Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    окончен
    Нью-Йорк Рейнджерс
    Колорадо Эвеланш
    3
    2
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    окончен
    Нью-Джерси Дэвилз
    Даллас Старз
    3
    0
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    окончен
    Питтсбург Пингвинз
    Ванкувер Кэнакс
    2
    3
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    овертайм
    Филадельфия Флайерз
    Флорида Пантерз
    5
    5
  • Товарищеские матчи (сборные)
    2-й тайм
    США
    Перу
    1
    1
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    3-й период
    Тампа-Бэй Лайтнинг
    Каролина Харрикейнз
    3
    2
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    перерыв
    Виннипег Джетс
    Эдмонтон Ойлерз
    4
    1
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    перерыв
    Миннесота Уайлд
    Аризона Койотс
    1
    1
    12.55X2.5023.65
  • Товарищеские матчи (сборные)
    1-й тайм
    Мексика
    Чили
    0
    0
    12.40X3.3022.75
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 05:00
    Вегас Голден Найтс
    Баффало Сэйбрз
    0
    0
    11.80X4.1023.75
  • 10 октября 2000 00:00Автор: Зинин Алексей

    Французские грезы сибирского скитальца Смертина

    Завтра сборная России проведет второй отборочный матч чемпионата мира 2002 года с люксембуржцами. Один из лидеров нашей команды Алексей Смертин не ждет, что игра получится легкой, но вместе с тем уверен, что все для россиян сложится нормально.

    С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА?

    Когда футболисты приезжают в нашу сборную, то всегда речь в первую очередь заходит о том, у кого как обстоят дела. Идет живое общение. С младшим Смертиным общаться всегда легко. В этот раз мы с Лешой разговаривали о его французской жизни, и я в очередной раз убедился, насколько он любит Россию, как тоскует по ней. И если кто-нибудь когда-нибудь будет обвинять звезду французского "Бордо" в отсутствие патриотизма, я просто причислю этого человека к категории гнилых. Уверен, что такие парни, как Смертин, костьми лягут на поле, защищая честь своей страны. И не случайно, что в преддверии матча с Люксембургом, когда пошли разговоры о низкой мотивации матча, я из части нашей с Алексеем беседы сделал интервью. Внимательный читатель сам поймет, насколько для Смертина важно быть членом сборной России. Он и в матче против люксембуржцев будет выкладываться не меньше, чем во встрече против бразильцев. Смертин в своем патриотизме не одинок, а потому перспективы нашей национальной команды в отборочном цикле можно расценивать оптимистически, несмотря на разного рода переносы и прочие палки в колеса.

    — В том, что матч с Югославией был перенесен, можно найти и положительные моменты. Появилась дополнительная возможность побывать дома, а это мечта для начинающего легионера.

    — Особо радоваться-то не стоит. Мы были в полном порядке и очень хотели сыграть с Югославией именно сейчас, но вместо этого нам приходится готовиться десять дней к Люксембургу. Хорошо может быть только тогда, когда интересы дела не страдают. Но, с другой стороны, я такой человек, что придерживаюсь принципа "Все, что ни делается, — к лучшему". События надо воспринимать такими, какие они есть, а не гадать потом, что да как. Поэтому раз этот перенос произошел, то надо к нему приспосабливаться. Появившиеся несколько свободных вечеров посвятил дому и старым друзьям, которых давно не видел. А главное, повидался и вдоволь наговорился с братом.

    — Евгений интересуется только вашими делами или его захватывает весь французский чемпионат.

    — Фанатом французского первенства я Женю не назову. В большей степени его интересует команда, в которой играю я. Точно так же, как меня интересует команда, в которой играет он. Мы всегда созваниваемся и делимся новостями.

    — То есть вы в курсе происходящего в "Сатурне"?

    — Конечно, я сразу же, как прилетел в Москву, поехал к брату в Раменское на матч "Сатурн" — "Факел". Но не успел, и воронежцы выиграли.

    — Но в Бордо, наверное, не о просмотре матча "Сатурн" — "Факел" вы мечтаете. Есть какое-то супержелание, которое вы не можете осуществить во Франции?

