С ГОЛОВОЙ В ВОЛЖСКИЙ ОМУТ - Советский спорт
20 июня 2000 00:00Автор: Скворцов Андрей

С ГОЛОВОЙ В ВОЛЖСКИЙ ОМУТ

В минувшую пятницу главным тренером волгоградского “Ротора” стал известный специалист Евгений Кучеревский. Первое интервью он дал корреспонденту “Советского спорта”.

ЛЮБЛЮ РАБОТАТЬ
С ФАНАТАМИ
— Евгений Мефодьевич, насколько известно, предложение возглавить “Ротор” поступило вам в пятницу утром, а уже днем вы дали ответ. Что заставило так быстро согласиться, ведь в “Уралане” вы семь раз отмерили и только потом отрезали?
— “Уралан” — это совсем другая история... В “Роторе” же я хорошо знаком с президентом Горюновым, с Шохом, с тренерским составом. Многих знаю еще по союзным временам и могу сказать, что это очень порядочные люди, они настоящие фанаты своего дела, одержимые футболом, работой. К тому же во многом наши взгляды совпадают. Я прилетел, посмотрел на футболистов, которым нужно помочь наладить игру, и понял, что не смогу ответить “нет”. Я не хочу сказать, что Ярцев не мог это сделать, тренер тренеру рознь, но могут быть и такие вещи, как психологическая несовместимость... Ведь так?
— Так-то оно так, но вам же наверняка было известно, что финансовое состояние команды оставляет желать лучшего, как, впрочем, и турнирное положение?
— Прекрасно известно, но я знаю Горюнова, знаю руководство команды и уверен, что, встретив трудности на своем пути, они просто так руки не опустят и по течению плыть не собираются. Ведь они же не бездействуют, ищут пути, выходы. Если меня приглашают, значит, собираются что-то менять. Может быть, надеются на мой опыт, ведь в свое время под моим руководством заиграло много известных, и не очень, игроков.
— Обычно приход тренера со стороны влечет за собой появление новых персоналий в команде. Можно ли ожидать, что и в “Ротор” за Кучеревским последуют хорошо известные ему игроки?
— Я просто не успел поговорить с Горюновым на эту тему. Единственное, о чем мы договорились, что я приеду, посмотрю команду в деле, на тренировках, “пощупаю” ее, проведу беседу со всеми и с каждым в отдельности, загляну ему в душу. Нужно узнать, совпадают ли у нас мнения о футболе, о жизни, поработать над деталями. И только потом уже думать, делать выводы, выставлять встречные требования или искать замену футболисту, чей уровень им не соответствует.
— Вспоминая тульский “Арсенал” времен Кучеревского, невольно вспоминаешь и про целую бразильскую колонию в этом клубе — семь соотечественников Пеле! Так чья же это была идея?
— Целиком и полностью руководства “Арсенала”. Тем более что когда я туда пришел, их уже было шесть.
— Учитывая, что руководство “Ротора” не питает особых симпатий к “пляжным” бразильцам российского чемпионата, их появления на берегах Волги ждать не стоит?
— Вообще я тоже не испытываю по их поводу особого восторга, но у руководства “Арсенала” были свои взгляды, концепции, видение футбола, так что мне приходилось работать с тем, что есть, тем более что на этом настаивали. Из тех семерых я в итоге одного отобрал, всех остальных отправил в дубль. Это же дополнительная головная боль, дополнительный труд. Не все так просто — приедут иностранцы и сразу же заиграют: с ними возникает очень много проблем. А что касается “Арсенала”, то если бы там было все так гладко и без экономических проблем, давно бы уже играли в высшей лиге. А так...
— Когда последний раз вы видели “Ротор” в деле, перед тем как возглавить команду?
— В прошлом году на Кубке с “Арсеналом” живьем, а также фрагменты и несколько матчей в записи, в частности со “Спартаком”.
— И соответствует ли сегодняшняя игра “Ротора” тем результатам, которые он показывает: 1:6, 0:4, 2:4?
— Я считаю, что эти футболисты способны на большее — тот же Беркетов, Кривов, Осинов... Зубко. Это не лучшая их игра, они могут и должны играть на голову, на две выше. Этого я и хочу достичь. Нужно разобраться во всех деталях и нюансах, и они выйдут на тот уровень, на котором они еще совсем недавно играли. И плюс к этому необходимо, чтобы за ними подтянулась молодежь. Требуются время и терпение, чтобы увидеть плоды своего труда.
— Но если говорить о том, как играл “Ротор” 3—4 года назад, то ведь дважды в одну и ту же реку не войти, тем более что в этой реке уже нет флагмана Олега Веретенникова...
— Не войти — так хоть стремиться к этому, чтобы у людей перед глазами были хорошие примеры. А не было такого, что одни уже доигрывают, а другие, глядя на них, разочаровываются?
— Вы бы лично хотели увидеть в “Роторе”-2000 Олега?
— Ну какой же тренер отказался бы от этого игрока? Я бы просто посчитал того ненормальным.
— А как быть с убеждением известной доли специалистов, журналистов, что он уже не тот и будет не вести команду вперед, а тянуть на дно?
— Я думаю, что он порядочный парень и, наверное, все уже осмыслил, определенную школу неуважения к себе прошел. Мне кажется, что это не тот человек, который будет просто отбывать номер на поле. Он настоящий профессионал, и я буду рад, если судьба сведет меня с ним.

