Матч-центр

  • 26-й тур
    перерыв
    Унион Эспаньола
    Депортес Темуко
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    перерыв
    Вашингтон Кэпиталз
    Флорида Пантерз
    1
    4
    15.40X5.2021.45
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 03:00
    Даллас Старз
    Миннесота Уайлд
    0
    0
    12.07X4.1522.95
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 04:00
    Калгари Флэймз
    Нэшвилл Предаторз
    0
    0
    12.60X3.9522.33
  • 13-й тур
    начало в 05:00
    Атлас
    Веракрус
    0
    0
    11.83X3.4024.20
  • 30-й тур
    начало в 08:00
    Симидзу С-Палс
    Санфречче Хиросима
    0
    0
  • Урал-мол.
    Крылья Советов-мол.
    0
    0
  • 30-й тур
    начало в 08:00
    Вегалта Сендай
    Саган Тосу
    0
    0
  • 30-й тур
    начало в 09:00
    Гамба Осака
    Иокогама Ф. Маринос
    0
    0
  • 30-й тур
    начало в 10:00
    Сёнан Бельмаре
    Хоккайдо Консадоле
    0
    0
  • 30-й тур
    начало в 10:00
    Урава Ред Даймондс
    Касима Антлерс
    0
    0
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 10:00
    Куньлунь Ред Стар
    Нефтехимик
    0
    0
    12.40X3.8022.60
  • 11-й тур
    начало в 11:30
    Оренбург
    Енисей
    0
    0
    12.02X3.1024.15
  • 1-й тур
    начало в 11:50
    Мельбурн Виктори
    Мельбурн Сити
    0
    0
    12.35X3.5022.70
  • 1-й тур
    начало в 12:00
    Фарерские острова U17
    Израиль U17
    0
    0
  • 18-й тур / 25-й тур
    начало в 13:00
    Рига
    Елгава
    0
    0
  • 30-й тур
    начало в 13:00
    Кавасаки Фронтале
    Виссел Кобе
    0
    0
  • МХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 13:00
    Красная Армия
    МХК Спартак
    0
    0
    12.35X4.2022.35
  • 12-й тур
    начало в 13:00
    Арцах
    Лори
    0
    0
  • 30-й тур
    начало в 13:00
    Токио
    Сересо
    0
    0
  • 11 декабря 2001 00:00Автор: Рауш Владимир

    Последний свисток Левникова

    Минувший вторник футбольный арбитр Николай Левников запомнит надолго. Еще бы, ведь в этот день он провел последний международный матч в качестве главного судьи. Встреча Лиги чемпионов "Порту" — "Спарта" увенчала его более чем двадцатилетнюю карьеру. В нынешнем году петербуржцу исполнилось 45 лет, и по правилам УЕФА он больше не может исполнять свои обязанности.

    ШАМПАНСКОЕ ДЛЯ ФУТБОЛЬНОГО ПЕНСИОНЕРА

    — Николай Владиславович, почему по такому случаю вас не назначили на какую-нибудь более престижную игру?

    — Откровенно говоря, изначально так и планировалось. Один из знакомых заранее предупредил - тебе дают очень важный матч Лиги чемпионов, который состоится 4 декабря (скорее всего, речь шла о поединке "Арсенал" — "Ювентус". — Прим. ред.). Увы, об утечке информации стало известно в судейском комитете УЕФА, и меня срочно перебросили на игру "Порту" со "Спартой".

    — Вы часто вспоминали, что матч станет прощальным?

    — Постоянно ловил себя на этой мысли. Летел в самолете и думал: все, больше такого не будет. Приземлился в аэропорту, а в голове бьется: "Последний раз". И когда стоял у кромки поля и слушал гимн Лиги чемпионов, тоже думал об этом.

    — А на поле?

    — А вот на поле - нет. За двадцать лет судейской карьеры научился отключаться от всего постороннего и следить только за игрой.

    — С коллегами торжественное событие отметили?

    — Грустное это событие, а не торжественное. После матча ко мне в раздевалку зашли португальские коллеги, им тоже было невесело. Особенно растрогал один из местных арбитров, знаменитый Антонио Коррадо. По глазам было видно, что он очень хорошо понимает мои чувства. А когда мы распечатали бутылку шампанского, он вылил свой бокал на меня. Обмыл новоиспеченного футбольного пенсионера, что ли.

    — Какие-нибудь подарки вы уже получили?

