Матч-центр

  • НХЛ - регулярный чемпионат
    3-й период
    Виннипег Джетс
    Сент-Луис Блюз
    2
    3
    12.65X2.5523.40
  • НХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 05:00
    Ванкувер Кэнакс
    Вашингтон Кэпиталз
    0
    0
    12.90X4.8021.95
  • 3-й тур
    начало в 12:00
    Шахтёр U19
    Манчестер Сити U19
    0
    0
  • 2-й тур / 1-й тур
    начало в 12:00
    Испания U17
    Фарерские острова U17
    0
    0
  • 2-й тур / 1-й тур
    начало в 13:00
    Азербайджан U17
    Норвегия U17
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 15:00
    Кызылкум
    АГМК
    0
    0
  • 3-й тур
    начало в 15:00
    Аякс U19
    Бенфика U19
    0
    0
    11.90X3.7023.85
  • 3-й тур
    начало в 15:00
    АЕК Афины U19
    Бавария U19
    0
    0
    112.70X6.2021.23
  • 3-й тур
    начало в 15:00
    Рома U19
    ЦСКА U19
    0
    0
    11.35X5.0028.80
  • 3-й тур
    начало в 15:00
    Янг Бойз U19
    Валенсия U19
    0
    0
    13.85X3.4022.00
  • 2-й тур / 1-й тур
    начало в 15:00
    Чехия U17
    Албания U17
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 15:00
    Насаф
    Согдиана
    0
    0
  • 5-й тур
    начало в 15:00
    Локомотив Тш
    Навбахор
    0
    0
  • 10 ноября 2000 00:00Автор: Сребницкая Дарья

    Павел Колобков: Иногда соперника хочется ударить. случайно, разумеется…

    Наша справка

    Павел Колобков. Фехтовальщик. Шпажист. Родился 22 сентября 1969 года в Москве. Рост — 182 см, вес — 78 кг.

    Титулы:

    Олимпиада 1988 года в Сеуле — бронзовая медаль в командном зачете.

    Олимпиада 1992 года в Барселоне — серебряная медаль в личном зачете, бронзовая медаль в командном зачете.

    Олимпиада 1996 года в Атланте — серебряная медаль в командном зачете.

    Олимпиада 2000 года в Сиднее — золотая медаль в личном зачете.

    Трехкратный чемпион мира.

    Первый тренер — Валерий Николайчук.

    Тренер — Владимир Иванов.

    Тренируется в ЦСКА.

    Женат. Имеет двоих детей.

    Живет в Москве.


    На днях в редакции нашей газеты "горячую линию" с читателями провел знаменитый фехтовальщик, шпажист Павел Колобков, первым из россиян завоевавший золотую медаль на Олимпиаде в Сиднее. Вопросы были самые разнообразные.

    ПОРА ИСКАТЬ СВОЕ ДЕЛО

    — Здравствуйте, Павел, поздравляем вас с победой. Скажите, шпажисты традиционно стартуют первыми на Олимпийских играх?

    — Спасибо за поздравления. Обычно мы замыкали фехтовальный турнир. Впервые в Сиднее открывали соревнования. И в этом, безусловно, был резон: удобно более объективный вид ставить вначале, чтобы видеть, сколько медалей выходит у тех или иных стран. Потом можно было "отыграться" на рапире и сабле, кого-то засудить, кому-то лишнюю медальку отдать.

    Так, например, получилось с саблистом Стасом Поздняковым. После того как мы завоевали в шпаге два "золота", напомню, на высшую ступень пьедестала поднялись и наши девочки в командном зачете, вполне возможно, было решено, что России хватит выигрывать. И стали судить предвзято, при счете 10:10 развернули четыре удара в "обратную сторону" и выкинули Стаса из четвертьфинала. То есть, на мой взгляд, объяснение его проигрышу может быть только одно.

    — Павел, добрый день, это Егор Бурцев из Москвы. Задам, может быть, не совсем корректный вопрос. Олимпиада закончилась. Что дальше?