В МОИХ КОМАНДАХ
ИГРАЮТ ЛУЧШИЕ
БОМБАРДИРЫ
— Вы в прошлом вратарь, что для тренера все-таки редкость. “Ротор” же при всех его плюсах и минусах в последние годы играет с явным акцентом на атаку. Можно ли ожидать, что в стиле команды произойдут существенные изменения?
— На этот вопрос я могу ответить фактами: в “Днепре” у меня играл Протасов — стал лучшим бомбардиром Европы. Когда я работал в никопольском “Колосе”, там Колядюк был лучшим бомбардиром первой лиги. Вспомнить Тулу — так там Андрадина больше всех забивал и Кузьмичев, когда еще во второй лиге были.
— И Константин Еременко, что сейчас — лучший бомбардир всех мини-футбольных соревнований, тогда числился у вас в “Днепре” и сыграл, кажется, один матч в основе...
— Да, и Еременко. Наверное, стиль команды все-таки не должен зависеть от амплуа тренера. Дино Дзофф — еще один пример того, как с тренером-вратарем команда нацелена на атаку. Ну разве ж не так? Все определяют взгляды человека на футбол, а не его позиция на поле.
— Ваш чемпионский “Днепр” не только много забивал, но и пропускал мало, в чем большая заслуга Валерия Городова, ставшего при вас вратарем основы. Не возникало ли мысли пригласить его поработать с вратарями “Ротора” после ухода Михаила Бирюкова?
— Пока я об этом не думал, тем более что Городов успешно работает в “Кривбассе”. Если же кто-то из моих хороших знакомых будет не против занять эту должность, то с согласия президента “Ротора” мы будем решать этот вопрос.

ШТРИХ К ПОРТРЕТУ №1
“Днепр” Кучеревского, который он принял в 1986 году в полуразваленном состоянии, уже на следующий сезон стал серебряным призером чемпионата СССР, а в 1988-м — чемпионом страны, и это без двух своих ведущих футболистов — Литовченко и Протасова, перебравшихся в главную команду республики. Ходили слухи, что в период киевского владычества именно эта пара и стала своеобразной платой за “золото” Союза. Слухи слухами, но в 1989 году, словно в подтверждение своей силы, “Днепр” взял еще и Кубок СССР, завершив очередной период в своей истории на столь высокой ноте. “Волгоградских Протасова и Литовченко”, то бишь Веретенникова и Нидергауса тоже нет в команде, но то, что лидеров можно “выращивать” и с ними добиваться успеха, Кучеревский уже показал в Украине.

