ВЛАДИМИР РАДИОНОВ: БЕЗ КОЛОСКОВА РАДИКАЛЬНЫХ ШАГОВ Я НЕ ПРЕДПРИНИМАЮ - Советский спорт
05 октября 2000 00:00

ВЛАДИМИР РАДИОНОВ: БЕЗ КОЛОСКОВА РАДИКАЛЬНЫХ ШАГОВ Я НЕ ПРЕДПРИНИМАЮ

Тренеры сборной предельно четко изложили свою позицию в связи с переносом матча Югославия – Россия на 25 апреля. Они считают, что “прокололись” чиновники РФС. Вчера на страницах нашей газеты выступил президент этой организации Вячеслав Колосков. Он заявил, что не видит своей вины в том, что произошло. По мнению Вячеслава Ивановича, работники РФС сделали максимум возможного для того, чтобы сборная России была в наиболее благоприятных условиях. Сегодня – слово генеральному секретарю РФС Владимиру Радионову, которого пытаются сделать “крайним” в ситуации, сложившейся вокруг матча.

Денис ЦЕЛЫХ

МНЕ СОВЕТОВАЛИ
НЕ ДЕЛАТЬ РЕЗКИХ ДВИЖЕНИЙ
— Сегодня на головы чиновников РФС и на вас в частности градом сыплются различные обвинения. Колосков вплоть до 2 октября находился в Сиднее. Кто в его отсутствие представлял интересы нашей сборной?
— Я и генеральный директор РФС Александр Тукманов. Мы постоянно связывались с тренерами сборной. А с югославской федерацией футбола и с ФИФА переговоры вел лично я.
— Когда непосредственно вы обратились в ФИФА, как шли переговоры и какой была ваша позиция?
— Первый запрос был подан в начале прошлой недели – примерно, во вторник или в среду, и касался нашей озабоченности в связи с событиями в Югославии. В течение всей недели я контактировал и с чиновниками ФИФА, в частности с руководителем департамента по проведению соревнований ФИФА Даниэлем Руппом, и с представителями югославской футбольной федерации, выясняя, возможно ли в эти сроки проведение матча в столице Югославии. Я посылал факсы, звонил туда.
— По чьей инициативе был подан первый запрос?
— По инициативе Российского футбольного союза.
— То есть Колоскова?
— Нет, по этому поводу я с ним не созванивался. Направил запрос сам от себя.
— Думаю, еще на минувшей неделе можно было ожидать, что ситуация может сложиться именно таким образом.
— Я звонил Вячеславу Ивановичу в Сидней. Ведь именно там находились все руководители ФИФА и УЕФА. Среди них был и Леннарт Юханссон, который возглавляет оргкомитет по проведению чемпионата мира. Мы обращались в российское посольство в Белграде, а чиновники ФИФА – в швейцарское. Ответ был одним и тем же – поводов для беспокойства нет. Только в понедельник вечером пришло сообщение: матч в Югославии проводиться не может, потому что нет гарантий безопасности.
— О чем вы спрашивали Колоскова?
— Я просил поинтересоваться мнением высших чиновников ФИФА и УЕФА по поводу ситуации в Югославии. Также хотел узнать, что конкретно нужно предпринимать нам? Все успокаивали: пока все нормально, не надо делать никаких резких движений.
— То есть Колосков советовал вам не предпринимать радикальных шагов?
— Именно так.
— Вместе с тем в интервью одной из газет Колосков обвинил вас в бездействии…
— Вы имеете в виду “Спорт-Экспресс”, эту желтую газетеночку? Они все что угодно выхватят, перевернут. Я Колоскову все это обязательно покажу.
— Насколько в отсутствие Колоскова вы полномочны в принятии каких-либо решений?
— Если вопрос кардинальный, мы обязательно с ним связываемся. А это, сами понимаете, вопрос архиважный.

Я ДУМАЮ, ГЕРШКОВИЧ ПРОСТО ЛУКАВИТ
— Известно, что существовала вероятность переноса матча в Москву. Гершкович заметил, что сборная была не против этого варианта.
— А мне он говорил совсем другое! Как раз я посчитал, что перенос встречи в Москву был бы не худшим вариантом. А тренеры сборной предложили сыграть у нас оба матча. Понятно, что это – нонсенс. В ответ со стороны тренеров сборной мы услышали следующие слова: “В таком случае мы в Москве играть отказываемся”. Я передал эту информацию в ФИФА и в югославскую федерацию футбола. Так что господин Гершкович лукавит, а может, он просто запамятовал, как развивались события. И уж тем более у меня вызывают удивление высказывания господина Романцева о том, что это решение для них – как гром среди ясного неба. Потом я пытался внести предложение о переносе игры на нейтральное поле. Но в ФИФА нам отказали, заявив, что в столь короткие сроки организовать матч в другой стране не удастся.
— Между тем Романцев заявляет, что, ведя переговоры, вы не учли мнение тренеров сборной.
— В таком случае, я его просто не понимаю. Позиция тренеров заключалась в том, чтобы проводить оба матча в Москве. А это абсолютно неприемлемо. Во всем же остальном мы действовали в соответствии с пожеланиями тренеров сборной. Не хотят играть в Москве – хорошо. Об этом я ФИФА уведомил. Хотя сам я, повторюсь, считал этот вариант вполне подходящим. Других предложений со стороны тренеров не было.

