Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 02:00
    Монреаль Канадиенс
    Сент-Луис Блюз
    0
    0
    12.50X3.7522.50
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 02:00
    Вашингтон Кэпиталз
    Нью-Йорк Рейнджерс
    0
    0
  • MLS - Высшая лига футбола
    начало в 02:30
    Ди-Си Юнайтед
    Торонто
    0
    0
  • MLS - Высшая лига футбола
    начало в 02:30
    Орландо Сити
    Сиэтл Саундерс
    0
    0
    12.70X3.5522.35
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 04:30
    Калгари Флэймз
    Бостон Брюинз
    0
    0
    12.53X3.7522.47
  • MLS - Высшая лига футбола
    начало в 05:00
    Ванкувер Уайткэпс
    Спортинг Канзас-Сити
    0
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 05:00
    Анахайм Дакс
    Нью-Йорк Айлендерс
    0
    0
  • Анжи-мол.
    ЦСКА-мол.
    0
    0
  • 03 октября 2000 00:00

    ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР КРАСНО-БЕЛЫХ СЧИТАЕТ, ЧТО БОЯТЬСЯ ЕГО НЕ НАДО

    ОЛЕГ РОМАНЦЕВ: СЧЕТ НА СЕКУНДЫ

    Поводов для общения с Олегом Романцевым накопилось предостаточно: успешное выступление “Спартака” в Лиге чемпионов, победное шествие в первенстве страны, предстоящий матч сборной России с югославами. Но наш разговор вышел даже за эти весьма широкие рамки и коснулся тенденций современного футбола. Относительно этого Олег Иванович поведал свою давнюю мечту.
    Алексей ЗИНИН

    В ПОИСКАХ КРУИФФА
    — По-моему, сегодня “Спартак” применительно к Лиге чемпионов выглядит внушительнее, чем в предыдущие годы. Согласны?
    — Мы постоянно ищем какого-то усиления. В связи с требованиями мирового футбола постепенно меняется и стиль игры. К сожалению, никак не удается исполнить мою давнишнюю мечту — оставить присущий “Спартаку” комбинационный стиль, но на фоне более силовой манеры, мощной игры на втором этаже. В последнее время в силовом плане мы прибавили, но к сожалению, комбинационная игра при этом стала несколько менее четко прослеживаться. Я понимаю, чтобы успешно совместить эти два компонента, должно пройти достаточно много времени, может быть, не один год. Великие тренеры раньше говорили: для создания команды надо работать с одним составом не менее трех лет. Но мы такими сроками не располагаем. И я надеюсь, что от матча к матчу взаимопонимание у нас будет улучшаться. По крайней мере, будем к этому стремиться.
    — Многие полагают, что переосмысление ваших взглядов на футбол и смещение акцентов в нем произошли после чемпионата Европы-2000. По-моему же, “процесс пошел” давно.
    — Это началось гораздо раньше — не в этом году и даже не в прошлом. Более яркое осознание подобного произошло после игр с грандами: “Интером”, “Реалом” (1998 год. — Прим. А.З.) Было отчетливо видно, что они нас превосходили именно в силовой манере.
    — Можете назвать команду, которая, на ваш взгляд, наиболее органично сочетала бы в себе черты комбинационного и силового футбола?
    — Из ныне действующих не могу. На моей памяти максимально приближенной к идеалу остается сборная Голландии образца 1974 — 1978 годов, которая начинала играть в тотальный футбол и довела его почти до совершенства. Кто-то скажет, что та команда не была силового плана, но я с этим не соглашусь. Посмотрите, сколько те же Неескенс, Круифф делали подкатов, как тяжело было выиграть у них единоборства. Кстати, та сборная зажгла во мне любовь к голландскому футболу, которая жива до сих пор.
    — Вы сказали о “тотальности”. Стремитесь к этому или считаете, что каждый на поле должен заниматься своим делом?
    — Для того чтобы играть в тотальный футбол, нужно иметь такой подбор исполнителей, какой был тогда у голландцев. У нас же Круиффов, Ренсенбрингов, Неескенсов, которые одинаково здорово могли бы осуществлять оборонительные, созидательные и атакующие функции, нет. Вряд ли в ближайшие годы какая-то российская команда будет иметь в своем наличии таких мастеров.
    — Год назад мы с вами сидели в этом же кабинете, и тогда вы назвали слабые стороны “Спартака”. Сегодня, когда и в плане скорости, и в плане игры на втором этаже произошли существенные сдвиги, какие-то ярковыраженные недостатки остались?
    — У нас еще много шероховатостей. Зарубежные специалисты отмечают, что мы быстро переходим от атаки к обороне, но я считаю, что мы это как раз недостаточно быстро делаем. Много допускаем чисто тактических ошибок при оборонительных действиях. Над этим мы очень рьяно работаем: и на тренировках, и на теоретических занятиях. По подбору игроков у нас защита весьма приличная, но частенько именно из-за тактических огрехов позволяем соперникам выходить на ударные позиции. Это наша проблема.
    — Бич прошлогоднего “Спартака” — реализация. Сегодня красно-белым вроде бы грех на нее жаловаться, в лигочемпионских матчах со “Спортингом” и “Байером” она и вовсе соответствовала современным мировым стандартам.
    — Любой тренер, видя откровенные просчеты в игре своей команды, уделяет этим слабостям повышенное внимание. Однако я считаю, что те поправки в реализации, которые мы сделали, еще совсем незначительны, и матч с “Реалом” дает понять, что нам в этом плане еще расти и расти.