    — Все еще впереди. Обычно в таких случаях присылают именной вымпел, памятную медаль и поздравления от президентов ФИФА и УЕФА. Впрочем, один подарок я сделал себе сам. После финального свистка обратил внимание, что кто-то из игроков португальской команды направился за мячом. Пришлось сделать последний рывок в своей международной судейской карьере, чтобы успеть к кожаной сфере раньше. Теперь этот сувенир лежит у меня дома.

    ЖЕРТВА СУДЕЙСКОГО ЭКСПЕРИМЕНТА

    — Какой матч в вашей карьере получился самым сложным?

    — Конечно, игра на чемпионате мира-98 между сборными Марокко и Бразилии. Дело даже не в сложности работы, а в психологическом подтексте. На турнир во Францию приехали три десятка арбитров равной квалификации и все мечтали только об одном - получить назначение на финальный матч. Давление жуткое…

    — А то, что вам предстояло судить великих бразильцев, накладывало свой отпечаток?

    — В этом плане было легче, поскольку незадолго до мирового первенства я судил сборную Бразилии на Кубке конфедерации. Вот там действительно был мандраж. К счастью, игра сложилась очень удачно. Уже спустя пятнадцать минут после ее начала я понял, что говорю с игроками на одном футбольном языке, и волнение улеглось. После этого бразильцев я уже не боялся.

    — Когда речь заходит о матче Марокко - Бразилия, все обязательно вспоминают знаменитый фол против Роналдо, который вы обошли вниманием. Повторись теперь та ситуация, решение было бы другим?

    — Дело в том, что сам фол я пропустил. Хотя вроде бы занимал верную позицию. В девяноста девяти случаях из ста она оправдывает себя. Увы, по какому-то роковому стечению обстоятельств мне выпал тот самый сотый случай. Потом я видел тысячи повторов и был вынужден признать - да, в той ситуации обязательно надо было показать красную карточку. Но это стало ясно только после серии телепросмотров, которые крутили по всем каналам. Обычно незамеченными остаются и куда более грубые нарушения.

    — Вы согласны с мнением, что та ошибка стоила вам дальнейшей работы на мировом чемпионате?

    — Это правда. Ситуация осложнилась еще и тем, что накануне первенства президент ФИФА Йозеф Блаттер поднял вокруг судей страшную шумиху. От нас требовали безжалостно карать все нарушения, не скупиться на желтые и красные карточки. Таким образом, собирались бороться с грубой игрой и сберечь звезд. На деле же все получилось по-другому. После того как на первом этапе чемпионата был установлен рекорд по количеству удалений и предупреждений, футбольные чиновники испугались и попросили арбитров смягчиться. Выходит, я и мои коллеги, которых также не допустили к работе на следующем этапе, стали заложниками колебаний в позиции ФИФА.

    ДЛИННЫЙ ЯЗЫК ГАСКОЙНА

    — За свою жизнь вы встречались на поле со многими звездами. У кого из них был самый несносный характер?

    — Честно говоря, у меня не было особых проблем с зарубежными звездами. Я, например, в свое время очень опасался Пола Гаскойна, который выступал в "Глазго Рейнджерс". Был наслышан о его вздорном нраве, готовил себя к возможным столкновениям. Но все прошло на удивление мирно. Газза позволил себе единственную выходку — забив гол, он высунул свой длиннющий, почти десятисантиметровый язык и показал его зрителям. Я тогда притворился, что не заметил этого, а потом сделал Гаскойну внушение.

    Не было проблем и с другой звездой - Эриком Кантона из "Манчестера". Хотя я очень строго отношусь к небрежности в одежде, а у француза постоянно вылезала футболка из трусов. Договорились мы и с Меллером, Маттеусом, Виалли. Некоторые звезды даже после поражений заходили ко мне в раздевалку, благодарили за работу и на память дарили свои футболки. Так было с Заммером, Флу...

    — У вас есть способ, как с первых же минут правильно поставить себя?

    — Все достаточно просто. На международном уровне выступают суперпрофессионалы. Им достаточно двух-трех свистков, чтобы понять, кто ты. Вот, скажем, знаменитый Георге Хаджи из Румынии. Он попытался спровоцировать меня на пенальти раз, другой, а потом понял, что это бесполезно, и успокоился.

    — Бывает, что игроку нужно сделать какое-то внушение, а он не понимает по-английски?

    — Таких случаев масса. Как правило, английским не владеют испаноговорящие футболисты, а также большинство африканцев. Тогда на помощь приходит "боди ленгвич" — язык жестов. Скажем, прижатый к губам палец порой действует эффективнее долгих увещеваний. А самым понятным жестом является прикосновение к кармашку, где хранятся карточки.

