Профессор Мостовой - покоритель Запада - Советский спорт

Матч-центр

  • 3-й тур
    окончен
    Аякс
    Бенфика
    1
    0
  • 3-й тур
    2-й тайм
    Хоффенхайм
    Лион
    3
    3
  • 3-й тур
    окончен
    Шахтёр Д
    Манчестер Сити
    0
    3
  • 3-й тур
    окончен
    Рома
    ЦСКА
    3
    0
  • 3-й тур
    окончен
    Реал Мадрид
    Виктория Пльзень
    2
    1
  • 3-й тур
    2-й тайм
    Манчестер Юнайтед
    Ювентус
    0
    1
  • 25 декабря 2001 00:00Автор: Зинин Алексей

    Профессор Мостовой - покоритель Запада

    Представляя человека, обычно называют его титулы и регалии. Для того чтобы привлечь интерес к Мостовому, достаточно лишь назвать его фамилию. Поэтому Александру порой кажется, что за долгие годы пребывания в большом футболе болельщики изучили его биографию лучше, чем он сам. И все же мы постарались найти в каждом этапе жизни лучшего российского футболиста-2001 еще не обнародованные факты.

    ПОЧЕМУ ТЕ, КТО СЛАБЕЙ, НАХОДЯТСЯ НАВЕРХУ?

    — Вы согласны, что все в вашей карьере складывалось как-то гладко? Вы всегда держали марку, избегая провалов. Может, каким-то секретом владеете?

    — Помню, в детстве услышал, как кто-то из великих сказал: "Хороший футболист не тот, кто играет 5 матчей блестяще и 5 проваливает, а тот, кто постоянно сохраняет свой уровень". Фраза-то банальная, но благодаря ей я всегда стремился к стабильности. Это очень быстро въелось в меня, и считаю, что я до сих пор не знал падений.

    — Что, и никогда не попадали в психологическую яму?

    — Да частенько с этим сталкивался. Но я умею держать себя в руках. Всегда знал, что наступит светлый период. Хотя, находясь в черной полосе, задавал себе много провокационных вопросов: ну почему же так не везет? Почему те, кто откровенно слабей, находятся наверху? Все это очень сложно.

    — Никогда никому не завидовали?

    — Боже упаси! Просто мне кажется, что планета под названием футбол сошла с ума. Я многого не понимаю. Ну почему судьба частенько выбирает абсолютно рядовых игроков и выдает им счастливый билет? Те попадают в суперклубы, выигрывают всевозможные титулы, не сходят с экранов телевизоров. А многие сильные футболисты, я не только про себя говорю, топчутся где-то на задворках.

    — Полагаю, вы по-прежнему не свыклись с мыслью, что современные звезды стоят по 50 миллионов долларов?

    — И никогда не свыкнусь. Это же командный вид спорта! Ну если человек "тянет" на столько же, на сколько весь состав, пускай он один и выходит на поле.

    ОТ ЖЕНСКИХ СЕТЕЙ СПАС КОММУНИЗМ

    — Лет десять назад вы сами были готовы играть один за всех. Помните гол "Металлисту", когда, забыв про партнеров, вы шагом обыграли шестерых соперников и пробили мимо вратаря? Кстати, соверши человек подобный подвиг сейчас, он сразу мог бы перепрыгнуть через несколько ступенек футбольной лестницы.

    — Полностью согласен. Но сейчас таких голов не забивают. Если и обыгрывают толпу, то исключительно на скорости. А дивидендов из того гола я не извлек.

    — Интересно, как работает мозг человека, когда тот накручивает по нескольку оппонентов? За счет чего, на ваш взгляд, одним дриблинг удается, другим нет?

    — У меня все происходит механически. Просто с ранних лет я обожал возиться с мячом. Во дворе, в школе, где угодно. Мог уговорить какого-нибудь мальчика, чтобы он поотнимал у меня мяч. Обычно этот процесс продолжался до тех пор, пока у парнишки не начинала кружиться голова. Приятно было, что все мои финты проходили на "ура!". И к 16 годам я уже отличался хорошей обводкой.

    — У кого подсмотрели свой фирменный прием: останавливаетесь с мячом перед соперником и ждете, когда тот сделает шаг вперед, после чего ловите его на противоходе?

    — Мой отец классно играл в футбол: был резким, быстрым, и этот финт я перенял у него по наследству.

    — Как понимаю, проблем с родителями у вас не возникало, никто вас в школу не загонял?

    — Родители мне давали полную свободу. А с момента попадания в "Красную Пресню" я уже чувствовал себя совсем самостоятельным, и мама с папой даже это не оспаривали.


