АЛЕКСАНДР МОСТОВОЙ: ПАУЗА ДЛЯМЕНЯОКАЗАЛАСЬНЕЛИШНЕЙ - Советский спорт
06 октября 2000 00:00Автор: Боярский Александр

АЛЕКСАНДР МОСТОВОЙ: ПАУЗА ДЛЯМЕНЯОКАЗАЛАСЬНЕЛИШНЕЙ

Перенос матча сборных России и Югославии расстроил практически всех игроков и тренеров нашей команды. Однако нашелся один человек, для которого отмена игры пришлась весьма кстати. Полузащитник Александр Мостовой приехал на сборы с небольшой травмой, которая могла помешать ему сыграть 7 октября с “югами”. Теперь же до матча с Люксембургом есть время, чтобы окончательно восстановиться.

УНЫВАТЬ
НЕ СОБИРАЕМСЯ
Как только я увидел по телевизору, что творится в Белграде, — возмущается Александр, — сразу понял: ехать туда очень опасно. Там десятки тысяч людей стоят на площади, блокировали все дороги. Мало ли что могло там с нами случиться. Поэтому правильно, что не поехали в Югославию.
Был вариант сыграть в этот же день на нейтральном поле. Вас бы это устроило?
По словам защитника “Сельты” Джоровича, его сборная играла в Австрии. Поэтому я сначала подумал, что и нам также предложат провести игру в Вене, это было бы не самым плохим вариантом. Потом возникла возможность сыграть в Болгарии, но вдруг что-то переменилось, и в Бургасе нам тоже не суждено было сыграть. Я считаю, что нас устроил бы любой вариант на нейтральном поле.
Романцев очень огорчился тому, что матч передвинули. А как восприняли перенос игроки?
Наша задача состоит только в том, чтобы играть или не играть. Все остальное — не в нашей компетенции, к тому же от нас практически ничего не зависит, что касается неигровых проблем. Более того, мы даже эту внештатную ситуацию восприняли с шутками и прибаутками. Никто убиваться по поводу, что не получится сыграть 7-го, не собирается.
Наша сборная еще с советских времен не проигрывала югославам в официальных матчах. Это подбадривает как-то команду?
Скажу за себя, над этой темой даже не задумывался. Мне все равно, как, когда и с кем мы играли раньше. Это скорее дело статистиков, у футболистов же времени не хватает, чтобы этим заниматься.
Известно, что у вас некоторые проблемы с ногой. Как сейчас обстоят с ней дела?
Не лучше и не хуже. Это у меня старая травма, можно сказать, хроническая, поэтому я уже знаю, когда она начнет болеть и что надо с ней делать. Раз в пять-шесть месяцев голеностоп подворачивается, и требуется сделать укол, после чего дня два-три отдохнуть. После этого смело можно выходить на поле. Получается, что отмена матча лично для меня даже пришлась кстати (улыбается).
Вы согласны с Романцевым, который сказал, что в данный момент сборной Югославии было невыгодно играть этот отборочный матч?
В общем-то, да. Мы находимся в хорошей спортивной форме. У легионеров только начались национальные чемпионаты, и мы еще полны сил. Футболисты, играющие в России, еще не закончили чемпионат, поэтому тоже неплохо готовы. А вот в стане соперника действительно не все в порядке. Это видно хотя бы по тем югославам, которые играют в испанском первенстве. Йоканович, например, только оправился от травмы и не набрал формы, наш Джорович тоже полтора месяца не играл и физически не готов. И хотя для нас это не было бы огромным плюсом, но все же…