    — Мне уже 31 год. Со спортом завязывать не хотелось бы. Но профессионально, как прежде, относится к нему сложно, потому что уже пора определяться в жизни, искать какое-то дело. Ведь однажды, лет в 35, придется проститься с фехтованием, а за душой больше ничего не будет. Не желал бы оказаться в такой ситуации. Ну а сейчас я отдыхаю, стараюсь ни о чем не думать. Такое у меня хорошее время!

    — Я вас снова к шпаге верну. Кто из молодых шпажистов сможет сегодня достойно конкурировать с соперниками на международной арене?

    — Я так думаю, что это Алексей Селин из Воскресенска. Однако пока у него фехтование высокого уровня чередуется с откровенными провалами. Вот если он станет опытней и что-то еще добавит к своей технике, хотя бы будет более разнообразен, его ждет хорошее будущее. Сильный спортсмен — Сергей Кочетков, впрочем, он уже не так молод, ему 26 или 27 лет, не помню точно, это расцвет в нашем виде. У него все нормально с техникой, тактикой, но немножко, как мне кажется, подводят нервы на соревнованиях. Если он сможет справиться с волнением, то на него можно будет надеяться, и команда сложится очень неплохая.

    ИЗ ПОЛИТБЮРО ЖАЛОБ НЕ ПОСТУПАЛО

    — Это Павел? Москвичка Елена Вишневская вас беспокоит. У меня двое детей, девочке — 11 лет, мальчику — 10. Оба полгода занимаются шпагой. Не поздновато ли пришли в секцию?

    — Нет, я тоже начал заниматься фехтованием в 10 лет. Важно, у кого они тренируются, сколько раз в неделю и насколько серьезно подходят к соревнованиям.

    — Их тренирует Тышлер.

    — Он отличный профессионал! Но два раза, конечно, маловато. Я первый год тренировался три раза в неделю, а потом — 5. Готовился в ЦСКА, моим первым тренером был Валерий Иванович Николайчук. Меня привели к нему и сказали, что это лучший тренер Москвы и СССР. Так и было. Он практически с нуля создал сильную фехтовальную школу. К большому сожалению, в 1990 году Николайчук умер, теперь меня тренирует его ученик Владимир Иванов, так что преемственность поколений не утеряна. Знаете, мне очень обидно, что труд наставников оценивается гораздо ниже, чем труд спортсменов, ведь наши медали на 50 процентов — заслуга тренеров, уверен, мои коллеги со мной согласятся. К сожалению, до сих пор не выяснена ситуация с премиями тренерам. И от этого обстановка становится более нервной, мне стыдно и тяжело смотреть в глаза своему тренеру. Еще хочу сказать несколько слов о своей родной ШВСМ, которую возглавляет Александр Николаевич Меркулов. Сейчас ее пытаются сократить несмотря на то, что мы работаем замечательно — три золотых медали в Сиднее завоевали. Это пока на уровне слухов, но тенденция такая есть. Как у нас зачастую бывает? Разрушат хорошее дело, а потом начинают создавать все заново. Хочется верить, что восторжествует здравый смысл, школа по-прежнему будет жить и приносить городу, стране высокие результаты.

    — Дочка хочет одновременно еще и рапирой заниматься.

    — Одновременно не стоит. Это разные виды, хотя у нас две из четырех шпажисток, ставших олимпийскими чемпионками, бывшие рапиристки. Скажем, Маша Мазина, по-моему, до 1992 года занималась рапирой, входила в сборную команду СССР. И ничего, с успехом перешла в шпагу, это у нее была вторая Олимпиада. Но в данном случае речь о взрослой, опытной спортсменке. В принципе, в юном возрасте нет смысла "разбрасываться" — толку не будет.

    — А когда вы начали активно участвовать в соревнованиях?

    — Лет в 12. Раньше существовала система открытых дорожек Москвы, турниры проходили раз в две недели по воскресеньям. Сейчас, увы, соревнования проводятся редко. Правда, есть попытки их восстановить. Например, в ЦСКА мой тренер проводит по субботам боевые практики. Человек 25-30 собираются — и ветераны, и дети. Это в какой-то степени заменяет соревнования. Ну а настоящие соревнования для подростков, если не ошибаюсь, начинаются с 14 лет, проводятся в разных городах, допустим, в Нижнем Новгороде.

