Матч-центр

  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 13:45
    Япония
    Уругвай
    0
    0
    12.90X3.3522.40
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 14:00
    Южная Корея
    Панама
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 14:30
    Лаос
    Монголия
    0
    0
  • U19 ЧЕ-2019
    начало в 15:00
    Албания U19
    Норвегия U19
    0
    0
  • U19 ЧЕ-2019
    начало в 15:00
    Ирландия U19
    Нидерланды U19
    0
    0
  • U19 ЧЕ-2019
    начало в 15:00
    Фарерские острова U19
    Босния и Герцеговина U19
    0
    0
  • U19 ЧЕ-2019
    начало в 15:00
    Дания U19
    Италия U19
    0
    0
  • U19 ЧЕ-2019
    начало в 15:00
    Эстония U19
    Финляндия U19
    0
    0
  • U19 ЧЕ-2019
    начало в 15:00
    Словакия U19
    Украина U19
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 15:00
    Китай
    Сирия
    0
    0
    12.25X3.1223.30
  • U21 ЧЕ-2019
    начало в 15:30
    Македония U21
    Гибралтар U21
    0
    0
  • 3-й тур
    начало в 16:00
    Украина U17
    Босния и Герцеговина U17
    0
    0
  • 3-й тур
    начало в 16:00
    Гибралтар U17
    Исландия U17
    0
    0
  • U19 ЧЕ-2019
    начало в 16:30
    Венгрия U19
    Австрия U19
    0
    0
  • U19 ЧЕ-2019
    начало в 16:30
    Косово U19
    Словения U19
    0
    0
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 17:00
    Трактор
    Сибирь
    0
    0
    11.85X3.7023.90
  • 4-й тур
    начало в 17:00
    Казахстан
    Андорра
    0
    0
    11.22X5.70217.00
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 17:00
    Металлург Мг
    Салават Юлаев
    0
    0
    12.45X4.1522.45
  • U21 ЧЕ-2019
    начало в 17:00
    Черногория U21
    Казахстан U21
    0
    0
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 17:00
    Автомобилист
    Барыс
    0
    0
    11.48X5.3024.90
  • U21 ЧЕ-2019
    начало в 18:00
    Мальта U21
    Кипр U21
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 18:00
    Узбекистан
    Катар
    0
    0
    11.97X3.2024.05
  • 3-й тур
    начало в 18:00
    Уэльс U17
    Португалия U17
    0
    0
  • 3-й тур
    начало в 18:00
    Казахстан U17
    Беларусь U17
    0
    0
  • 11 августа 2000 00:00Автор: Какурин Игорь

    КАНАДЕЦ РИЧ ВИНТЕР ТРЕБУЕТ ОТ ФЕДЕРАЦИИ ХОККЕЯ РОССИИ БЕШЕНЫЕ ДЕНЬГИ




    Длящееся с 1995 года “дело Винтера” большой огласки в нашей стране не получило. Оно слушается далеко за океаном, в суде канадской провинции Альберта, анализируется в тиши кабинетов в здании Олимпийского комитета в Москве, где размещен офис Федерации хоккея России. Между тем, дело это беспрецедентно и точка в нем будет поставлена еще, судя по всему, нескоро. В его огромной важности для всего нашего хоккея убеждены в ФХР, представляя на суд читателей “Советского спорта” обстоятельства возникновения у канадского предпринимателя Рича Винтера претензий к федерации, измеряемых шестизначной суммой в американских долларах.

    НИ В КАКИЕ ВОРОТА
    — Сейчас в канадском Эдмонтоне идет слушание дела по иску в 500 тысяч долларов США, который канадская компания “The Entertainment & Sports Corporation — ТЕSК”, а именно ее президент господин Винтер предъявил ФХР, — рассказывает вице-президент российской Профессиональной хоккейной лиги Владимир Шалаев. — Сам иск был предъявлен еще несколько лет назад, но слушания затянулись. Поводом послужил договор, датированный 23 декабря 1992 года, который Винтер заключил с тогдашним президентом ФХР Владимиром Петровым. Эта дата указана в том документе, который Винтер прислал Петрову на подписание. Петров, судя по этому документу, подписал его 30 декабря 1992 года. Принципиального значения и в свете дальнейших событий эти разные даты не имеют. Я делаю акцент на этом потому, что на самом деле договор был подписан гораздо позднее, где-то в марте-апреле 1994 года. Об этом говорят документы дела, этого теперь не отрицает и сам истец, Винтер, после его допроса в суде.