ПОСОЛ ЮГОСЛАВИИ ПРОСИЛ НАС
НЕ ПЕРЕНОСИТЬ МАТЧ
— Считаете ли вы ошибкой, что неделю назад не поставили ребром вопрос о переносе игры на нейтральное поле?
— Поймите: здесь мы уже вторгаемся в сферу большой политики. В понедельник утром мы получили письмо от посла Югославии в России с просьбой не поднимать вопроса о переносе матча на нейтральное поле, потому что это резко осложнит отношения наших стран. Я думаю, что мы должны прислушиваться к подобным вещам.
— А до этого письма у вас не возникало мысли предложить ФИФА перенести этот матч? Английский “Лестер Сити” заблаговременно позаботился о переносе и добился своего…
—Там совершенно другая ситуация. Англия, как член НАТО, участвовала в войне против Югославии. Не случайно даже, когда матч проводился на нейтральном поле, имели место стычки между болельщиками.
— В течение прошлой недели вы поддерживали контакты с тренерами сборной?
— А как же! Гершкович вообще сидит в соседнем со мной кабинете. Он был в курсе всех событий, всех переговоров. Поэтому-то мне и непонятна вся эта игра.
— На прошлой неделе Гершкович настаивал на переносе игры на нейтральное поле?
— Нет, переноса игры он не требовал.
— Но хотя бы он предлагал вам этот вариант?
— (После паузы). Нет.
— Уже на прошлой неделе было ясно, что ситуация неоднозначная. Может, нужно было бы вылететь в Швейцарию и там на месте постараться решить этот вопрос?
— А какой в этом смысл? Если бы я появился в штаб-квартире ФИФА, то ничего нового там бы не сказал.
ЛИЦОМ К ЛИЦУ
Битва за матч Югославия — Россия с позором проиграна, план подготовки нашей национальной команды сорван. Руководство сборной в прострации, игроки в шоке.
Россия. У нас виноватых нет – так уж повелось испокон веков. Но найти их все-таки надо, и не столько для того, чтобы сказать виновникам “спасибо”, сколько для того, чтобы извлечь выводы и в будущем застраховаться от подобных ошибок – ошибок, которые не только негативно отражаются на футбольном аспекте, но и окончательно подрывают престиж нашей страны. “Советский спорт” попытался во всем досконально разобраться. И разумеется, столкнулся с тем, что каждый из причастных к решению этого вопроса людей называл крайним кого угодно, только не себя. Мы не будем говорить на страницах газеты о том, что сказано “за кадром”. Но и того, что официально заявляли интересующие нас персоны в последние два дня в прессе, вполне достаточно, чтобы удивиться огромному количеству нестыковок и противоречий в их словах. Вот лишь некоторые факты, доказывающие, что у нас никто ни за что не отвечает.
Как выяснилось, наиболее реальным вариантом был перенос матча в Москву на ту же дату – 7 октября. Почему же этого не произошло?
Вячеслав Колосков, президент РФС (вторник):
— Этой проблемой я начал заниматься во вторник. Мне удалось убедить Романцева и Гершковича, что надо играть матч 7 октября в Москве. После чего я сразу же позвонил в ФИФА. Но там мне ответили: “Поздно. После того как ваша федерация отказалась проводить матч в Москве, мы тут же известили об этом югославскую федерацию, и та распустила игроков.
(Однако игроки югославской сборной были распущены еще в понедельник. Удивительно, что Вячеслав Иванович об этом не знал. Это первое. Возникает еще один вопрос: кто и в какой форме дал кульминационный ответ ФИФА об отказе проведения матча в Москве?)
Вячеслав Колосков:
— Это надо спрашивать у Радионова и Гершковича. Меня не было, я находился в самолете и прилетел в Москву только 2 октября ночью.
(Опять два вопроса. 1. Это нормально, что президент РФС подключается к решению вопроса в тот момент, когда уже ни на что повлиять нельзя?
2. Слова Колоскова, приближая нас к истине, сталкивают лбами Гершковича и Радионова. Мнение первого, разумеется, противоречит заявлениям второго).
Михаил Гершкович еще в понедельник высказался в том смысле, что главное — провести матч 7 октября. Если югославы не в состоянии провести встречу на своем поле, мы за два дня организуем матч либо в Болгарии, либо в Москве.
(По словам Михаила Даниловича, такой же ответ он дал и чиновникам РФС).
Владимир Радионов (среда):