    — Да. Мне очень хочется съездить к себе домой, в Сибирь. Благо, что у меня появится такая возможность ближайшим летом, я это уже сейчас предвкушаю. Я ведь лет пять не был в Барнауле летом. Как правило, выбирался туда только зимой, когда снега по колено и очень холодно.

    — А что там в Сибири примечательного?

    — Там просто родина моя. Я там родился и вырос.

    — Принципиально Барнаул чем-то отличается от Москвы. Какие там увлечения?

    — Ну какие увлечения у русского человека? Все то же, все-таки и Барнаул, и Москва — это одна страна. Единственное, в чем разница ощутима, — так это в количестве снега. В Сибири — настоящая зима, в столице не такая. Помню, в детстве, как только снег выпадал, я с футбола переквалифицировался на хоккей, и довольно неплохо получалось, забивал много. Представляю, какой бы из меня с моими габаритами получился хоккеист? Наверняка, в первой же игре по борту размазали. Так что вовремя я с футболом определился.

    — Когда приезжаете на родину, наверное, от гостей отбоя нет?

    — Когда приезжаю в Барнаул, время пролетает с космической скоростью. Дни получаются необычайно насыщенными. Друзей-то много, а видимся мы в лучшем случае раз в год. Естественно, нам есть о чем поговорить. Получается своеобразный увеселительный марафон общения.

    НЕ МОГУ НАЗВАТЬ ТРЕНЕРА ПО ИМЕНИ

    — У вас фактически три дома — Барнаул, Москва и теперь, хочешь не хочешь, но еще и Бордо.

    — Я бы добавил к этому списку Ленинск-Кузнецкий. В этом городе тоже был яркий, полезный, богатый на события жизненный отрезок. Да и вообще я ведь помотался, поскитался прилично —  мало не покажется. И мне не о чем жалеть, везде было что-то хорошее.

    — И Элиста не исключение.

    — Как это ни странно звучит, мне там все нравилось и все устраивало. Наверное, потому, что до этого я ни в каких элитных клубах не играл, не жил в Москве, кочевал по провинции и не видел по-настоящему хороших условий. К тому же я неприхотливый человек, да и моя супруга тоже. В Элисте мы с Ларисой были не менее счастливы, чем сейчас, и часто вспоминаем с ней Калмыкию добрым словом. Тем более мы до сих пор поддерживаем отношения практически со всеми, кто играл в ту пору в "Уралане". Регулярно созваниваемся и с нынешними торпедовцами, и с Игнатьевым, который играет в Новгороде, и с Алексеевым, защищающим ворота в Ярославле, и с Бахтиным, который теперь в Перми. Жизнь нас разбросала, а дружба осталась.

    — В бытовом плане контраст между Элистой и Бордо сильно ощутим?

    — Конечно, буквально во всем, и причем контраст не только с Элистой, но и с Москвой. Франция —  другая страна. Даже никаких параллелей я провести не могу, настолько все разное. Там жизнь не наша, там все иное, главное — менталитет другой, и это проявляется в любой мелочи. Русскому человеку очень непросто перестраиваться, и мало кому из нас доводится становиться за границей своим.

    — А вам суждено стать своим в Бордо?

    — Я себя во Франции нормально чувствую, но своим я там никогда не стану, поскольку я родился в России и чувствую себя своим только на родине. И как бы меня ни устраивала заграничная жизнь, как бы здорово я ни говорил на французском языке, я всегда буду ощущать, что я не их человек, я россиянин.

    — Фраза "как бы здорово я ни говорил на французском языке" актуальна уже сейчас?

    — Нет, только в перспективе. Я же никогда не был склонен к изучению языков, поэтому, невзирая на все старания, мое продвижение во французском осуществляется медленными темпами. Сложно все дается.

    — А в качестве учителя как у вас дела? Вы по-прежнему обучаете партнеров по "Бордо" русскому языку?

    — Обучать-то обучаю, но ученики мне попались не ахти какие. Ребята улыбаются, когда я коверкаю французские выражения, а сами некоторые русские слова вообще повторить не могут.

    — Как вас называют в Бордо?

    — Алекс, иногда Алексей. В фамилии ударение делают на последний слог, у них так принято.

