Андрей Медведев: Смотрю на медаль - и спится лучше - Советский спорт

Матч-центр

  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    окончен
    Дизель
    ХК Тамбов
    5
    3
  • 24 декабря 2001 00:00Автор: Балева Екатерина

    Андрей Медведев: Смотрю на медаль - и спится лучше

    Для вратаря Андрея Медведева предстоящий чемпионат мира станет третьим за этот год. После провала команды на молодежном форуме в январе спартаковец сумел в апреле реабилитироваться на первенстве мира среди юниоров, где наши завоевали золото. Теперь в ранге основного голкипера Андрей встречает свой второй чемпионат мира.

    Дворовые катки — питомники будущих талантов. На такой лед неподалеку от метро "Планерная" отец Андрея Медведева когда-то вывел своего сына. В шесть лет Андрей попал в школу "Динамо", и с легкой руки Виталия Георгиевича Ерфилова, первого тренера Владислава Третьяка, оказался в воротах. Прошло около четырех лет. Пути учителя и ученика разошлись. Из "Динамо" они уходили вместе: Ерфилов — в школу вратарей при АЗЛК, а Медведев — в "Спартак". Андрею везло на наставников: попал к Виктору Александровичу Зингеру, прославленному вратарю. Ликбез, пройденный в детско-юношеском хоккее, позволил таланту вратаря раскрыться необычайно рано. В 15 лет он дебютировал в команде мастеров. В разговоре с Андреем мы намеренно не стали затрагивать тему предстоящего мирового форума молодежи в Чехии. Пожалуй, все и так ясно. Приведем лишь слова Андрея:

    — Я уверен в себе и партнерах. Мы верим друг другу и тренерам. Это самое главное.

    ГОТОВ ИГРАТЬ В ОСНОВЕ "СПАРТАКА"

    — Два года назад вы были основным вратарем "Спартака", после чего в вашей карьере наметился небольшой спад. Вас это очень задевает?

    — Да нет. Тогда просто ситуация так сложилась, что в "Спартаке" возникла проблема с вратарями. Был там один, да его выгнали. Я молодой совсем был, со взрослыми толком не общался. Мне всего 16 было, а в команде некоторые мне в отцы годились. В общем, сказали: "Ты сейчас основной вратарь и должен ловить шайбы". Как раз в этот момент я очень быстро повзрослел. И подход к работе соответственный. То есть приезжал, к примеру, на тренировку не за 5 минут, а за час, минут за 40, и так во всем.

    — Вы впечатлительный человек?

    — Да. Меня все впечатляет, все мне нравится в моей жизни. По крайней мере, я ничего менять бы не хотел.

    — Не хотелось бы снова стать номером один в "Спартаке"?

    — Ну, сейчас, наверно, это трудно сделать. Команда решает серьезные задачи в Суперлиге, даже шанса себя проявить мне не дают. Что ж, надо доказывать.

    — Нелегко сознавать, что вам не доверяют?

    — Ну… (Пауза.) Конечно, я мог бы сейчас играть за "Спартак". Пусть не все матчи, но хотя бы какие-нибудь. Думаю, я оправдал бы доверие. Но, в принципе, во второй команде не такой уж плохой хоккей, да и игр немало, порядка 50.

    — Вы много думаете о проведенных поединках?

    — Нет, конечно! Если о каждой игре думать, можно просто чокнуться. Выхожу с площадки и сразу забываю о том, что было. Хорошо сыграл — молодец, забудь. Плохо, забудь еще быстрее, завтра новый день. Так нас учили с детства. А еще учили не вмешиваться в действия полевых игроков, не мешать. Конечно, в те моменты, когда соперник явно за спиной, я подсказываю. Потому что если начинаешь им кричать, они с толку сбиваются, начинается паника. Раньше так говорили: "Ты вратарь. И твое место в рамке". Чего кричать-то? Стой и лови себе шайбы.

    — У вас есть свои приметы?

    — Не верю я в это! Зарплату, говорят, нельзя выдавать перед матчем, да и вообще деньги давать. Не понимаю! Потом люди проигрывают, и начинается: конек надел не с той ноги… Да ты в себе покопайся! Ясно ведь, где ты недоработал!

    — А бывает обидно, когда в игре меняют?

    — Знаете, у меня такого практически не было. В сборной ни разу, это точно. Иногда при большом счете дают второму вратарю поиграть. А так… Правда, как-то во второй команде в начале сезона меня заменяли. Я тогда форму толком не набрал.

    — В какой момент можно понять, идет игра или нет?

