1989 году. Тогда он подписал контракт с "Дэвилз", потом перешел в "Ред Уингз", в составе которого и стал двукратным обладателем Кубка Стэнли (1997 и 1998 гг.). После этого Фетисов занял должность ассистента главного тренера в том же "Нью-Джерси".

    — Просто невероятно, это наверняка самый лучший день во всей моей жизни, — признался на церемонии Вячеслав. — Это достойное признание всего того, что я как игрок делал на протяжении нескольких десятков лет.

    Одним из первых он позвонил нынешнему президенту и генеральному менеджеру "Дьяволов" Лу Ламорелло, который и дал нашему именитому защитнику шанс проверить себя в НХЛ, для того, чтобы поблагодарить его.

    — Да, первым делом я позвонил Лу, чтобы он разделил вместе со мной столь счастливый момент в жизни, — продолжил Фетисов. — Никогда не забуду того, что сделали для меня Ламорелло и доктор Джон Макмаллен (бывший владелец клуба. — Прим. М. Л.). Именно они дали мне редкую для восточноевропейских хоккеистов возможность открыть дверь в НХЛ.

    С ЛЮБОВЬЮ К ХОККЕЮ

    Говоря о выходцах из Старого Света, словак Петер Штястны, 3 года назад уже включенный в Зал хоккейной славы, так выразился о Фетисове: "Европейский Бобби Орр", имея в виду блестящую способность россиянина молниеносно переходить от обороны к атаке. И у Вячеслава в этой связи спросили, как он смог так превосходно развить подобное качество на родине, где существовала строгая система хоккейного образования.

    — Конечно, никто в детстве не хочет играть в защите, — ответил Фетисов. — Всем по душе забивать голы. Но у нас существовало жесткое правило — два защитника и три форварда. Тем не менее лично я всегда старался самыми разными способами броситься вперед, за что очень часто был нещадно раскритикован. И все же искренне верил в то, что за таким типом защитника большое будущее. Словом, тогда я был одним из тех, кто изобретал новую систему игры в хоккей. Когда я прибыл в НХЛ, мне уже "стукнул" 31 год, и я понял, что, если хочу помогать своей команде выигрывать, следует немного поменять свой стиль. Да, я заметно потерял в результативности, но нашел этому прекрасную замену в деле противостояния соперникам, чем тоже вносил свой вклад в победы. Как в любом отдельном матче, так в конечном итоге и в розыгрыше плей-офф. И совсем не важно, кто забрасывает шайбы.

    Хотя Вячеслав до перелета в Северную Америку и добился вместе со своим родным ЦСКА и сборной СССР всего, чего только было возможно: званий чемпиона страны, Европы, мира, Олимпиады, Кубка Канады, он признался, что 12 лет назад ему нелегко было привыкать к новой жизни как на льду, так и за его пределами.

    — Да, я испытывал огромное удовольствие от всей моей профессиональной заокеанской карьеры, но поначалу пережил крайне тяжелое время, — отметил Фетисов. — Например, я долгое время совсем не понимал, как много в НХЛ значит Кубок Стэнли. И лишь через несколько лет я осознал, что это тот трофей, который тяжелее всего завоевать. Прошло, как видите, целых восемь лет, прежде чем я впервые стал его обладателем. Но, несмотря на все существовавшие проблемы и трудности, хоккей был и остается для меня огромной радостью. Если бы он вдруг стал для меня бизнесом, то я никогда не доиграл бы до 40-летнего возраста. Практически каждое утро я просыпался с болями в теле и сейчас даже и не могу сказать точно, сколько было потрачено терпения на то, чтобы стараться не замечать их, эти боли. И однажды пришел к выводу, что если вы любите хоккей и если сумеете оставаться более или менее здоровым, то способны играть столько много, сколько захотите. А иначе и быть не может. Но если вы, повторюсь, отнеслись бы к хоккею как к бизнесу, то, вероятно, это был бы самый неудачный бизнес в вашей жизни.

    СЧАСТЛИВЫЙ ЯРИ

    Если Вячеслав стал третьим по счету россиянином, представленным в Зале хоккейной славы, то вот Курри, лучший в истории НХЛ бомбардир среди европейских игроков, — в этом смысле финский первопроходец.

    — Это большая честь — находиться рядом с такими замечательными персонами, — сказал Яри. — Ну а уж быть первым среди соотечественников вообще несказанное счастье. Мне кажется в данный момент, что это самый значимый успех, которого я добился в качестве хоккеиста.

    На родине он провел три сезона, после чего отправился за океан, где в 1980 году начал выступать за "Эдмонтон".

    — Вспоминаю, что план у меня был такой — отыграть в Северной Америке всего один сезон и вернуться домой, — улыбается Курри. — Но, как видите, мое пребывание здесь растянулось аж на 17 лет. Я многого тогда не знал об НХЛ, так что и не надеялся надолго задержаться в ней. К счастью, все получилось по-другому, и я, конечно, ни о чем не жалею. Я играл в классных командах, с великими хоккеистами, и это большая удача — быть включенным в Зал славы. Все это благодаря многим людям, долгие годы окружавшим меня.

    Ясно, что финн имеет в виду, в первую очередь, Уэйна Гретцки, который там же, в Торонто, лично поздравил его и других партнеров, в основном, по звездному "Ойлерз" 80-х. Всего, кстати, Яри провел в НХЛ 1251 поединок и набрал 1398 (601+797) очков, 5 раз он завоевывал Кубок Стэнли. После "Нефтяников" он защищал также цвета "Лос-Анджелеса", "Рейнджерс", "Анахайма" и "Колорадо".

    А вот Гартнеру за 19 сезонов в лиге и Хаверчуку за 16 так и не удалось познать радости победы в Кубке Стенли. Хотя у первого был такой шанс. В 1994 году Майк был продан из "Рейнджерс" в "Торонто", а несколько месяцев спустя ньюйоркцы завоевали Кубок Стэнли. Также он выступал еще за "Вашингтон", "Миннесота Норд Старз" и "Финикс" — 1432 встречи, 1335 (708+627) очков и, в частности, рекорд НХЛ: 15 чемпионатов подряд Гартнер забрасывал 30 и более шайб (всего же — 17).

    У Дэйла одно из самых приятных воспоминаний — участие в составе "Кленовых листьев" в победном розыгрыше Кубка Канады. В НХЛ его показатели таковы — 1188 матчей, 1409 (518+891) очков и выступления за "Виннипег", "Буффало", "Сент-Луис" и "Филадельфию".

    Патрик, с 1989 года работающий генеральным менеджером "Пингвинз", хорошо известен своими успехами и на поприще сборной США. Так, в частности, в 1980 году, когда "звездно-полосатые" сенсационно победили на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде, он являлся ассистентом как генерального менеджера, так и главного тренера. Крэйг дважды привел "Питсбург" к вершине плей-офф (1991 и 1992 гг.), и именно он в 1984-м дал шанс дебютировать в НХЛ Марио Лемье.

    Патрик, присоединившись к деду Лестеру и отцу Линну, не считая дяди Фрэнка, создал, таким образом, тройное поколение лауреатов хоккейного музея.