    В чем суть этого соглашения?
    — Дословно: “Через корпорацию “ТЕSК” я (Рич Винтер. — Прим. И.К.) оказываю вам (Владимиру Петрову, выступающему от лица ФХР. — Прим. И.К.) консультационные услуги по правовым и коммерческим вопросам, касающимся ФХР, в переговорах и трансферных контрактах с НХЛ, в которых также участвует ИИХФ, и связанным с ними вопросам: в переговорах с НХЛ и НХЛ ПА (NHLPA — Ассоциация игроков НХЛ. — Прим. И.К.), в переговорах по организации участия российских хоккеистов, выступающих в НХЛ, в различных международных турнирах, а также в переговорах о коммерческо-лицензионной и спонсорской деятельности с заинтересованными сторонами”. Вот что Винтер взял на себя. В этом же документе есть и штрафные санкции: если ФХР расторгает соглашение, то выплачивает фирме “ТЕSК”, то есть Винтеру, полмиллиона долларов.
    Таким образом, Винтер выполнял обязанности своеобразного юрисконсульта ФХР в Северной Америке?
    — Это даже не юрисконсульт, а просто консультант. Ведь здесь юридического практически ничего нет. Установлена, естественно, оплата. Если Винтер заключит какой-то договор, чем принесет какую-то пользу федерации, заработает для ФХР деньги, то федерация должна выплатить ему гонорар в 10% суммы, которую получила ФХР от НХЛ или ИИХФ за трансферы игроков или по другим экономическим соглашениям. Здесь все нормально: человек что-то сделал для федерации — получает комиссионные. Десятая часть суммы, скажем, многовато, но в целом нормально. Самое интересное начинается со штрафных санкций, которые в соглашении заложены размером в полмиллиона. Вот это уже не лезет ни в какие ворота. Можно проанализировать любые юридические соглашения, контракты, но таких грабительских, иначе не скажешь, штрафных санкций нигде не найдете.
    НЕРЕАЛЬНЫЙ ДОГОВОР
    — Итак, Винтер предъявил федерации иск, мотивируя тем, что он выполнил для ФХР много работы, готовил договор с НХЛ и ИИХФ по трансферам игроков. Готовил, но якобы по не зависящим от него причинам его вариант не приняли, а покойный Валентин Сыч, который был тогда президентом ФХР, подписал другой вариант соглашения. Договор, о котором идет речь, был заключен между НХЛ и ИИХФ для упорядочения их отношений в части трансферов хоккеистов. Важно отметить, что компенсации за россиян, уехавших за океан, направляются НХЛ через ИИХФ напрямую российским клубам, минуя ФХР. То есть федерация не получает с этих сумм ни копейки. Кстати, специальное письмо из ИИХФ, удостоверяющее это, было представлено на суде. Винтер утверждает, что ФХР расторгла с ним договор, не желает сотрудничать, а потому должна заплатить Винтеру 500 тысяч долларов.
    На это президент ФХР Александр Стеблин в суде отвечает, что, во-первых, никто с Винтером договор не расторгал. Ведь нет никаких подтверждающих это документов, никакой переписки ни от Сыча, ни от Стеблина, ни слова о том, что соглашение с Винтером расторгается. Если Винтер сейчас что-то заработает для федерации, ради бога. Она ему заплатит положенные 10% комиссионных. Во-вторых, Винтер не мог иметь вообще никакого отношения к договору о трансферах игроков. Его, по сути, никто и не просил заниматься составлением этого договора, если он вообще этим занимался, и соответственно не наделял никакими полномочиями для этого. Более того, когда Петров представил Винтера президентам российских клубов и тот предложил им свои услуги, то получил категоричный отказ.
    Петров имел право заключать такое соглашение с Винтером только с разрешения ФХР. Он должен был обладать для этого полномочиями выступать от имени российских клубов. Это четко прописано в уставе федерации. Но клубы России таких полномочий Петрову не давали. Нет ни одного документа, удостоверяющего, что российские клубы уполномочили Петрова выступать от их имени в переговорах с НХЛ по договору о трансферах игроков. Такая передача должна быть оформлена либо специальной доверенностью, либо, как сейчас сделано, договором между ФХР и Профессиональной хоккейной лигой.