    МЫ ТОЛЬКО
    СКАЗАЛИ “А”
    — Вы всегда с интересом работаете, но мне кажется, что нынешней осенью — с каким-то особым эмоциональным подъемом...
    — Действительно, я это дело люблю, что абсолютно естественно. С другой стороны, у нас и пути-то другого сейчас нет, кроме одного: работать с огромным желанием. Мы только сказали “А”, а остальные буквы алфавита еще предстоит произнести. Поэтому успокаиваться, где-то давать себе послабления мы не имеем права.
    — Насколько я волен об этом судить, но мне кажется, что этот год лично для вас в плане роста наиболее прогрессивный за последнее время.
    — На эту тему поговорим по окончании сезона. Рано делать какие-то глобальные выводы, пока было только несколько частичных удач.
    — После этих “частичных удач” у футболистов не было и намеков на эйфорию, что в принципе удивительно для нашего человека. Это вы удерживаете почву под ногами игроков или они сами в состоянии давать реальную оценку происходящему?
    — Что мне сдерживать взрослых ребят? Поздравили друг друга, порадовались внутри команды, но ведь они же прекрасно понимают, что если эта радость затянется, то в следующей игре все обернется на 180 градусов. А ведь самое обидное — чем выше ты залезаешь, тем больнее упадешь. Это логично, это жизнь, от этого никуда не денешься. Поэтому иногда сразу после побед я все же говорю ребятам: “Если сегодня мы будем праздновать свой успех, то завтра праздновать будет нечего”.
    — Я заметил, что лично вы чуть больше стали выпускать эмоций, чем раньше. Такого, чтобы вскочить с места в рядовом матче внутреннего чемпионата и обниматься с игроками, как это произошло во время игры с “Динамо”, даже и представить было нельзя.
    — Иногда удается держаться до конца. А бывают такие матчи, что уже не минуты на тебя действуют, а секунды. Как будто и впрямь сидишь на включенном электрическом стуле и каждая доля секунды приносит тебе тяжкие муки, отнимает у тебя не дни, а может быть, даже месяцы и годы жизни.
    — Один из бывших спартаковцев после того матча с “Динамо” сказал, что он вот так, как Писарев, мечтал обняться с вами, но боялся. Боялся даже с вами лишний раз заговорить, чтобы не сказать что-то лишнее. Игрок вообще-то должен бояться своего тренера?
    — Конечно, не должен. А что касается боязни, то я думаю, что упомянутый вами футболист немного неверно выразился. Может, он не меня боялся, а того, что я на его поступок не отреагирую? Меня-то чего бояться? Я не страшный, в общем-то нормальный человек. Даже скорее всего больше добрый, чем злой.
    — А была бы ответная реакция с вашей стороны?
    — Мне всегда приятно, когда игрок эмоционально воспринимает забитый мяч. Многие возмущаются: “Что это такое: футболисты целуются, обнимаются. Вот раньше — забил и спокойно бежит на свою половину!” Я не вижу, чтобы сейчас целовались, но почему не обняться? Это же еще и энергетика, всплеск положительных эмоций. Иногда в такой эйфории находишься, когда забивают нужный или решающий гол, что вот эта куча-мала, эти объятия футболистов чуть ли не необходимы. Мне, например, это нравится. Другое дело — снять майку и голым побежать на трибуны, вот этого не понимаю.
    — “Спартак” является законодателем мод в праздновании голов, нередко устраивая подобие маленького шоу.
    — Это от того, что мы всегда больше всех в России забиваем. Так что у моих ребят поле деятельности для этого специфичного творчества больше, чем у представителей других команд. Да и с фантазией у спартаковцев тоже все нормально.
    — Если возвращаться к вашим отношениям с игроками. Они как-то меняются с годами?
    — Это же зависит не столько от результата или тренерского возраста, сколько от характера человека. Мне 46 лет, характер мой сформировался давно, и в связи с этим те жизненные принципы, которые я для себя определил, не меняются. Меняются люди, меняется психология некоторых футболистов, но мое отношение к ним остается прежним. Мои принципы построены на взаимном уважении и доверии.