Гершкович был против того, чтобы матч переносить в Москву. (Кто из двоих лукавит, выяснить уже не удастся. Налицо только тот факт, что руководство главной национальной команды и РФС не работали в одной упряжке, в их действиях не было слаженности и четко намеченной стратегии).
Вячеслав Колосков (вторник):
— Когда проведение матча было поставлено под угрозу, рассматривали возможность его переноса в Москву. Но кто мог гарантировать, что за несколько дней российская сторона успеет подготовиться к такой игре?
(Здесь президент РФС дает понять, что российские тренеры все-таки излагали московский вариант, но якобы никто не взял на себе ответственность гарантировать организацию московского матча. Странно, если учесть, что Олег Романцев заявил: “Мы вступили в переговоры с болгарами о проведении матча в Бургосе и получили добро”, то выходит: у руководства национальной команды была уверенность в том, что к 7 октября удастся организовать матч в чужой стране. Получается, они не верили, что это можно сделать у себя на родине? Думается, никто просто не требовал конкретного ответа на поставленный вопрос, хотя нельзя исключать вероятности того, о чем, кстати, свидетельствует Радионов, что тренеры сборной России из стратегических соображений действительно не смогли дать однозначный ответ по поводу переноса матча в Москву, так как нашей команде это было невыгодно).
Пресс-релиз ФИФА (вторник):
Мы не располагаем сведениями о том, настаивала ли российская сторона на проведении матча на нейтральном поле.
(Эти слова были сказаны после принятия окончательного решения. Исходя из этого, можно сделать вывод: наши чиновники вообще не излагали свою позицию, то есть следили за развитием ситуации, не пытаясь на нее каким-то образом повлиять. Это, кстати, подтверждает и письмо Радионова в ФИФА, посланное им в четверг с просьбой оценить возможность проведения матча. Если бы уже в тот момент были проработаны все варианты предполагаемого развития событий и изложены наши требования, все было бы по-другому. Кстати в многочисленных заявлениях Колоскова и Радионова говорится, что они неоднократно обращались в ФИФА с просьбой вникнуть в проблему. ФИФА вникло. Чего теперь жаловаться, если с нашей стороны никто ничего другого не просил.
В том случае, если же представители РФС все-таки излагали свою позицию ФИФА, просто изумляешься тому “авторитету”, которым мы пользуемся в мировом футболе.
Первая версия представляется более реальной. По-моему, просто никто не верил, что матч нельзя будет проводить в Югославии, ведь все — и представители югославской федерации, и представители ФИФА — до последнего момента заявляли, что все нормально. Наши просто не успели вовремя прореагировать, да и национальные русские черты (пока гром не грянет…) и наша вечная надежда на авось сыграли свою роль. Все это говорит в лучшем случае о недостаточной квалификации работников РФС).
Вячеслав Колосков заявляет о том, что еще дней десять назад, находясь в Австралии, предполагал такой поворот событий. Но в Москве никто из его помощников не пошевелился. Из чего делает вывод о том, что нет президента – нет порядка. (Если весь российский футбол держится на одном Вячеславе Ивановиче, то было бы неплохо, чтобы он почаще уделял ему более пристальное внимание, хотя бы вовремя реагировал на подобные ситуации. Но поскольку у Колоскова такой возможности, видимо, нет, нужно организовать работу таким образом, чтобы отсутствие Вячеслава Ивановича не вредило делам нашего внутреннего хозяйства. И потом, что это за помощники у него такие, которые ни разу, если ссылаться на слова самого Колоскова, за эти десять дней не удосужились с ним созвониться и не обговорили ситуацию? Здесь тоже есть противоречия. Радионов говорит, что он выходил со своим начальником на связь и тот посоветовал никаких кардинальных шагов не предпринимать).
Выводы о том, кто прав, кто виноват, каждый сделает для себя сам…
…Но все же. Уже, казалось бы, бог с ней, с футбольной стороной. Еще неизвестно, одержали бы наши победу 7 октября. И никто не помешает сделать им это в апреле, хотя, разумеется, сейчас этого было бы легче добиться. Больше всего задевает отношение нас самих к себе и всего мира к нам. Когда же мы заставим себя уважать и начнем делать все “по уму”?