    Ничего этого у Петрова не было. Как и договора с Винтером как такового. Он существовал, если вообще существовал, до 1994 года только на словах. Однако за несколько дней до того, как Петрова должны были освободить от занимаемой должности, вдруг появляется этот договор, который Петров подписывает и отправляет Винтеру. Причем документ существовал только на английском языке. Это мы со Стеблиным узнали в Канаде, когда знакомились со всеми материалами дела, с его первоисточниками. Происходило это в присутствии наших адвокатов и адвокатов Винтера. И мы, к нашему безмерному удивлению, узнали, что еще один точно такой же договор, тогда же, в 1994 году, Петров подписал и передал мистеру Левину, известному как Серж Ханли, который, как вы понимаете, ко всему этому вообще никакого отношения не имеет. Пока Левин молчит. Видимо, понимает, что ему абсолютно бесперспективно предъявлять претензии к ФХР. Но такой документ, как мы установили, у него есть.
    Я только излагаю факты, а выводы предлагаю делать вам и читателям: два договора двум лицам переданы Петровым за несколько дней до того, как его отправили в отставку. Они подписаны задним числом, реальная и номинальная даты отстоят друг от друга на два года. Петров не имел никаких полномочий заключать такие соглашения. Договор с Винтером заключен Петровым на абсолютно неприемлемых для ФХР, нереальных условиях. Любой юрист, обратись к нему Петров тогда, не советовал бы ему подписывать такое соглашение. Сейчас, например, в федерации такая практика: любое соглашение сперва визируется юристом ФХР и только потом попадает к президенту Стеблину. Без визы юриста Стеблин документ даже читать не будет.
    НЕ ОГРАНИЧИЛИСЬ
    ОДНИМ ИСКОМ
    — В первый раз Винтер обратился с претензиями к ФХР в январе 1995 года. 3 марта 1995 года он пишет: “Уважаемый господин Сыч. Так как вы не ответили на мой факс, я направил это дело моим адвокатам. Становится ясно, что соглашение с нашей фирмой не было эффективно завершено. При этих обстоятельствах я проинструктировал (своего) адвоката начать судебные процедуры, чтобы вернуть 500 тысяч долларов как окончательную причитающуюся выплату”. Процесс, который за этим последовал, тянется в Канаде вот уже почти 5 лет. Все это время ФХР несет расходы за не пойми какие действия Петрова. За океан вынужден летать Стеблин. Мы вынуждены были обратиться к канадским адвокатам. Угроза того, что с ФХР взыщут полмиллиона, достаточно реальна. Когда мы в последний раз были в Эдмонтоне, перекрестный допрос Стеблина шел целый день, с 9 утра до 6 вечера, с одним маленьким перерывом. Благодаря его и нашего американского адвоката Александра Берковича настойчивости удалось добыть массу документов, над которыми еще предстоит работать, и потому я пока не буду их озвучивать. Скажу лишь, что Винтер с Петровым не ограничились одним этим иском.
    — А кто он такой, этот господин Винтер? Чем занимается возглавляемая им компания?
    — Рич Винтер — владелец и президент этой компании. Вы знаете, это мое личное мнение, но создалось такое впечатление, что есть в поведении Винтера что-то странное... Некая одержимость, что ли. Он ведь тоже несет большие судебные затраты. Но для него это дело стало как бы фикс-идеей. Ему это страшно интересно, его это, если хотите, возбуждает. Вот он приходит на допрос Стеблина, приносит с собой компьютер, много папок, у него 20 (!) томов документов этого дела. Он как адвокат параллельно со своими юристами ведет это дело, участвует в допросе, подсказывает, задает вопросы. Но делая это, сам зачастую попадает впросак. О фирме его конкретно ничего не знаю. Единственное, нам канадские адвокаты сказали так, с ухмылкой, что он, мол, личность достаточно известная, неоднозначная. Реакция Винтера во время последнего допроса была вообще, на мой взгляд, достаточно интересной. Он пришел такой самодовольный, напыщенный. Однако к концу допроса Стеблина у него был, поверьте, уже довольно-таки жалкий вид. Наши юристы загнали его в такой тупик, что когда он из зала выходил, в глаза не смотрел. Видимо, Винтер в конце концов понял, что требует того, что ему явно не принадлежит.

    НАКАТ ПОШЕЛ
    СОВСЕМ НЕДАВНО
    Что, на ваш взгляд, может произойти дальше?
    — При Сыче шел вялотекущий процесс: переписка Винтера и его адвокатов с федерацией и ее адвокатами. Принятие канадским судом дела к производству. Федерация, кстати, возражала, мол, это дело — не в юрисдикции канадского суда. Если есть какие-то требования к ФХР, пусть они предъявляются в российский суд. Тем не менее в Канаде посчитали возможным признать юрисдикцию канадского суда. Для нас это дополнительные и весьма существенные судебные издержки. Ну а суд, надеюсь, что в России, что в Канаде — примет справедливое решение. Я еще раз подчеркиваю: угроза реальна. Как только Винтер получит исполнительный лист, он его исполнит. Рано или поздно где-нибудь перехватит деньги или собственность ФХР.