    — Добрый день, меня зовут Ирина. У вас, знаю, есть ребенок. Не хотели бы, чтобы он пошел по вашим стопам?

    — У меня двое детей. Дочери Ольге 8 лет, сыну Александру скоро 3. Я вообще-то еще не задумывался над их будущим. Но если решат заниматься спортом, мешать или оказывать влияние на выбор того или иного вида не буду.

    — Сын у меня ленивый, на спортивную площадку калачом не заманишь. Вы своих детей к спорту приобщаете?

    — Приобщать-то нужно, но, согласитесь, из-под палки нельзя заставить. Может, вам попросту выбрать вид, который мальчику понравится? Я дочь в прошлом году дважды в неделю возил в свой клуб на занятия физическими упражнениями, растяжкой и так далее. Но у нее такой плотный график: школа, музыка, английский. Оля живет с моими родителями, отец на пенсии, водит внучку на занятия. Кстати, она учится в моей школе в центре столицы. Прекрасная школа, раньше считалась очень престижной. Со мной учились дети и внуки членов политбюро и московского горкома. Никто из ребят на это внимания не обращал, даже били их иногда, но жалоб с их стороны никогда не было. Теперь в этой школе висит мой плакат, дочку с моей победой поздравили.

    ЖЕНА — ЕКАТЕРИНА. НО НЕ ПЕВИЦА ШАВРИНА

    — Надя говорит, здравствуйте. Павел, у вас есть талисман?

    — Что-то девушки в основном звонят. Рад, что вы интересуетесь фехтованием, следите за моими выступлениями. Талисман есть — майка с моего первого чемпионата мира, с символикой "Денвер, 1989". Она уже вся дырявая, но я непременно надеваю ее под костюм, как правило, в первых боях. Правда, в Сидней не брал, дома забыл.

    — Слышала, ваша жена была в Сиднее. Это ее приезд вдохновил вас на победу?

    — Мне было очень приятно сознавать, что моя жена поехала вместе со мной. Приятна была ее поддержка, но, как вы сами понимаете, решающего значения она не имела. Но, с другой стороны, супруга поехала со мной на такие соревнования впервые, так что определенные выводы сделать можно.

    — В следующий раз возьмете ее с собой?

    — Вы уверены, что будет "следующий раз"?

    — Надеемся!

    — Благодарю вас. Я подумаю.

    — Из Красногорска звонок. Видели ваше интервью из Сиднея. Вы вроде бы сказали, что ваша жена — певица Екатерина Шаврина. Мы правильно поняли?

    — Нет, у меня Екатерина Колобкова. К спорту отношения не имеет.

    Катя была подругой жены моего приятеля. Ее привели ко мне домой, чтобы познакомить с моим другом. У меня была "хата" пустая, родители на дачу уехали, как это говорили тогда, помните, "шнурки в стакане". Ну и получилось, что познакомили со мной. Катя — умница, работала в банке брокером, пока тот не лопнул, зарабатывала больше меня. Сейчас домохозяйка.

    А в Австралию ко мне приезжала Элла Шаврина, дочка певицы, моя приятельница, мы с ней учились в одной школе. Она живет в Брисбене.

    ГОРЯЧЕЙ ВОДЫ НЕ ХВАТАЛО

    — Здравствуйте, у меня не спортивный вопрос. Правда, что в Олимпийской деревне были ужасающие условия?

    — "Ужасающие", конечно, громко сказано. Просто все было сделано по минимуму. Дома-то сами по себе были хорошие, но без телевизоров, и с потрясающей слышимостью. Если кто-то пришел поздно и начал хлопать дверьми, спать невозможно было.

    — Жаловались, что не было горячей воды.

    — Не совсем так. Однако в ванных комнатах действительно висели объявления, дескать, постарайтесь пользоваться горячей водой не более пяти минут. Там же нагреватели большие были. Если кто-нибудь увлекался и "плескался" по часу, наверное, последнему воды не хватало.