    — Как вы реагируете, если игрок размахивает руками, что-то кричит вам, а смысл слов непонятен?

    — Если он отпускает оскорбления в мой адрес, мимика и жесты все равно его выдадут. Недавно вот произошел курьезный случай. Один из представителей Восточной Европы бросил мне по-английски нецензурное слово. Видимо, думал, что не пойму. Пришлось популярно объяснить, что и в России язык международного общения знают. Правда, карточку ему предъявлять не стал.

    — А с русским матом во время международных матчей встречаетесь?

    — Бывает и такое. Особенно забавно слышать, как нашей ненормативной лексикой пользуются иностранцы из команд, в которых играли или играют русские. Даже не в мой адрес, а в сторону - после промаха или при травме. Но я, по-английски ли или по-русски, всегда повторяю одно и то же: "Ведите себя прилично!"

    ГЛАВНАЯ ОШИБКА В КАРЬЕРЕ

    — Вы сказали, что не имели проблем с иностранными звездами. А как складывались отношения с российскими игроками?

    — Здесь все гораздо труднее. У меня плохой контакт с Юрием Никифоровым, Бахвой Тедеевым. Трудно было с Шустиковым, Чугайновым, еще в бытность их выступлений за столичное "Торпедо". Очень долго оставалась напряженность и в отношениях с Валерой Кечиновым. Мы помирились совсем недавно, хотя при случае он не забывает подколоть меня. Впрочем, у него для этого есть основания - я тогда действительно ошибся.

    — Вы имеете в виду злосчастный матч "Ротора" со "Спартаком" и назначенный вами свободный удар?

    — Этот промах оказался самым грубым в моей карьере. Конечно, за такие нарушения свободный удар не назначается. Ту ошибку я осознал сразу же, но просто не смог отменить свое решение. Надежда оставалась только на то, что за оставшиеся до конца игры двадцать секунд волжане ничего не успеют сделать. Но "Ротор" пробил, и мяч влетел в ворота…

    — А финальный матч Кубка России ЦСКА - "Локомотив", в котором вы, по мнению многих, засудили армейцев, себе в пассив не относите?

    — Я до сих пор уверен, что сделал тогда все абсолютно правильно. Однако та игра стоила мне очень дорого - по сути, она сломала всю карьеру. По инициативе руководителей ЦСКА меня отстранили от судейства международных матчей на год. А глава РФС защитить не смог или не захотел. Это стало самой большой обидой в моей жизни. Я-то думал: главное — честно делать свое дело; если что-то случится, меня прикроют. Оказалось, это не так.

    — До сих пор переживаете?

    — Дело в том, что от последствий той игры я отошел совсем недавно. Долгое отсутствие практики вынудило форсировать форму и привело к травме - выползла грыжа межпозвоночного диска. В результате у меня атрофировались мышцы ног, но я продолжал тренировки, чтобы доказать свою профпригодность. В результате в первом же матче минувшего чемпионата травма усугубилась. Пришлось накануне игры "Спартак" — "Ротор" лечь в больницу. Мне тогда очень больно было слышать высказывания некоторых "знатоков": дескать, Левников просто боится Романцева.

    ИГРЫ ДЛЯ НАСТОЯЩИХ МУЖЧИН

    — Вы говорите, с тем или иным игроком "было трудно". В чем конкретно это выражалось на поле?

    — Это только со стороны кажется, что судья непробиваем. На самом деле его очень легко задеть косым взглядом, ехидным намеком…

    — Но ведь вы за разговоры с арбитром и карточку можете показать?!

    — Ну, они же не кричат демонстративно на все поле. Так, пробегая мимо, вполголоса скажут что-то. И потом я считаю, что арбитр должен выносить наказание за разговоры только в самом крайнем случае. Главная его задача — пресекать грязную игру, а не карать за проявление эмоций.

    — По своей форме обращения футболистов не оскорбительны?

    — Все зависит от воспитания. Правда, подавляющее большинство игроков почему-то считает себя вправе тыкать судье: "Ты что, не видишь?!." Приходится ставить людей на место, порой очень жестко. Иной раз знаешь, что ты этого футболиста с поля не выгонишь, но все равно показываешь - еще чуть-чуть, и будет плохо. Это своего рода блеф, игра. Главное - не перегнуть палку и не задеть достоинство человека.

    — Это трудно - на волне эмоций следить за собой?