    Так вот, это дело вроде как затихло, но совсем недавно снова пошел такой, знаете, накат на федерацию. Стеблина вызвали на допрос в Канаду и в начале июля были там. Сейчас пришло новое извещение, что его снова хотят подвергнуть допросу. Полетим в Канаду где-то в сентябре-октябре. Но те документы, которые мы получили во время первой поездки, позволяют рассчитывать, что нам удастся отстоять интересы ФХР. Безусловно, какую-то сумму суд наверняка взыщет в пользу Винтера, но о полумиллионе долларов речи идти не может. Винтер показывал договор с некоей фирмой, по которому он заработал для ФХР около 180 долларов. На что Стеблин заметил, что десятую часть от нее, 18 долларов, мы готовы прямо сейчас выплатить. Что касается расходов ФХР на этот процесс, думаю, что до 10-й части от полумиллиона уйдет на судебные издержки. На одну только канадскую командировку федерация потратила около 3 тысяч долларов. Подчеркну, мы не настолько богаты, чтобы тратить такие деньги за здорово живешь. Рано или поздно с кого-то придется спросить, мы же не можем просто повесить эту сумму на расходы ФХР, на расходы людей, не имеющих к этому дела никакого отношения.
    Интересно, как объясняет эту ситуацию сам Петров?
    — Петров говорит, что его с Винтером познакомил Левин. “Меня устроило то, что предложил Винтер, — объясняет Петров. — Он хотел иметь письменный контракт, я попросил его составить короткий документ на английском языке, который конспективно представляет соглашение. Левин перевел мне этот контракт на русский язык, я был удовлетворен тем, что он отражает соглашение, которое мы (с Винтером. — Прим. И.К.) достигли. И я подписал его от имени ФХР”. Далее Петров говорит, что дает эти показания в поддержку позиции Винтера, в поддержку того, что данное дело должно слушаться в канадском суде. Петров, выходит, открыто выступает против ФХР.НАМ ПЫТАЮТСЯ ДОКАЗАТЬ НЕДОКАЗУЕМОЕ
    — Я не хотел бы давать оценку действиям самого Владимира Петрова, хотя к этому когда-то придется вернуться. Думаю, очевидно, что любой руководитель спортивной федерации должен действовать только на благо его вида спорта. В поступках же Петрова, на мой взгляд, явно просматривается желание нанести ФХР ущерб, причем в особо крупных размерах. Судите сами, фактически договор с Винтером был подписан гораздо позже, чем датирован этот документ. Фантастический размер компенсации – полмиллиона долларов. Это может говорить только о том, что Петров умышленно пошел на подлог. Попросту — на обман. Согласитесь, ни один здравомыслящий руководитель не поставит подпись под такими огромными штрафными санкциями, зная о том, что ему предстоит работать в этой организации. Выходит, Петров, подписывая договор с Винтером, знал, что ему дальше не работать в ФХР? Не секрет, что после Петрова федерация находилась в больших долгах. Только благодаря действиям Валентина Сыча ФХР сумела выбраться из тяжелейшего положения, в которое при Петрове попала. Я не могу найти ни оправдания, ни объяснения этим действиям Петрова. Я уж не говорю о том, что такого рода сделки не могут приниматься единолично. В Уставе ФХР как сейчас, так и в прежней редакции, четко прописано: такие решения принимает Конференция ФХР.
    Что касается Винтера, то вообще сложно понять, как лицо, не имеющее никаких прав на ведение данной деятельности, не приложившее к этой работе существенных усилий, может требовать баснословной компенсации. Подобного дела на моей, во всяком случае, памяти, еще не было. Как показала наша первая поездка в Эдмонтон, противная сторона пытается нам доказать недоказуемое. Нам навязывают точку зрения, что якобы ФХР мешала Винтеру заработать деньги, положенные ему по договору, который он подписал с Петровым. Хотя в договоре четко написано, что Винтер может претендовать на 10% суммы, которую он для ФХР заработает и, что важно, которую ФХР реально получит. Никаких денег по соглашению между НХЛ и ИИХФ, другим контрактам, которые Винтер демонстрирует в суде, федерация не получила. Мы убеждены в том, что никто не может требовать деньги, и еще какие (!), за работу, которую не делал.