    Точно сказать не могу, поскольку после выступлений, 16 сентября, переехал к жене и друзьям в отель и все время проводил с ними. Впервые ощутил, что такое Олимпиада взглядом не спортсмена, а зрителя, болельщика. И сказал бы, что на подобных мероприятиях лучше быть туристом. Я получил массу незабываемых впечатлений от фехтования (смотрел, как выступают ребята), от Сиднея — очень красивый город и недорогой.

    — Павел, звонит Александр. Это ваша четвертая Олимпиада. Где условия для спортсменов были наилучшими?

    — В Барселоне. Олимпийская деревня находилась в самом центре на берегу моря, где полно ресторанчиков. Никаких проблем не было, чтобы выйти в город, погулять, зайти в кафе...

    — Для спортсменов это важно — "шататься" по городу во время Олимпийских игр?

    — Вообще-то, наверное, скучно 20 дней провести исключительно в Олимпийской деревне, видеть одни и те же лица. В Сиднее я, например, накануне соревнований пошел с женой в ресторан, мы прекрасно посидели. Поймите, это психологическая разгрузка. А когда живешь в 40 минутах езды на такси от центра, словно за решеткой, и вокруг "ничего нет", то с ума можно сойти. Общаться с друзьями столько дней подряд? Поверьте, когда такое напряжение, мы, в общем, не такие приятные люди. Все друг на друга кидаются, и атмосфера не очень располагает к общению.

    — Девушки в Австралии красивые?

    — Не особенно, на мой взгляд. Какие-то веснушчатые, возможно, потому, что постоянно находятся на солнце, хотя очень берегут кожу, прикрывают лицо и тело от палящих лучей. Самые красивые девушки в России и Канаде. Лучше нигде не видел.


    По традиции журналисты "Советского спорта" тоже задали Павлу Колобкову свои вопросы.

    ДЕНЬГИ НЕ ГЛАВНОЕ

    — Павел, как у вас обстоят дела с нервной системой?

    — Не скажу, что у меня железные нервы. Но на дорожке я не ломаюсь, хотя с возрастом фехтовать все сложнее и сложнее, потому что спорт забирает очень много нервной энергии. Ты становишься более возбудимым и медленней успокаиваешься.

    — Спрашиваем вас об этом не случайно. Интересно, что было бы, если бы вы выступали в середине Олимпиады, когда проиграли главные фавориты на золотые медали и многие запаниковали?

    — Я думаю, что обстановка на меня точно не повлияла бы, никак не отразилась бы на моем фехтовании.

    — Вы стали первым из россиян олимпийским чемпионом. Вроде бы за это полагается двойной гонорар?

    — Нет, вы не правы. Это репортерская "утка". Любая первая индивидуальная медаль, моя или, к примеру, Алексея Немова, оценивается в 100 тысяч долларов: 50 тысяч спортсмен получает от Правительства России, 50 — от ОКР. А вот второе личное "золото" и высшая награда в командных видах стоит только 50 тысяч.

    — Насколько были сильны материальные стимулы?

    — На любом турнире из зачета Кубка мира эти стимулы являются определяющими. Но это — Олимпийские игры, и я не меньше волновался бы и хотел выиграть, даже если бы вообще ничего не заплатили. Главное — золотая олимпийская медаль! Деньги приходят и уходят, а медаль останется моим детям, внукам и, наверное, станет нашей семейной реликвией.

    — На этапах Кубка мира призы несоизмеримо меньше?

    — Призовой фонд бывает крайне редко — несколько раз в году, и он очень низкий. Поэтому у нас нет стимулов хорошо выступать на всех турнирах, которых раньше было 8, а теперь — 19. Конечно, необходимо поддерживать свой личный престиж и рейтинг в Кубке мира, который дает преимущество при выборе противника, скажем, на начальных этапах чемпионата мира или на Олимпийских играх. Но поскольку сегодня, повторю, этапов Кубка — великое множество, то можно съездить на более "слабый" и малой кровью набрать нужное количество очков. В этом году мне повезло. Я выиграл два самых сильных турнира — во Франции и Венгрии. Фехтовал, как говорится, только за цветы и медали. Но эти страны — известные фехтовальные державы, публика ходит на соревнования. И было необычайно приятно выигрывать при полных трибунах.