ТАК И НЕ ПОНЯЛ
УРОВЕНЬ ФУТБОЛА
НА ОЛИМПИАДЕ

Вы общаетесь с испанскими югославами?
Конечно, но о футболе мы практически не говорим, потому что о футболе и так все известно. “Как же вы умудрились проиграть или выиграть?” — вот стандартный вопрос при встрече, а потом находятся сами собой другие темы для разговора. Очень многие спрашивают про взрывы, ЧП и о другом в России. Я им отвечаю, что у них не лучше, а то же самое. “Нет, у нас все спокойно!” — отвечают они. В таком ключе и ведутся беседы.
Совсем недавно закончились Олимпийские игры. Удалось что-нибудь посмотреть?
Да, конечно. Постоянно, когда появлялось время, следил за Олимпиадой.
Какой уровень футбола был на Олимпиаде?
Вообще-то я не видел целиком ни одной игры, поэтому мне трудно судить об этом. Даже финальный матч, где испанцы играли с Камеруном, не смотрел, потому что он начинался в три часа ночи по испанскому времени, так что удалось увидеть только отрывки. Трудно судить об уровне, ведь и бразильцы, и итальянцы, считавшиеся фаворитами, вылетели на ранних стадиях. Можно сказать, что слабый уровень, но можно подумать, что, наоборот, сильный, так как появились другие достойные команды. И все же мне кажется, что уровень приличный: многие молодые футболисты имеют постоянное место в основном составе своих клубов. Если брать Испанию, то это действительно так.
— В олимпийском футбольном турнире ввели ограничение до 23 лет. Как вы к этому относитесь?
Я однозначно против этого. На Олимпиаде должны играть все сильнейшие футболисты. Когда мы в Сеуле-88 выиграли, такого не было. Я очень удивился, когда на следующих играх в Барселоне ввели этот ценз. И хотя мне уже не сыграть на Олимпийских играх, я поддерживаю тех, кто хочет убрать ограничение в возрасте.
Вы не находите тенденцию в том, что четыре года назад выиграли нигерийцы, сейчас — Камерун?
Выиграла второй раз подряд команда из Африки. Ну и что? Подождем следующих игр и посмотрим, кто сильнее. Не думаю, что есть какая-то закономерность.

ЖИВАНЕВСКАЯ
И ТА НАША

Если сравнить сборные России и Югославии, в чем сильнее они, а в чем мы?
Хороший вопрос, потому что трудно найти на него ответ. Очень многое зависит от того, в каком состоянии будет находиться каждый отдельный игрок любой сборной на данный момент. Всем известно, что и у нас, и у них есть хорошие футболисты. Иногда случается так, что ты выходишь на поле, а все вокруг знают, что ты хороший футболист, и все ждут какого-то чуда, но ничего у тебя не получается. А бывает наоборот: никто от тебя не ждет, а ты забиваешь. Так что все определяется состоянием на момент игры. Не хочется сравнивать нашу игру и соперника, потому что все упирается в результат и делается ради результата. Я согласен играть плохо, но лишь бы мы побеждали. Ведь не зря говорится: игра забывается — результат остается. В оставшихся отборочных матчах мы будем придерживаться именного этого лозунга.
Те, кто видел югославов в деле, говорят, что их линия атаки сильнее линии обороны.
Может быть, и то лишь за счет более громкого имени. Конечно, у всех на слуху имена Михайловича, Милошевича, Друловича.
Не так давно получил российское гражданство камерунец Чуйссе, хочет поступить также бразилец Робсон. Может ли это сказаться на команде в плане монолитности?
Мне лично не привыкать играть с бразильцами, аргентинцами и так далее. В клубах это давно не редкость. Главное, чтобы этот легионер был хорошим футболистом, а какого цвета у него лицо, не так важно. Так что я не против, если в сборной появятся такие игроки. Но это одна сторона медали. Я слышал много разговоров, что некоторые недовольны таким положением вещей. Противники говорят: неужели в России нельзя найти русского защитника или нападающего? Зачем нам нужны черные? К сожалению, такие разговоры всегда были и будут — это во всем мире так. За примером далеко ходить не надо. У нас в Испании все газеты обсуждают принятие испанского гражданства бразильцем Катанья. Через две недели его хотят уже вызвать на сбор. Много разных мнений на этот счет, есть люди, которые “за”, но есть и противники. Я лично не вижу ничего страшного в этом. На мой взгляд, это веление времени и естественный процесс. На той же Олимпиаде две или три медали получили спортсмены разных стран, но выступающие под флагом Испании. Бывшая россиянка, по-моему, пловчиха Нина Живаневская, например.
Что для вас является главным в жизни?
Как и у всех нормальных людей, у меня на первом месте в жизни стоит семья. Это как бы даже и не обсуждается. Но когда я приезжаю в ту же сборную России или клуб, то на первое место выходит работа. Также громадную роль в жизни, особенно в нашей стране, играют деньги. Их я поставил бы на второе место. Но это я рассматриваю в контексте добывания какого-либо результата и благополучия.
Вы для себя решили уже, чем займетесь после истечения двухлетнего контракта с “Сельтой”?
Надо сначала еще доиграть эти два года, а потом уже буду решать. Возможно, продлю соглашение с клубом.
Но когда-то конец игровой карьеры все же наступит. Что тогда?
А тогда я со своей семьей буду просто жить себе в удовольствие на заработанные средства. Только вот где, в Испании или России, еще не решил.