    СЛОВО МАМЕ

    Людмила Васильевна:

    — Мы с отцом никогда не пытались повлиять на Сашину футболоманию. Во-первых, сын всегда хорошо учился и нас не огорчал. Во-вторых, я была рада, что у мальчика есть серьезное увлечение. Он был одержим спортом. Такая целеустремленность — ради тренировки в ЦСКА он каждый день тратил на дорогу почти четыре часа — подкупала. Я очень рано поняла, что Саша достигнет немалых высот.

    — Говорят, что в союзные времена у вас была бешеная популярность среди слабого пола и вы вроде бы ее не избегали. Как же удалось не свернуть с верного пути?

    — В этом плане повезло со временем. Было бы мне сейчас 20 лет, я вполне мог бы и запутаться в женских сетях. Тогда же все было гораздо серьезней: если какая-то девушка нравилась, то принято было за ней долго ухаживать, прежде чем довести дело до каких-то интимных отношений. В XXI веке темп жизни изменился: сейчас некоторые каждый час подруг меняют. При коммунистах такого нельзя было даже представить.

    Людмила Васильевна:

    — Ни я, ни отец никогда не лезли в Сашины амурные дела и вопросов наподобие "Когда же ты обзаведешься собственной семьей?" не задавали. Сын и здесь не ошибся: женился вовремя и на очень хорошей девушке. Поначалу, когда я узнала, что моя невестка француженка, немного удивилась. Но как только мы познакомились, подумала: "Какая разница?!" Она умная женщина и вообще молодчина. Русский язык даже неплохо освоила. Сейчас у нас растет 5-летний внук, который говорит на трех языках. Он мечтает пойти по стопам своего отца: "Бабушка, я буду работать футболистом!"

    — В целом вы уютно чувствовали себя при социалистическом строе?

    — Смущало, что постоянно всех стремились загнать в какие-то рамки. Пионерские галстуки, комсомольские значки, собрания, речевки, ходьба строем. Меня это угнетало. Уф-ф, неужели все это было со мной? Не может быть! Наверное, это сон.

    НЕСОСТОЯВШИЙСЯ РАДИОТЕХНИК

    — А то, что вы учились в ПТУ, - сон или реальность?

    — Реальность, в которую не верится. Я окончил школу, оставалось 1,5 года до армии, и нужно было куда-то себя девать. Мои друзья, не поступив в физкультурный институт, решили подать документы в радиотехнический техникум. Ну и я отправился с ними за компанию. И хоть склонностей к этому делу у меня никаких не было, я добросовестно отучился месяца четыре. А затем, попав в "Красную Пресню", о радиотехнике забыл.

    — Тем не менее техникум свой все-таки окончили?

    — Вроде бы, да. Валерий Владимирович Жиляев повлиял (Жиляев — начальник "Спартака" и сборной России. — Прим. А.З.).

    — Он рассказывал, что вы не хотели идти сдавать выпускные экзамены, мотивируя это тем, что вы ничего не знаете, а "пролезать" за счет блата совесть не позволяет. Жиляев вас силком затолкал в аудиторию, где сидела комиссия.

    — Я с детства был правдолюбцем и не привык пользоваться другим входом. Мне действительно было стыдно, что кто-то за меня решает мои проблемы. Может быть, поэтому я тогда мобилизовался и на экзаменах ответил на гораздо большее количество вопросов, чем знал.

    — По поводу правдолюбца… Характер у вас действительно непростой.

    — Это точно. Всегда говорил напрямик и, если видел какую-то несправедливость, заводился. Наверное, я слишком правильный. Потому и в футболе часто страдаю. Когда вижу, что судья ошибся, считаю своим долгом его образумить. Ну кому такое понравится?

    — За пределами поля ваша горячность часто выходила вам боком?

    — Нет, потому что всю свою жизнь я провел в спорте. А здесь свои особые законы, тут все однообразно. По большому счету, с жизнью в общечеловеческом представлении я и не сталкивался. Вот там бы наверняка пришлось получить "по заслугам".


    СЛОВО МАМЕ

    Людмила Васильевна:

    — Саша рос очень спокойным, пожалуй, даже немного застенчивым мальчиком. Любил животных, все время их жалел. Я ни разу не видела его злым или агрессивным. Да и сейчас он остался таким же добродушным, как в те далекие дни. Для меня удивительны все его горчичники и дисквалификации. В жизни подобного эмоционального всплеска сын себе никогда не позволяет. Хотя я знаю, что Саша может за себя постоять.

    ЗАДЕВАЛО, ЧТО МЕНЯ НЕ ПРИЗНАВАЛИ ЛУЧШИМ

    — Кстати, о заслугах. Несмотря на то, что вы всегда были на слуху, вас никогда не признавали первым номером.

    — Это-то и было обидно. Лишь в год моего дебюта в "Спартаке" меня признали лучшим новичком высшей лиги. Потом все время звания обходили меня стороной.