    Мы даже за чемпионаты мира премий не получаем. А раньше нам приплачивали. По тем временам, учитывая уровень жизни в СССР, это были вполне приличные деньги. В 1987 году за победу на юниорском чемпионате мира мне заплатили 930 рублей, что составляло 3 — 4 зарплаты. За взрослый чемпионат платили около тысячи долларов, две машины можно было купить.

    МАСКА ТРЕСНУЛА

    — Еще один вопрос из области финансов. Экипировка у вас дорогая?

    — У всех по-разному. Мой "набор" вместе с сумкой и чехлом обходится в 900 долларов. Его хватает лет на пять. Но, естественно, форму меняю чаще, поскольку мне уже неприлично фехтовать в старой застиранной форме с растянувшимися на рукавах и под коленями резинками. А вот клинки ломаются быстро, одного хватает на три — четыре месяца, стоимость одного — 40 условных единиц. Мои друзья производят высококачественные клинки и дают их мне бесплатно.

    — Не раздражает, что форма исключительно белого цвета?

    — Наоборот, существуют какие-то традиции. Видел фотографии начала века, все в белой форме фехтуют. Конечно, костюмы были смешные, ватники напоминали.

    — Некоторые считают фехтование не слишком эстетичным именно из-за формы. Белый цвет, согласитесь, не всем идет, полнит.

    — О вкусах не спорят. Я считаю наш вид одним из самых эстетичных. К тому же, если сравнивать шпагу, рапиру и саблю, то шпага тем и отличается, что она более понятна. Можно не разбираться в тонкостях, но то, что происходит на дорожке, как засчитываются уколы, понятно всем. Если в сабле и рапире я не понимаю процентов 20 происходящего, процентов 5, наверное, не понимают сами судьи. А уж о зрителях и говорить не приходится! На рапире были мои друзья. Они вообще ничего не поняли, сколько я им ни объяснял. Хотя следует признать, что шпага — более статичный вид, остальные динамичней и, стало быть, эстетичней.

    Что касается костюмов, то их пытаются разнообразить. Например, разрешили расцвечивать рукава и бедро флагом своей страны и "украшать" спину фамилией спортсмена. Это, мне кажется, правильно, а то не отличишь, кто фехтует. Моя жена смотрела соревнования по телевизору и не могла понять, где ее муж. Недавно появилось нововведение — маска из прозрачного пластика, которую придумал и запатентовал один американец югославского происхождения, быстренько заключил договор с Международной федерацией фехтования, и теперь ему за изобретение капают денежки. Но я пока такой маски боюсь. Она запотевает, поэтому меняется фокус зрения. Более того, однажды на турнире маска треснула. Но кому-то новинка пришлась по душе, допустим, Мазина только в такой маске выступает.

    — Как вы считаете, современное фехтование далеко ушло от средневекового?

    — Их нельзя сравнивать. Там был настоящий бой не на жизнь, а на смерть. После первого укола можно было уже и не встать. А у нас можно получить 14 уколов, выиграть бой, и все расходятся по "домам". Если же брать технику, то мне сложно говорить, но полагаю, тогда она была не хуже.

    — Вы взяли шпагу, начитавшись романов про мушкетеров?

    — Никогда не мечтал стать д'Артаньяном, потому что с самого начала отдавал себе отчет в том, что это — спорт: медали, кубки и прочее. Просто с детства видел, как тренируется, выступает отец моего друга, знаменитый фехтовальщик Абушахметов, который в свое время считался лучшим фехтовальщиком мира, но не имеющим результата. Он, собственно, и привел меня в фехтование. Никакой романтики там не было. Мало того, в восьмом классе я уже получал за соревнования деньги — 80 рублей и чувствовал себя достаточно уверенно. Родителям помогал, они инженеры, заработков особых не имели. Машина у нас была дешевенькая — "Запорожец", на которую брали деньги через кассу взаимопомощи.