    — Да, наверное, можно по первым броскам определить. Допустим, если первый бросок ты пропустил, сразу появляется нервозность. Как на днях в товарищеском матче "молодежки" со "Спартаком" — забили мне с первого броска. Мне кажется, брось они через несколько секунд, наверняка был бы второй гол. Но ребята, видно, почувствовали мое состояние, быстренько перевели игру в другую зону, а потом и забили. Сделали 2:1, тут сразу я и собрался, пару бросков отбил, и все пошло как надо.

    КАТАЮСЬ ВО ДВОРЕ

    — Вы так тонко чувствуете друг друга?

    — Ну да. В сборной — конечно! Это уже в подсознании. Три года, четвертый пошел, как Владимир Анатольевич Плющев нас наигрывает. Собирал команду по крупицам к юниорскому чемпионату мира и привел нас к золоту. Да мы все друг друга, как говорится, знаем как облупленных!

    — Та золотая медаль, наверное, на самом видном месте висит?

    — Да. Дома над кроватью, чтобы, когда ложишься спать, видно ее было. Ну, конечно, посмотришь на нее, и спится лучше! Там у меня и другие медали, призы там всякие на ковре висят.

    — Родители гордятся вами?

    — Не знаю. Переживают, скорее. Мама на матчи не ходит, сильно нервничает. А папа — всегда, дедушка тоже приезжает. Папа, правда, постоянно маме звонит в перерывах, сообщает ей, что да как. И девушка моя тоже не ходит на хоккей, пока она мало что в нем понимает. Как познакомились? Ох, даже и не помню… По-моему, на катке. Я говорил, что у нас во дворе каток? Я иногда выхожу туда покататься. И однажды она там каталась с подружкой. Год или полтора назад.

    — Вы катаетесь во дворе?! Неужели вам не хватает льда?

    — Понимаете, здесь я нахожусь на работе и выполняю указания тренера, а там я могу с друзьями даже в поле поиграть.

    — Что вы любите помимо хоккея?

    — Да все люблю. Люблю в футбол погонять, всякие виды спорта обожаю. Видеоигры нравятся, в кино сходить, разное…

    ЗА СЕБЯ ОТВЕЧАЮ

    — Вы любите свою работу?

    — Да, конечно. (Не задумываясь.) Это же большая ответственность.

    — Вам это нравится?

    — Ну, конечно! Большая ответственность, больший спрос. Говорите, достается больше? Почему же, не всегда. Просто нам нельзя свою ответственность на кого-то перекладывать. Меня, к примеру, с детства родители учили отвечать за себя и надеяться только на себя.

    — Присущая вам непробиваемость, психологическая устойчивость — это тоже следствие воспитания?

    — Скорее всего, это зависит от игровой практики, от опыта. Допустим, взять в национальную сборную новичка. Может быть, он сыграет хорошо, а может, и провалится, кто поручится? И взять нас: мы все начинали с нуля, с одного уровня. Вместе учились, в том числе и на ошибках, прошли много турниров и сейчас мы все равны. А с возрастом приходят спокойствие и уверенность, психика становится более стабильной. Бывает, даже если пропустишь где-то глупую шайбу, находишь в себе силы собраться, сконцентрироваться. Просто я к тому же верю в ребят и говорю себе: "Ты не должен их подводить". А они всегда забьют и помогут тебе. Вот так!

    — Третьяк писал в своей книге, что довольно долго в детстве не мог привыкнуть к боли, которую причиняют удары шайб. Это действительно так болезненно?

    — Не всегда. Есть, конечно, точки особо чувствительные. Например, сгибы локтей, коленных суставов. Иногда попадание и правда причиняет боль. Но все-таки со временем как бы привыкаешь. Конечно, если первый раз встать в ворота, то несладко придется. Но, кстати, в шею, в голову очень редко попадает. На тренировках ребята практически выше груди и не бросают, больше низом. Мало ли что, голова — такое дело, ей еще и думать нужно! Да и в игре такие случаи чаще всего из разряда курьезов. Нет, конечно, бывает, шайба в голову прилетает, но это обычно не так страшно, как кажется. Просто когда ответственный матч, напряженный момент — это неплохой повод для передышки: можно упасть, показать, что тебе плохо, судья остановит игру, а ребята тем временем дух переведут. То же самое — сдвинутые ворота, но здесь уже сложнее. Ведь если судья заметит подвох, то может и наказать удалением или буллитом. Но в принципе исхитриться, конечно, можно, когда много игроков на пятачке, как-нибудь неловко упасть и ворота сдвинуть. Такие вот маленькие хитрости.