    — В 2001 году Россия наконец-то отдала вам должное. Означает ли это, что вы стали сильнее, подняли планку своей игры на новый уровень?

    — Убежден, я остался таким же, каким был. Прежде я играл ничуть не хуже.

    — "Советский спорт" окрестил вас футбольным профессором. Сохранились ли для вас какие-то загадки в любимом виде спорта?

    — За 17 лет в большом футболе, поиграв со столькими уникальными мастерами, вряд ли я могу чему-то удивиться. Впрочем, все в этом мире развивается, и нужно держать руку на пульсе перемен.


    СЛОВО МАМЕ

    Людмила Васильевна:

    — Сын — натура творческая. Он очень неплохо рисует. Здорово танцует. А вот как Саша поет, я никогда в жизни не слышала. В целом он очень интересный человек.

    — Как-то Олег Романцев сказал: "Ну какую установку я могу дать Мостовому? Сашка сам все знает". Олег Иванович утрировал?

    — Конечно, приятно, что тебя ценят. Но, думаю, наш наставник немного поскромничал. Я всегда очень внимательно прислушиваюсь к его советам. Иное дело, что мы с Олегом Ивановичем знакомы уже целую вечность и понимаем друг друга без лишних слов.

    — Вы наряду с Онопко, Карпиным и Бесчастных входите в условную группу тех, над кем Олег Романцев часто подшучивает. Какой розыгрыш с его стороны вам особо запомнился?

    — Олег Иванович меня нашел для большого спорта, когда мне было 16. О Валерке с Витькой до того момента, пока Романцев пригласил их в "Спартак", тоже никто не имел представления. Он всех нас сделал футболистами. Потому-то у нас такие доверительные отношения, правда, спрос с нас всегда более строгий, чем с остальных. Ну а шутки запомнить невозможно, они льются бесконечным потоком, и каждая предыдущая перебивается последующей.

    — Лично вы можете себе позволить пошутить над главным тренером сборной?

    — Могу, но исключительно в рамках дозволенного.

    — Знаю, что у вас были особые отношения и с Бесковым.

    — Может, это нескромно прозвучит, но я всегда чувствовал благосклонность Константина Ивановича. Он никогда не повышал на меня голоса, всячески помогал советами. Он постоянно повторял: "В футболе учиться нужно каждый день, из любой тренировки надо выжимать максимум". При этом Константин Иванович всякий раз в пример мне ставил Федора Черенкова. И я не стеснялся учиться. Немало перенял и у Дасаева, с которым два года прожил в одном номере.


    СЛОВО МАМЕ

    Людмила Васильевна:

    — Сын никогда не был замкнутым, часто рассказывал о футболе, о команде, о друзьях, о Романцеве, о своих матчах. Но ни разу в его рассказах не превалировало "я". Саше вообще не присуще хвастовство. Тем не менее мы все, и я, и муж, и сам сын, были готовы к тому, что фамилия Мостовой зазвучит громко. Все Сашины успехи мы воспринимали как должное. Впрочем, мы с мужем радовались им гораздо больше, чем наш мальчик.

    В "РЕАЛ" ПОШЕЛ БЫ ПЕШКОМ!

    — Если Дасаев и Черенков были маяками в свое время, то вы наряду с Добровольским — в свое. Вы в курсе, что до сих пор идут споры: кто же из вас с Игорем самый талантливый в "золотом поколении"?

    — Звезда Добрика взошла раньше и ярче. Проводить параллели между нами стали только в 90-м, когда мы вместе выиграли молодежный чемпионат Европы. Но несмотря на то, что журналисты сталкивали нас лбами, у нас с Игорем всегда были хорошие отношения, и какое-либо противостояние напрочь отсутствовало. А вообще жизнь — жестокая штука. Добрик для меня один из самых уважаемых футболистов. При своем таланте он так нигде по-настоящему не заиграл, хотя клубов сменил предостаточно.

    — Выходит, разумней выбрать тот путь, которым идете вы: обойтись без частых переездов и быть культовой фигурой в средненьких клубах?

    — Нет! Я бы тоже рискнул. Лучше уж переезжать из одной титулованной команды в другую и иметь шанс выстрелить, чем тянуть свою лямку в футбольной провинции, сознавая, что наверх ты все равно никогда не поднимешься. И чем старше я становлюсь, тем острей это воспринимаю. Если б меня сейчас пригласили, например, в "Реал", я бы, не задумываясь, отправился в Мадрид пешком.

    — За долгие годы вашей карьеры были конкретные предложения от грандов первой величины?

    — Конечно, где-то около десятка. Но все время одна и та же песня: клубы, в которых я выступал, наотрез отказывались меня продавать. Оно и понятно: зачем расставаться с хорошим и дешевым футболистом?