    — Во многих зарубежных клубах перед началом матчей, когда диктор по стадиону объявляет состав, фамилии звезд произносит нараспев, тем самым подчеркивая популярность игрока.

    — В Бордо не так. Диктор называет только номер и имя, а фамилию выкрикивают уже трибуны. Такая своеобразная игра с болельщиком.

    — Вашу фамилию французы громко скандируют?

    — Это меня волнует меньше всего. Я только пару раз слышал, как диктор начинал представление команды и, не дожидаясь своего имени, погружался в разминку, в предматчевый настрой. Ну, а если вам интересно, то в следующий раз специально для "Советского спорта" послушаю реакцию болельщиков.

    — В прошлом году в России вы были одним из главных объектов притязаний прессы, раздали более сотни интервью. Во Франции журналисты не одолевают?

    — Как меня одолевать, если в моем французском словаре слов хватит только на то, чтобы связно составить не более пары предложений? Но одно интервью я все же дал. После матча с "Монако". Один смех. Я мог бы гораздо лучше сказать, но в тот момент у меня забылись многие французские слова. Меня спрашивают о чем-то, а я не пойму, о чем, хотя на самом деле я значение этих слов знаю. В общем, растерялся маленько. Жена, когда по телевизору увидела, слегка удивилась. Я пришел домой, и первое, что она сказала: "Ты на русском интервью даешь более красочно, чем по-французски".

    — Жена-то поняла, о чем вы говорили в интервью?

    — Нет, для нее французский — пока джунгли. И учитывая, что я являюсь ее наставником, думаю, значительные сдвиги произойдут нескоро.

    — В профессиональном плане Франция вам что-то открыла?

    — В современном футболе все открыто, везде много схожего. Задачи и вовсе одни — их я усвоил еще в детстве: забить в ворота соперника и не пропустить в свои. Другое дело, что каждый тренер по-своему смотрит на способы решения задач. Вот эти-то взгляды и интересны. Я убедился, что одинаковых тренеров не бывает. Между Семиным и Бопом, например, очень ощутимая разница, и в построении тренировочного процесса, и в отношении с игроками.

    — Боп менее эмоционален?

    — И это тоже. Знаете, что для меня необычно? Это то, что там игроки называют Бопа по имени. Я так не могу, мне хочется добавить отчество, а там так не принято. Поэтому, когда мне пару раз приходилось к нему обращаться, я называл его коучем.

    — Еще какие особенности французского чемпионата вас удивляют?

    — Там команды идут очень плотной группой. Вот мы выиграли две игры и из подвала поднялись на девятое место. Там лидер встречается с аутсайдером, и неизвестно, кто победит, — класс соперников приблизительно равный.

    ГОЛОВ БОЛЬНОЙ НОГОЙ НЕ ЗАБИВАЮ

    — Психологически на сборную Люксембурга непросто настроиться, тем более в такой ситуации?

    — Думаю, все будет нормально.

    — Вы хоть раз слышали фамилию какого-нибудь люксембургского футболиста?

    — Нет, да и вообще какой-либо информацией о сопернике на данный момент я не располагаю. Но в день матча уже буду компетентен в этих вопросах.

    — Вы что-то можете сказать о возможностях Люксембурга или придерживаетесь той точки зрения, что сегодня в футбол умеют играть все?

    — Действительно, играть умеют все.

    — Другое дело, как.

    — Заметьте, не я это сказал.

    — Во время нахождения на сборах национальной команды иногда подумываете о клубе?

    — Конечно, нет. Во-первых, находясь в сборной, я думаю только о ее матчах. А во-вторых, думать о "Бордо" нет смысла, потому что в чемпионате сейчас пауза. Вот отыграю с Люксембургом и снова окунусь в клубную жизнь.

    - Какое решение руководство "Бордо" приняло относительно вашей застарелой травмы?

    - Попытаюсь доиграть до конца сезона. В принципе сейчас все нормально, нога сильно не беспокоит, не то, что раньше. Да я стараюсь на этом свое внимание не акцентировать. Вместо того чтобы забивать себе голову подобными проблемами, я лучше более целенаправленно буду готовиться к матчу. Люксембург-то так просто три очка не отдаст.