МОЕ КРЕДО —
ДОЛОЙ КАЗАРМУ!
— Какие же методы вы будете практиковать в работе с вашей новой командой?
— Прежде всего мы должны найти точки соприкосновения, научиться идти друг другу навстречу. Я не отношусь к тренерам, которые только и умеют гонять, топтать, терроризировать игроков. Если наши мнения будут совпадать, если я увижу, что футболист, даже если у него не все получается, горит желанием, я смогу ему помочь, и все будет прекрасно.
— То есть казарменного порядка в “Роторе” ожидать не приходится, и игроки просто должны научиться осознавать свои действия и нести за них ответственность?
— Безусловно. Можно устроить “казарму” на один матч, на два, но жить в ней все время нельзя. Наши футболисты сейчас все-таки люди интеллигентные, образованные, и я думаю, что в основе наших взаимоотношений должно лежать взаимное доверие, а не казарменный порядок. Человек должен понимать, почему он в этом эпизоде сыграл именно так, и если ошибся, признать свою ошибку, понять, в чем она заключается. Если же постоянно давить на психику, рано или поздно последует обратная реакция. Своему кредо я не изменю. Я всю жизнь так работаю, и “Ротор” не будет исключением. В какой бы команде я ни находился, у меня всегда была команда — коллектив единомышленников, связанных не только футбольными узами, чтобы, когда потребуется, игроки всегда могли собраться и отдать все силы за себя, за тренера, пойти в бой. Взаимовыручка и чувство коллектива — это те высокие качества, которые надо прививать игрокам.
— То есть сплоченность команды у вас на первом месте...
— Я думаю, что это самый главный фактор в достижении успеха. Команда может быть молодой, без звезд, игра еще не поставлена. Все это исправимо. Но если нет коллектива, хорошего не ждите.
С первого дня я пытаюсь приучить своих игроков — вы должны мне говорить все: что вы думаете, что вы чувствуете, футболист должен рассказать все сам, сам спокойно оценить свою игру, а потом мы будем вместе работать над недостатками. Я никогда не кричу, не оскорбляю и не унижаю игроков. Все-таки нужно помнить, что футбол — это прежде всего игра, а об этом все чаще забывают...
— Забывают потому, что давно уже свыклись с тем, что футбол — это бизнес, большие деньги...
— Эх, бизнес... Но тем не менее если люди не созрели до понимания футбола как искусства, что же от них требовать и в чем же их обвинять? Это равносильно тому, что приехать и сказать игроку: “Садись на ЯК-40 и поднимись на высоту 12 000 метров”.

ШТРИХ
К ПОРТРЕТУ №2
Конфликтным человеком Кучеревского назвать язык не повернется, самодуром — тем более. Но говоря о кажущихся идиллическими взаимоотношениях “Ротора” и “Днепра”, не стоит выбрасывать из памяти 1990 год, когда бывший помощник Евгения Мефодьевича Леонид Колтун отправился по маршруту Днепропетровск — Волгоград, попутно прихватив с собой весь цвет местного футбола — Ледяхова, Геращенко, Жидкова. А “Днепром” руководил тогда не кто иной, как Кучеревский. Если и была тогда обида, сегодняшний тренер “Ротора” перешагнул через нее. А иначе разве бы он оказался в Волгограде?
ПРОБЛЕМЫ ФУТБОЛА — ПРОБЛЕМЫ СТРАНЫ
— За свою карьеру вы тренировали национальную сборную Украины, олимпийскую и юношескую сборную России, избирались в главные тренеры нашей первой команды в 1992 году и были избраны. Но как получилось, что ее возглавил Садырин?
— Это до сих пор остается для меня загадкой, тем более что провели первый тур, в котором я набрал большинство голосов, а потом провели новое голосование. К сожалению, в футболе далеко не все решают профессионалы, но иногда вступают в действие и подводные течения, и “подводные” люди. Что ж поделать — видимо, футбольная судьба у меня такая, мытарская...
— Обычно, подбирая игроков в сборную, тренеры руководствуются тремя принципами: базовой команды, сильнейших линий — оборона из одного клуба, полузащита из другого и т.д. и...
— Третьим — когда в сборной играют только сильнейшие. Когда я возглавлял олимпийскую сборную России, там не было никакой базовой команды, и эта сборная подавала большие надежды. Я собрал сильнейших игроков из различных клубов — Кечинова, Грязина, Нигматуллина, и они прекрасно понимали друг друга. Я подбирал их под свое видение игры, и у меня в мыслях не было привить сборной какой-то стиль: спартаковский, динамовский или армейский. Я думаю, что когда тренер приглашает в сборную тех, кого он просто лучше знает, это значит, что он элементарно боится риска. И, как правило, такие команды больших успехов не добиваются. Да та же сборная Лобановского, где было по 14—15 футболистов киевского “Динамо”, по большому счету, ничего не достигла — не выиграла она ни чемпионат Европы, ни чемпионат мира. Вот и у нас сейчас такая же история...
— Почему же у нас 16, 18, 21-летние футболисты подают надежды в составе молодежных и юношеских сборных, а затем, когда приходит пора раскрыться в первой, вся их перспективность сходит на нет? Когда ребята выходят на профессиональный уровень, они сталкиваются с нашей жестокой реальностью — поля, календари, судьи...
— Мафия. С ней они столкнутся. Да-да, с мафией футбольной, без нее у нас ничего не обходится. Они с ней, как и с прочими негативными явлениями, сталкиваются на самом раннем этапе. И все-таки в наших провалах, неудачах виноваты не дети, не тренеры, не футболисты, а сама система. Система, в которой все продается и покупается. Не успел молодой игрок проявить себя в России, Украине, Грузии, как его хватают, тащут, продают за границу, словно боятся не выручить лишнюю копейку. А наша бедная молодежь? Забытая Богом и правительством? И это на всем постсоветском пространстве.
— И в Украине?
— Да так же! Россия хоть еще раньше проснулась, там же спячка все еще продолжается. Раньше мы создавали какие-то любительские клубы, резервные группы, интернаты. А сейчас это никому не надо. В марте в Севастополе были соревнования среди детей и юношей 84-го, 86-го, 88-го годов рождения. Так все они без исключения приехали туда за деньги родителей! Родители покупают форму, мячи, билеты, потому что хотят, чтобы их сыновья были при деле. А правительству на это наплевать. Только кричим: не попали на Европу, не попали на чемпионат мира! А кто-нибудь из этих государственных мужей задавался вопросом: “А что мы сделали для того, чтобы наши сборные туда попали?” Хоть кто-нибудь...

