Он навсегда остался в ЦСКА - Советский спорт

Матч-центр

  • 20матч окончен
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    перерыв
    Сан-Хосе Шаркс
    Эдмонтон Ойлерз
    3
    2
  • 03 декабря 2001 00:00Автор: Ляховенко Роман

    Он навсегда остался в ЦСКА

    Год 2001-й, ставший последним в жизни выдающегося тренера, был одним из самых трудных в его биографии. Сегодня мы публикуем подборку наиболее ярких и значимых высказываний Садырина в течение уходящего года.

    (Перед сезоном о шансах на золото чемпионата России):

    — Я особенно на прогнозы прессы внимания не обращаю: пишут и пусть пишут. Вот сейчас во многих газетах можно прочитать, что ЦСКА — реальный претендент на золотые медали. А кончится сезон, и мы займем какое-нибудь другое место. И тогда будут писать, что во всем виноват Садырин, пообещавший выиграть чемпионат.

    (14.04.01. После матча с "Ротором", в котором команда набрала первое очко в пяти играх):

    — Я оптимист и думаю, что мы обязательно поправим свои дела. А в перерыве между кругами проведем очень серьезное доукомплектование команды, и она будет совершенно другой. Обещаю вам.

    (16.06.01. После игры с "Факелом" о задачах команды):

    — Мы ставим задачи на каждую конкретную игру, а не на весь чемпионат. Что из этого получится — посмотрим. У нас нет такой "удушающей петли" — цели занять определенное место. Руководство нас понимает и никаких планов перед нами пока не ставило.

    (17.06.01. О слухах насчет того, что ЦСКА хочет собрать "сливки" с других клубов высшего дивизиона, перекупив лучших футболистов):

    — Мало ли что говорят. И вообще с чего это я должен выдавать внутриклубные тайны — мало ли кем мы будем усиливаться. Потом неизвестно, сливки ли это или отстой! Время покажет, тем более не всегда игрок с именем, приходящий из другой команды, начинает играть и приносит пользу новой команде.

    (18.06.01. На вопрос о самочувствии):

    — Спасибо, нормально. Я могу уже без палочки ходить, но врачи не рекомендуют, мало ли — упаду там, споткнусь. Да и нападет вдруг кто — защититься будет чем…

    (30.06.01. После матча с "Динамо" о командном духе):

    — У спартаковцев есть дух победителей, так вот, я хочу сделать так, чтобы подобное было и в нашей команде.

    (24.08.01. После поединка с "Торпедо-ЗИЛ" о находящемся в коме Сергее Перхуне):

    — Очень боялся этой игры, ведь десять лет назад, когда я работал в ЦСКА, с вратарем Михаилом Ереминым произошла страшная трагедия. Футболисты тогда не смогли отойти от психологического шока, и команда проиграла "Шахтеру". То же самое произошло и сейчас. Ребята после трагедии с Сергеем Перхуном так и не смогли прийти в себя, у моих подопечных не было блеска в глазах. Когда нам сообщили, что на самом деле произошло с Сережей, я был просто убит. Сразу пронеслось в голове: неужели я потеряю еще одного мальчишку, своего мальчишку.

    (28.08.01. После смерти Перхуна):

    — Сережа действительно был мне как сын. Да и вся команда считала его родным.

    Никак не могу прийти в себя. Как только увижу газету, где написано об этом, или кто-то в разговоре затронет эту тему, комок к горлу подступает. Тяжело. Думаю, долго еще от этого буду отходить. Дольше, чем 10 лет назад, когда погиб Миша Еремин. Тогда была автокатастрофа, а здесь все случилось на моих глазах. Человек гибнет на работе. Человек, которого я пригласил. Не могу. Уже извинился и перед родителями, и перед ним самим. Говорю: "Сережа, прости". Получается ведь действительно так: я человека пригласил, а он погиб. Мне уже жена говорит: хватит делать себя соучастником. Не могу... Что теперь? Как горько это ни прозвучит, надо смириться. Теперь уж тут ничего не попишешь. Надо играть. Ради Сережи, ради его семьи. Много есть стимулов. Надо выйти, стряхнуть с себя этот груз, раскрепоститься и сыграть так, как команда может. Все вместе за Сережу.

    (На "горячей линии" "Советского спорта" — о своих планах — 11 сентября):

    — На будущий сезон обязательно планируем побороться за золото. Сделаем все возможное, чтобы команда достойно выглядела в чемпионате. Будем ли мы на следующий год вместе? Не беспокойтесь, я останусь в ЦСКА…