    — В жизни я другой, часто лезу на рожон. А вот на футбольном поле несдержанность куда-то исчезает. На смену ей приходит понимание того, что у меня есть власть и в то же время — определенные обязанности. Это является сильным сдерживающим фактором.

    — Вы считаетесь достаточно жестким арбитром. Такая манера работы проистекает из вашего характера?

    — В пору моего профессионального становления ведущими футбольными рефери в стране считались Юрий Савченко и Валерий Бутенко. Первый был очень спокойным, интеллигентным судьей, второй - твердым и неуступчивым. Я долго присматривался к ним и выбрал для себя манеру Бутенко. Она более рациональна, да и по характеру мне подходит.

    СОВСЕМ НЕ МИРНАЯ ПРОФЕССИЯ

    — В начале этого года на вашего коллегу и земляка Тараса Безубяка напали бандиты и жестоко избили его. Говорят, покушение было связано с его судейской деятельностью. Такие примеры вас не пугают?

    — Та история осталась непонятной. О том, что там случилось и почему, надо спрашивать Безубяка. Я же считаю, что сами арбитры не должны провоцировать такие ситуации. Не следует идти на контакт с определенными людьми, чтобы потом не становиться заложниками неосторожно вылетевшего слова. А может быть, и не неосторожно, а преднамеренно.

    — В вашей жизни подобных инцидентов не происходило?

    — Была одна криминальная история, которая, как я считаю, имеет отношение к моей работе в футболе. Буквально за три дня до матча Лиги чемпионов, в котором должно было решиться, поеду я на чемпионат Европы в Англию или нет, меня ограбили. Несколько человек ворвались в квартиру, связали жену и ребенка, обчистили одну комнату, а потом подбросили обрез, замешанный в каком-то темном деле. Это было явно сделано для того, чтобы выбить меня из колеи. Возможно, автором "заказа" являлся даже кто-то из коллег.

    — На поле внештатные ситуации случались?

    — К сожалению, в футболе стало плохой традицией бросать в судей посторонними предметами. Чем только нас не закидывали! Помню, однажды в Греции во время матча АЕК - "Ференцварош" зрители весь газон усеяли мелкими деньгами. А как-то раз все в том же Владикавказе ко мне в судейскую рвался выяснить отношения местный администратор. Насилу его тогда милиция отогнала.

    — А если бы не отогнала?

    — Пришлось бы поговорить по-мужски. Безропотно принимать удары я бы не стал.

    — Шрам на левой щеке у вас - это тоже следствие выяснения отношений?

    — Он имеет к футболу косвенное отношение. Я получил его много лет назад, когда только начинал свою судейскую карьеру. Возвращался в Москве после одной из игр домой на метро и увидел, как хулиганы пристают в вагоне к какому-то человеку. Я не мог не вступиться, вот и получил бутылкой по голове.

    — Наверняка были и ситуации другого рода - когда вас предлагали простимулировать за "грамотно" проведенную встречу…

    — Бывало и такое, особенно на первых порах. Здесь важно сохранить свое лицо, удержаться от соблазна. Если поймут, что бесполезно, сами отстанут. А вот если возьмешь хотя бы бутылку водки в матче первенства города - все, ты пропал. Прилипнет, и уже не очистишься.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

    — Николай Владиславович, мы много говорили о том, что в вашей жизни уже было. А вот что будет?

    — Честно говоря, я бы очень хотел стать футбольным инспектором. У меня уже было несколько разговоров на эту тему с представителями ФИФА и УЕФА. В ближайшее время жду от них официального предложения. Всем необходимым требованиям я вроде бы удовлетворяю. Невыполненным остается лишь одно условие - мне нужно будет прекратить судейство национального чемпионата.

    — Вы готовы пойти на это?

    — Честно говоря, пока не решил. С одной стороны, стремиться больше не к чему и с судейством можно было бы завязать. С другой, я чувствую в себе еще немало сил для продолжения карьеры арбитра. Обидно уходить, когда песня еще не допета.


    ДОСЛОВНО...

    Николай ЛЕВНИКОВ

    (о своей встрече на футбольном поле с известным английским футболистом Полом Гаскойном, известным своим вздорным характером):

    — В свое время очень опасался Пола Гаскойна, который выступал в "Глазго Рейнджерс". Был наслышан о его вздорном нраве, готовил себя к возможным столкновениям. Но все прошло на удивление мирно. Газза позволил себе единственную выходку — забив гол, он высунул свой длиннющий, почти десятисантиметровый язык и показал его зрителям. Я тогда притворился, что не заметил этого, а потом сделал Гаскойну внушение.