УЧИТЬСЯ У ЕВРОПЫ, НО ПОНЕМНОГУ
— Когда вы наблюдаете за играми Евро-2000, какие команды вам больше импонируют по стилю, к каким нужно и по мере возможностей можно стремиться?
— С чемпионата Европы можно много что позаимствовать. Одна из бед нашего футбола в том, что у нас мало универсалов. Во-вторых, жажда борьбы, конечно, завлекает: на каждую игру на Западе выходят, не жалея себя. И в-третьих, для того, чтобы так играть, нужно уметь это делать, а для того, чтобы уметь, — учиться, работать над повышением мастерства. Что же до личных предпочтений, то мне всегда нравились итальянцы, сейчас очень импонируют португальцы, у которых прекрасное сочетание скорости мышления, быстроты движения и техники. Заметно улучшили свою игру англичане, у которых кроме привычного для них напора появилось тактическое разнообразие и которые отказались от прямолинейности.
— Так что же мешает совместить лучшие черты нескольких команд в одной?
— Идеал, как известно, недостижим, поэтому нужно мыслить трезво. Мешает, конечно же, отсутствие соответствующих исполнителей, которые могут так ногами сыграть, как наши руками не сделают. Поэтому требовать от них исполнения некоторых технических приемов как минимум абсурдно. Конечно, мы будем использовать европейский опыт в клубе, постепенно прививать по 5, по 10 процентов, так как стоять на месте я не привык и меня не устраивает такой образ жизни: выжили сегодня, выплыли завтра, а дальше-то что? Никогда с этим не мирился и мириться не буду.
— А из системы розыгрыша чемпионата, принятой в Европе, можно почерпнуть какой-то положительный опыт?
— Я так не думаю, потому что сокращать команды или переходить на систему “осень — весна” в наших условиях неразумно. Столько об этом трактатов написано... Поля с подогревом... Да ударит 20-градусный мороз в ноябре, и что будет с ними? А с футболистами и зрителями? Нужно о них подумать в первую очередь. Тысячу вариантов уже обдумали, и все равно все возвращается на круги своя. Да взять соседнюю Украину: “Динамо” заканчивает играть летом, “Спартак” — осенью. И чего они достигли? Ну да, Киев дальше проходит, потому что на него вся республика, вся страна работает.
— Большую часть своей карьеры как игрока, так и тренера вы провели в Украине. Сейчас вновь беретесь за российскую команду. Гражданином какой страны вы себя все-таки чувствуете — России или Украины?
— Наверное, в первую очередь я чувствую себя не гражданином, а профессионалом. Где бы я ни находился, я всегда буду выполнять свою работу профессионально. Футбол — это наша жизнь, наша боль, наша профессия, поэтому вопросы гражданства для меня не стоят на первом месте.
— Тем не менее бытует мнение, что в Украине не слишком хорошо принимают своих, доморощенных тренеров, которые работали в российских клубах...
— По крайней мере на себе я этого не испытал. Хотя, безусловно, есть контингент людей, которые считают нас некими “изменниками”. Соотношение здесь, наверное, 50 на 50. Увы, ни российский менталитет, ни украинский еще не готовы воспринимать это в порядке вещей, хотя во всем мире тренеры работают где угодно, переходя при этом из одной команды-соперника в другую. По большому счету, такой взгляд на вещи — это глупость, и нужно стремиться избавиться от этого.