    КАЖДЫЙ ДЕНЬ ДУМАЮ О СБОРНОЙ
    — Последние недели вы играли насыщенные, тяжелые матчи на клубном уровне. Вначале — в Лиге чемпионов, потом — в чемпионате страны с “Черноморцем”. Удавалось переключаться на дела сборной?
    — Конечно, и очень часто. Полагать, что тренер 24 часа в сутки думает о той игре, которая ему сейчас предстоит, было бы наивно. Наверное, у меня еще есть возможность и отдохнуть, и почитать, и поспать. Так неужели час-два в сутки я не могу уделить внимание сборной? Тем более никакого переключения не требуется. Там футбол — здесь футбол, там игроки — здесь игроки. Та же работа.
    — На сбор перед матчем с Югославией приглашены все те же футболисты. Совсем у вас сейчас тяжко с выбором?
    — К сожалению, ярких личностей за это время не появилось. С той командой, с которой начинали тот отборочный цикл, заключили договор, правда, устный: мы решим задачу выхода из группы — других мыслей у нас и быть не могло. Так что в тех футболистов, которых приглашаем, я верю.
    — Мы все хорохоримся, что у нас футбол более или менее приличного уровня. Но выступление наших клубов в 1/64 Кубка УЕФА окончательно развеяло все иллюзии. На ваш взгляд, это закономерно?
    — Не мне об этом судить. Я не знаю, что происходит с теми командами, почему так случилось. Ответить на этот вопрос могут дать те специалисты, которые там работают. Кстати, могу сказать, что мое отношение к ним нисколько не изменилось: они действительно очень хорошие тренеры. Думаю, у каждого есть своя причина такого выступления. Со своей же стороны обсуждать их или осуждать я никогда не буду.
    — Но сильно удивились такому исходу матчей?
    — В этих встречах я выступал как простой болельщик, искренне переживал за наши клубы, желал им успеха, поэтому огорчение у меня как у болельщика, конечно, было сильным. Никуда от этого не денешься.