    ЖАЖДЫ КРОВИ НЕТ

    — Павел, знаете, какой вопрос задают всем олимпийцам без исключения: пробовали ли вы мясо кенгуру?

    — Я — нет, потому что не большой любитель экзотических блюд. Мне нравится стек с кровью.

    — Кровожадный какой! Не возникает порой желание нанести противнику смертельный укол?

    — Нет, но иногда бывает полезно в ближнем бою якобы промахнуться и ударить соперника, фехтующего некорректно, с громкими выкриками, гардой — это часть шпаги, закрывающая руку. Разумеется, есть опасность получить черную карточку. Но, в принципе, это всегда бывает "случайно", поэтому очень многие этим пользуются как приемами. Слабого противника удар в голову может запросто выбить из колеи. В 1995 году был случай, когда меня чуть не сняли с чемпионата мира. Я фехтовал с французом, а они ведь любят поплакать, поваляться на дорожке. Он упал, причем разбил себе ногу. Я его почти не коснулся, но доказать это было трудно.

    — Вы уверены в том, что экипировка защитит вас на 100 процентов?

    — Полностью быть уверенным в этом невозможно. Я надеюсь! Если постоянно думать об этом, наверное, не смог бы фехтовать: одолевали бы не самые веселые мысли при выходе на дорожку.

    — Были же инциденты со смертельным исходом. Например, на чемпионате мира 1982 года в Риме роковую травму получил Смирнов.

    — Произошла трагическая случайность. Смирнов сам был габаритным спортсменом и фехтовал с таким же мощным соперником из Германии. Вели обоюдные атаки. Сломался клинок, приобрел форму шила и попал четко между ячейками сетки в глаз, а через него — в мозг. И все! Смирнов неделю пролежал в коме и скончался, не приходя в сознание.

    Один раз был случай, я помню, хотя маленьким был. Клинок попал спортсмену под перчатку, прошел под костюмом и пробил подмышечную впадину. Он левша был, то есть острие рядом с сердцем оказалось. Началось кровотечение. Он приехал в больницу, сидел в приемном покое, потому что врачей свободных не было. Два часа сидел, так на стуле и умер. Но подобные истории — исключение.

    КОНТРАКТОВ НЕ ПРЕДЛАГАЮТ

    — Боксер Костя Цзю, легкоатлетка Елена Елесина с удовольствием живут в Австралии, вроде туда собирается переехать штангист Андрей Чмеркин. А вы не хотите отправиться на Зеленый континент?

    — Австралия — хорошая страна, что и говорить. Есть о чем подумать. Родина, конечно, у нас одна, но жить можно где угодно. Просто я так долго за границей ни разу не находился, трудно себе это представить, скучать, наверное, начну по дому. Но Австралия — не худший вариант!

    — Работу себе там найдете?

    — Уверен, что не пропаду. Можно за какой-нибудь клуб выступать. Только в одной Америке около 40 тренеров из бывшего СССР трудятся, в Германии — человек 10, в Италии, Франции, то есть по всему миру. Я называю только ведущие в фехтовании страны.

    — Отвечая на вопрос читателя, вы заметили, что пока из спорта не уйдете, тем не менее, после Олимпиады "по горячим следам", вероятно, могли бы выгодно продать себя, заключив контракт?

    — Если появятся какие-то предложения, я все рассмотрю! Но их пока нет. Может, над этим надо работать. Однако я еще фехтованием не наелся.

    — Все-таки приоткройте тайну, с чем связана ваша дальнейшая деятельность? Возможно, с бизнесом?

    — Не думаю, для занятия бизнесом требуется определенный склад характера. Сегодня бизнесменом я себя не вижу. У меня два высших образования: физкультурное и юридическое. Может, имеет смысл их объединить и стать юристом по вопросам спорта. Специалистов такого профиля у нас, насколько я знаю, не так уж много.