ОБНИМАТЬСЯ
НЕ СОЛИДНО
И ШАРАХАТЬСЯ ТОЖЕ
— С вашим предшественником на посту главного тренера “Ротора” связан один эпизод, который надолго врезался в память, а именно: жаркие объятия с главным тренером “Спартака”. Кого бы из своих коллег по тренерскому цеху вы бы поприветствовали так же горячо?
— При счете 1:6?
— Не обязательно. В обычной ситуации?
— С коллегами у меня профессиональные, ровные отношения. Не помню, чтобы кого-нибудь я обидел или критиковал незаслуженно. Это во-первых. Во-вторых, как мне кажется, это не солидно. В-третьих, друзья не друзья, но совсем не обязательно демонстрировать свои эмоции на публике. Да и ни к чему давать злопыхателям лишний повод для сплетен и ехидства. Я стараюсь вести себя сдержанно и свои чувства на всеобщее обозрение не выставлять.
— Это, кстати, было заметно по второму тайму матча с “Сатурном”, когда вы весь его провели на ногах, но в сторону поля не раздалось ни одного окрика, ни одного взмаха руками...
— Это мое обычное состояние, и срываюсь я крайне редко. Вообще все эти шарахания, метания, окрики, выбегания к бровке — это больше для собственной разрядки, а эффекта и пользы приносят крайне мало. Футболисты во время игры все очень плохо воспринимают и очень плохо слышат. Чем кричать, лучше спокойно и рассудительно делать выводы, не терять нить мысли.
— В Волгоград вы приехали строить команду или все-таки спасать ее?
— Думаю, что строить. “Ротор” не в таком плохом положении, чтобы его спасать. Надо помочь выкарабкаться, а параллельно продолжать строить. Спасти — это еще не самое главное. Можно спасти один год, другой, а потом команда со спасательного круга-то и соскочит. Мы же будем пахать, будем делать вместе работу, и дай Бог, чтобы получилось.
ЦИЦЕРОНЫ НЕДЕЛИ РОССИИ
“ДЕВЯТКА” ОТКРОВЕНИЙ
В традиционной рубрике “Советского спорта” мы представляем наиболее интересные высказывания известных людей за последнюю неделю.
1 Александр АВЕРЬЯНОВ, главный тренер “Алании” (о своем обещании перейти к линейной обороне):
— Я и с двумя либеро обещал сыграть, и даже с тремя. Но все зависит от подбора игроков.
2 Юрий СЕМИН, главный тренер “Локомотива” М (о причине отсутствия на поле Терехина и Джанашия):
— Посмотрите, сколько эти двое нападающих забили мячей. Вот вам и причина их отсутствия на поле.
3 Евгений КУЧЕРЕВСКИЙ, главный тренер “Ротора” (о матче с “Сатурном”):
— Мне трудно оценивать действия своей команды, которую я видел в деле впервые.
4 Николай КОЗИН, главный тренер “Локомотива” НН (об отставке Валерия Овчинникова):
— Вы же понимаете, что все дело не в главном тренере. И в команде ничего не меняется независимо от того, сидит Овчинников на лавке или нет.
5 Николай КОЗИН (о ситуации в клубе):
— Как можно добиваться серьезных результатов с игроками, взятыми в аренду?!
6 Валерий НЕНЕНКО, главный тренер “Факела” (о судействе в матче с “Черноморцем”):
— Пенальти в наши ворота не было и в помине. Вообще Эрзиманов не давал играть ни нам, ни “Черноморцу”.
7 Олег РОМАНЦЕВ, главный тренер “Спартака” (об удачной игре Робсона в матче с “Торпедо”):
— Я видел этого футболиста всяким, но таким, как в последнем матче, — никогда.
8 Павел САДЫРИН, главный тренер ЦСКА (комментируя назначение второго пенальти в ворота нижегородцев):
— Там человек руками мяч из ворот выбивал. Здесь и комментировать нечего.
9 Юрий Семин (о положении своего клуба):
— На мой взгляд, команда уже оживает.