    СУДЬБА ЧУЙССЕ
    В РУКАХ ПУТИНА
    — Как обстоят дела с предоставлением гражданства камерунцу Чуйссе?
    — Нормально. (Олег Иванович показал бумагу, в которой говорилось о том, что комиссия по делам гражданства решила вопрос положительно и документы переданы на подпись Президенту Российской Федерации Владимиру Путину. — Прим. А.З.) Это же Президент России, поэтому говорить, что он вот сегодня подпишет (а может быть, он уже и подписал), трудно. Во всяком случае люди работают, заинтересованы, внимательно к нашим просьбам относятся, а это уже приятно. Значит, вопрос будет решен. О точных сроках знает только президент.
    — Чуйссе оправдывает ваши надежды?
    — В связи с недавней болезнью Кристиан сейчас находится не в тех кондициях, которые устроили бы меня прежде всего как тренера сборной. Считаю, что он должен прибавлять. Чуйссе может рассчитывать на получение гражданства, но на приглашение в сборную — пока только потенциально.
    — Другой новичок “Спартака”, Максим Калиниченко, по предположениям многих в этом сезоне должен был только “выдерживаться”, а он стал практически основным игроком команды.
    — Здесь нет ничего удивительного. Калиниченко своеобразный футболист, с данными, какими обладает очень малое количество игроков. С предпоследним пасом, с пасом вперед, с хорошим видением поля, с таким добротным плеймейкерским качеством!
    — Калиниченко, Безродный еще совсем молоды. В дубле есть юные Хизанейшвили, Белозеров. Все это дает повод смотреть в будущее с оптимизмом?
    — Что касается игроков, выступающих за дубль, то у меня к ним много претензий. Ребята должны расти, а они к этому не очень-то стремятся. Талантливый Злыднев, например, к себе совершенно снизил требования. Игроки дубля должны заниматься гораздо больше, чем те, которые сейчас играют в составе. Получается же наоборот. Такое впечатление, что футболисты неправильно понимают, для чего они в этой команде, что от них требуется. У ребят хорошие условия, не хуже, чем в основном составе. В общем, я недоволен отношением некоторых футболистов дубля к работе, поэтому пока об особом оптимизме говорить не стану.
    — А всегда довольны отношением к делу основных игроков?
    — Всякое бывает, день на день не приходится. Иногда смотришь: один безответственно работает, иногда двое-трое. Причин-то много: кто-то недомогание чувствует, кто-то недоспал.
    — Вам и одного взгляда достаточно, чтобы определить настрой футболистов?
    — Мне достаточно посмотреть, кто как к выполнению упражнений подходит. Да и по настроению видно, кто какой. Хотя порой настроение, наоборот, показатель того, что игрок пришел слишком нацеленным, заряженным на тренировку, поэтому нет ни смеха, ни шуток.
    — Насколько шутки игроков согревают вам душу?
    — Если ребята полностью выполняют требования, которые им предъявляются во время тренировки, то меня это очень радует. А если от этих шуток страдает дело, то здесь уже приходится разговаривать в другом тоне...

    НОВОСТИ ИЗ СТАНА “СПАРТАКА” УСТАМИ ГЛАВНОГО ТРЕНЕРА
    Сейчас в команде находится вратарь болгарской национальной сборной 21-летний Господинов. Мы его хорошо знаем, наблюдали за ним. Господинова пригласили познакомиться, посмотреть его в деле, сравнить с нашими голкиперами. Это нормальное явление. Сколько и как ни играй, всегда с тобой рядом должен быть конкурент. Да и вообще, какие бы хорошие игроки в твоем распоряжении ни были, ты всегда ищешь и не теряешь надежды на то, что сможешь найти игрока еще лучше.
    — В пятницу по окончании тренировки, прыгая через барьеры, получил травму защитник Александр Щеголев. По всей вероятности, у него надрыв ахиллова сухожилия.