    — На этой почве у вас ведь и скандалы случались с президентами клубов.

    — Причем регулярно. Эх, будь я моложе лет на семь, я бы пошел на такой конфликт, что вся Испания содрогнулась. Вон Макелеле два года назад "Сельта" не отпускала, но француз поднял сумасшедшую бучу, и в конечном итоге в Виго дали "добро" на его переход в "Реал".

    — Наверное, здесь немалую роль сыграли агенты. У вас-то их по-прежнему нет?

    — Я никому не доверяю, привык все свои дела вести сам.

    ДЕСЯТЬ ЛЕТ В КОРОЛЕВСТВЕ КРИВЫХ ЗЕРКАЛ

    — Вы и из Союза уезжали без посторонней помощи. Кстати, почему, особо не стремясь за кордон, тем не менее укатили туда достаточно быстро?

    — Тогда мода такая была: наше поколение рвалось к новой жизни, отправлялось покорять Запад. В какой-то степени мы являлись первопроходцами, так как уехавшие до нас Дасаев и Ко были людьми, полностью сформировавшимися, известными. Нам же только предстояло завоевывать себе имя. Вообще это нелегко в одночасье оказаться в диаметрально противоположной системе. Ощущение, будто находишься в королевстве кривых зеркал.

    — Боялись за будущее?

    — Этого не было. Я просто всегда ощущал уверенность в своих силах и знал, что останусь самим собой при любых обстоятельствах.


    СЛОВО МАМЕ

    Людмила Васильевна:

    — Меня никогда не покидала уверенность, что у сына все будет хорошо. У нас с мужем и сомнений-то никаких в принимаемых Сашей решениях не было. Мы доверяли ему безгранично. Может, потому сын и стал тем, кем стал.

    — Интересно, какой тогда вы представляли свою карьеру?

    — О, над этим я не задумывался! Я как попал в "Пресню", так уже не успевал переводить дух. Несся по жизни как метеор: дубль, "Спартак", молодежка, сборная, "Бенфика" и так далее.

    — Гордиться-то собой время находили?

    — Я не такой человек, чтобы упиваться своими успехами, тем более ничего выдающегося я не достиг. Видимо, последний шанс взобраться на вершину — это чемпионат мира в Японии и Корее. Поэтому грядущий год будет для меня, наверное, самым важным в карьере.


    ДОСЛОВНО

    Олег РОМАНЦЕВ, главный тренер "Спартака" и сборной России:

    - Фактически мы с Сашкой начинали вместе. В "Красной Пресне" делали с ним первые шаги: я как тренер, он как игрок. Уже тогда в нем угадывался большой потенциал. Полагаю, что если бы не было Мостового, Кулькова, если бы чуть позже судьба не свела меня с Карпиным, Онопко и рядом других ребят, я бы мог не добиться своего нынешнего положения. Мы с ребятами помогали друг другу расти профессионально. Впоследствии я в ком-то разочаровывался, но Сашка всегда оставался самим собой. 2001 год он провел блестяще. Откровенно говоря, меня удивило, как легко он согласился сыграть опорным хавбеком, наступить на горло собственной песне. Тогда мы с Сашей долго говорили о футболе, вспоминали прошлое. На следующий день Мостовой вышел и отыграл потрясающе. До того матча он никогда так не стелился в подкатах, да и в остальном весь сезон провел ровно, и на мой взгляд, вполне заслужил быть лучшим.


    КСТАТИ

    Александр Мостовой - первый российский футболист, которому за рубежом решили поставить памятник при жизни. Жители Виго моментально собрали деньги для увековечивания своего кумира в бронзе. Что ж, Александр Запад все-таки покорил.

    — Саша всегда и везде был популярен, — говорит Людмила Васильевна. — И во Франции, и в Испании его готовы носить на руках. Но когда я узнала, что ему собираются поставить памятник, прослезилась. Такого нельзя было даже представить. Вы не представляете, насколько это трогательно. Ведь столь высокого признания русскому футболисту добиться за рубежом практически невозможно.

    О том, когда же скульптура появится на свет, рассказывает сам Мостовой:

    — Слышал, что в январе создадут макет, а сам памятник будет установлен месяцев через 5-6. Лично я данную тему стараюсь обходить стороной и вообще ко всему этому ажиотажу отношусь очень спокойно. Хотя не скрою, когда узнал о желании жителей Виго, мне было приятно.


    АНЕКДОТ В ТЕМУ

    Мужик прочитал в газете заметку об Александре Мостовом, который получает в "Сельте" большие деньги и еще заслужил от болельщиков памятник. Подходит к сыну, сидящему за учебниками, и отвешивает подзатыльник.

    - Сидишь тут, блин... Лучше пошел бы мяч погонял !!!